02/05 Новый выпуск новостей! 30/04 Обновлен дизайн!
Best post by wilhelm forz
Таулер это, Таулер то. «Я обсужу это с леди Таулер». «У леди Таулер встреча с принцем». «Леди Таулер поручено…» Вильгельма начинало подташнивать от одного упоминания новой придворной чародейки. Для него Аннабель была приветом из прошлого, которое он изо всех сил пытался забыть. А тут вот как. Старик про него вспомнил. Старик решил организовать ему «достойную отставку». Надо ли говорить, что подобное положение дел до возмутительного не устраивало Форца? Все мелкие и неважные поручения были переданы Таулер, а все важные и срочные Вильгельм, как и полагается человеку дальновидному, уже разрешил. Король почти отмахнулся от него, когда Вильгельм заговорил о небольшой поездке, и эта отмашка почти вывела его из себя, едва не продемонстрировав всю силу своей ненависти к монаршему идиоту. читать далее...
администрация:
AylaThijmenRekhema

SARGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [20.10.1120] Клинок и Роза


[20.10.1120] Клинок и Роза

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

КЛИНОК И РОЗА
https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/29/72529.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/29/53091.gif
20.10.1120, поздняя осень. Дни пасмурные, почти всё время идёт серый промозглый дождь.
Ayla de Montfront || Dragomir
Около года назад отряд Драгомира, один из числа нескольких, были поставлены на стражу путешествующей по стране правящей семьи, что было огромной честью и ответственностью. Как это часто бывает, под давлением такой ответственности, молодые бойцы допускали больше ошибок, чем было положено, из-за общей нервной обстановки. И если раньше им могли спустить такое с рук, то в присутствии короля - ни в коем случае. И вот, очередного мальчишку приговорили к наказанию за провинность. Драгомир понимал, что это демонстрация и решил взять на себя его вину, так как являлся его командиром, он имел на это право. Уж пять ударов плетью он мог выдержать лучше, чем какой-то юнец, у которого ещё молоко на губах не обсохло. Но тут вмешалась принцесса...

+1

2

secunda

[indent] Было очень темно и сыро – повозка постоянно подпрыгивала на ухабах размытой дороги, а на небе кучковались темные дождевые облака. Почти все время с начала их Королевского Величества путешествия по Антаресу, шел дождь; но даже в те моменты когда небо прекращало изливаться на людей своими слезами, все равно было противно и холодно. В дороге было скучно и нечем заняться. Спутники принцессы из ее личной охраны постоянно спали или обменивались одной-двумя фразами, благодаря которым невозможно было вмешаться в разговор и растянуть его хотя бы на пару предложений. Бывали моменты, когда Айла проклинала своего брата даже за то, что благодаря череде его решений теперь она – наследница престола Ригеля тряслась в повозке невесть где.
[indent] Да. С Ричардом у них разговор не клеился. Да и ехать с ней в одной карете король словно брезговал. Это и многое другое наводили девушку на мысль о том, что помолвка не принесет ей никакого счастья и даже части того тепла и безопасности, на которую она рассчитывала, когда отправилась прочь из родного дома. В последнее время в Ригеле итак было несладко: принцесса не могла до конца смириться с потерей отца, пусть родители и не любили ее так, как сына – короля, но девочка была привязана к ним обоим. После смерти Луиса, короля Ригеля, их мать носила траур всего неделю а потом принялась за свои старые выходки. Заглядывала в покои своих детей, подолгу стояла над ними спящими, пока не заставит проснуться в ужасе от чьего-то присутствия; хлопала дверьми в замке, кричала, стонала, охала и иными способами заставляла людей думать, что помешалась. Затем она исчезла и только немногие знали, куда именно. Айла была одной из этих немногих.[float=right]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/944687.gif[/float]
[indent] Когда процессия, наконец, остановилась, Айла отодвинула шторку: вокруг был сплошной лес, деревья были так близко к дороге, проложенной по маршруту их следования, что можно было потрогать руками пушистое колючее дерево. Воздух был потрясающий: говорят, Митас и его окрестности являются здравницей Саргаса, но принцесса и подобный свежий воздух считала особенным. Не чета тому, что был в ее комнатушке в замке Ричарда. Это помещение «покоями» язык не поворачивался назвать. Разве что «упокоями».
[indent] После недолгих раздумий принцесса открыла дверь из кареты и шагнула на подступёнок. Она была одета аккурат для таких путешествий и была рада, что проигнорировала намерения своих фрейлин одеться в пышные платья. Головы девушек только выглядывали из окон их карет, но никто не мог понять, почему они остановились посреди дремучего леса.
[indent] – Ваше Высочество! – Воскликнул Валакар, увидев Айлу, выглядывающую из повозки. Он уже бросился к принцессе, как вдруг та летящей походкой порхнула прямо на мокрую подстилку из еловых иголок и направилась к стоящему спиной к ней солдату.
Этот отряд сопровождал королевскую процессию с самого начала пути. Как ни странно, а у Айлы была хорошая память на лица. И этого человека – командующего отрядом – она тоже сразу отметила. Он был высоким и статным, с широкими плечами и выразительными чертами лица. Солдаты о чём-то увлеченно спорили, когда девушка прервала их, как можно дружелюбнее поинтересовавшись:
[float=left]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/t332528.gif[/float]
[indent] – Нам стоит беспокоиться? – Конечно она имела в виду то, что они застряли посреди леса. Отряд хоть и был обучен и весьма опытен – разве могло быть иначе; но не так уж многочислен, а монстров хватало везде. Принцессе не было страшно за себя, ведь она привыкла терпеть некоторые… превратности судьбы, однако за своих поданных, которые таковыми и являлись не смотря на то, что находились на территории Антареса, она несла ответственность. Все эти фрейлины и приближенные советники короля, которым было велено сопровождать принцессу. А были те, кто вызвался сам. Она ценила каждую жизнь.
[indent] Как ценила жизнь любого из этих солдат.

+2

3

Драгомир привык к дороге...
Он давно потерял то место и тех людей, которых мог бы назвать свои домом когда-то. Он постоянно кочевал с места на место. Даже когда ему предлагали оставаться в гарнизоне, за какие-то знаки отличия. Всё же он был хорош в бою, хотя его стилистика боя не сходилась с классическим шаблонным обучением королевский гвардейцев. Его стиль был более свободным и гибким. Что-то он черпал на практике в живых боях, что-то передалось ему от того ведьмака, которого он повстречал в детстве, а что-то, конечно, получил и от своих боевых сотоварищей. Он никогда не прекращал самосовершенствоваться. Как и не предпочитал один стиль боя другому, постоянно смешивая. Это не раз помогало ему в битвах. Ведь когда тебе знакомо несколько вариаций ведения боя одним и тем же оружием, ты непредсказуем и твоих ударов не уловить. Вместе с тем, военачальникам не очень нравилось это, ведь это подрывало, по их мнению, дисциплину и порядок... который они так любили. Но даже так, он уже сумел заработать себе настолько верную репутацию умелого воина чести, преданного короне, что, несмотря на его низкое звание, его позвали в этот поход.

Драгомир привык к дороге...
Его ну смущала непогода. Ну, знаете, как говорят? Бывало и хуже. Так что он ехал верхом на своём коне гордо выпрямившись и закутавшись в свой плащ поплотнее. Он видел, как подрагивали побелевшие руки его более младших товарищей в более серьёзных доспехах, о которых, как и о их кожу, чуть ли не со звоном разбивались капли противного, холодного, серого дождичка. На их счастье, не было ветра и не грохотала во всю силу настоящая буря. Честно признаться, такой мелкий дождичек был Драгомиру даже понраву.
Знаете, когда всё такое серое, но, вместе с тем, вкрадываются нежные зеленоватые тона леса, мха и травы. В туманной дымке мелькают приглушённые тона серых камней, стволов деревьев и зелени еловых ветвей. А какой воздух... вся пыль, вся суета жарких дней были прибиты освежающими каплями дождя. Пахло землёй и хвоей.
Вдох-выдох.

Как вдруг... Раздался щелчок. То ли сорвавшаяся тетива, то ли проломленная под тяжестью лошадиных копыт ветка, то ли что ещё. Мелочь, похоже, на которую никто не обратил внимания. Всех прилично укачало в пути, да и шуршание дождя, так нежно их обтекаемого, убаюкивал бдительность. Но Драгомир слишком давно бродил по диким землям, чтобы не заметить этого и уж тем более - проигнорировать. Он нахмурился, как частенько делал, когда был чем-то обеспокоен или о чём-то глубоко задумывался. А затем, немного погодя, поднял руку вверх, призывая конвой остановиться. Он натянул поводья, чтобы притормозить и своего коня, когда раздался похожий щелчок уже во второй раз. Сразу он не сообразил, да и разве можно было бы что-то изменить, но... этот звук, что он принял поначалу за возможный простой хруст ветки, оказался звуком порвавшейся верёвки. Одной из тех, на которые крепились все вещи, которые они с собой везли. От простых походных котлов, до имущества её величества. После того самого треска, почти сразу послышался третий и четвёртый, под напряжением от силы торможения всего их отряда. С грохотом всё посыпалось на землю, в лужи. Завидевший это человек со стороны личной армии его Величества, тут же скривил свою отъетую морду, спрыгивая с коня.
- Ну и что это такое? - уже по одному его тону стало ясно, что ничего, кроме проблем на пустом месте это не сулит. Что ж, будь это его личный скарб, дело одно, но вещи принцессы - совсем другое. Там ведь могут быть платья, драгоценности, книги - да что угодно, что, упав на землю, потеряет свой первозданный роскошный вид. А эти вещи стоят денег. Таких денег, каких нет и никогда не будет ни у кого из всего их отряда вместе взятых.
- Что, не могли закрепить все вещи так, чтобы они не сыпались на каждой кочке? Мы не можем останавливаться посреди дремучего леса. это слишком опасно! Кто ответственен за весь этот бардак?! - чем больше этот человек говорил, тем выше становился его тон.
Молодой парень, недавно попавший в его отряд, тут же спешился и начал поднимать вещи. Но не сообразил сразу, куда их переложит или чем закрепит. Его руки тряслись, так что неудивительно, что вскоре, он начал ронять снова в грязь то, что подбирал.
- Сэр, я, сэр, прошу простить! Этоя  привязывал вещи, ума не приложу, как... я... Я сейчас же всё исправлю! - пролепетал юноша. Совсем ещё зелёный. Но крупный мужчина, закатив глаза, уже схватил его за руку и отдёрнул к себе, снова позволив всем вещам упасть на землю.
- Что это такое? И ты зовёшь себя солдатом? Не можешь даже нормально пару узлов завязать? О нет, так легко ты не отделаешься! Ты знаешь, как у нас положено за подвержение особы королевских кровей такой опасности, как остановка в лесу, где могут прятаться разбойники, чудовища и бог знает что ещё?! Пять ударов плетью! Исполнять! - силой дёрнув паренька вниз так, чтобы тот упал на колени, он прошёл к другому солдату, и приказал тому исполнить наказание немедля. Юноша не проронил ни слова против, он даже не пикнул, хотя трасся так, что всю воду дождевую стряхнул со своего плаща. Но прежде, чем рука стражника успела потянуться к солдату, Драгомир перехватил ту за запястье.
- Ты что, смеешь мне перечить. Так положено по уставу, да ты...  - чуть ли не мерзкой жабой надувшись, прошипел Главный, плюясь слюной и прожигая взглядом Драгомира, который до сего момента молчал.
- Ни в коем случае, сэр. Но это в мои обязанности входило проверить, всё ли готово к столь долгому путешествию. Так что вина полностью лежит на мне, как на командире, - ответил он, перекрывая собой юношу. Тот шёпотом попытался отговорить Драгомира брать всю вину на себя, однако встретил довольно холодный приказ:
- А ну встать, солдат. Чтобы все вещи были собраны, пересчитаны, по возможности очищены и уложены обратно. И на этот раз проверь хорошенько, чтобы подобного не повторилось, всё ясно? Выполнять! Пока исполняется наказание... - фыркнул Драгомир и перевёл взгляд на Главного.
Это просто так бы не сошло с рук Драгомиру, если бы все не услышали вопль перепуганного и взволнованного Валакара. "Принцесса" и одного лишь этого слова хватило, чтобы все разбежались по своим делам. Даже те, кому не было приказано всё собрать, разбежались помогать, чтобы как можно скорее снова продолжить путь, не решаясь даже поднять глаза на неожиданно выскочившую из кареты леди королевских кровей.

Главный подлетел к нему словно коршун:
- Ты что же, пытаешься выставить меня идиотом перед принцессой?! - почти слюнявя ухо Драгомира, прошипел тот, пока Драгомир расстёгивал свою броню.
- Идиотом вы выставляете себя сами, когда решаете разобраться с проблемой избиением ребёнка, - фыркнул мужчина ему в ответ. Шёпотом, чтобы никто не слышал. Конечно, даже сказанные слова подобного рода тет-а-тет прилетят ему ещё пятёркой лишних розг, однако, его военского воспитания хватило ровно настолько, чтобы не сказать эти слова во всеуслышание. 

— Нам стоит беспокоиться? — Драгомир так же поспешил развернуться на голос девушки и растерянно моргнул.
- Оу... моя леди, что вы здесь... нет. Мои извинения, это временные неудобства, боюсь, весь ваш багаж рассыпался и я лично приношу за это свои искренние извинения. И я готов взять всю ответственность за это происшествие на себя. И именно поэтому вам стоит немедленно вернуться в свою карету. Так безопаснее и... юной леди не стоит видеть то, что тут сейчас произойдёт...

+2

4


Нужно было признать, что большинство людей окружающих принцессу в этом путешествии не имели к ней никакого отношения. Из Ригеля с ней прибыли всего лишь четверо приближенных, четверо фрейлин, итого – девять вместе с ней. У них не было никакого чересчур богатого гардероба в силу того, что брат принцессы Ригеля высказал свое недовольство нарядами сестры, не забыв при этом добавить, что будущий муж просто обязан преподнести Айле богатые дары. Среди них, по мнению короля Ригеля, должны были быть и платья. Но Ричард, кажется, об этом был не в курсе и вот уже который день делал вид, что Айла всего лишь высокородная леди и не более.
Сама же принцесса старалась проявлять заинтересованность абсолютно во всем. Она наблюдала за тем, как советники короля Ричарда присылают к ней людей, чтобы наблюдали и, возможно, шпионили за ней. Потому знала кто и что из себя представляет практически каждый человек из ее окружения. Этому учил ее человек, который разбирался в тонкостях дворцовых под ковёрных игр. Так что этого человека, что разбрызгивал слюну на группу стушевавшихся солдат, Айла тоже имела честь знать. Сэр Уоллденли, граф, и весьма неприятная персона. Он любил сладкое: сладкое вино, которые закусывал сладкими булками с марципановой пудрой, а поверх закидывал сладкий виноград. Такое пиршество он обычно завершал в постели с леди Морбелл, очень красивой и молодой, но так и не дождавшейся предложения руки и сердца. Сам по себе человек он может и не плохой, по крайней мере исполнительный – может даже, чересчур. Однако эта его эмоциональность… сводила с ума. По-другому и не скажешь. Однажды Айла посетовала на то, что у её лошади – Яске – пропала шелковая попона прямо из конюшни, так вышеупомянутый граф приказал публично высечь всех конюхов и смотрителей конюшни! Что повергло принцессу в настоящий ужас…
Судя по воплям графа, произошло нечто такое, над чем он был не властен и, что крайне его разозлило. Айла вздохнула – казалось, Уоллденли был последним человеком, с которым ей хотелось бы беседовать и успокаивать его возрастные всплески. Валакар мчался со всех ног и уже через минуту оказался рядом, причитая о том, что это крайне неразумная идея – покинуть хоть и мнимое, но укрытие в виде кареты. Солдаты разберутся сами, но Айла, завидев солдата рассыпающегося в поклонах вперемешку с попытками сбора скарба принцессы, отмахнулась от своего доверенного лица. После этого жеста Валакар молча последовал за принцессой, словно тень ее собственного тела, покорно принимая всё, что скажет её величество.
В момент, когда девушка оказалась рядом с собравшимися, солдат, по чьей вине произошла их вынужденная остановка, совсем опешил. Было видно, что здесь их не очень-то балуют, раздавая в основном «кнута» и редко – пряника. Поэтому вопрос, стоит ли им беспокоиться был всего лишь фразой, призванной остановить бесконечное слюновыделение графа Уоллденли, а он разошелся уже не на шутку. Он даже не услышал мелодичный голосок принцессы Айлы, в отличие от командира отряда, что сразу же обернулся на источник этого голоса.
– Граф! – Слегка повысив тон, воззвала Айла, – Будьте благоразумны!
Уоллденли, наконец, умолк. Его черные, маленькие, поросячья глазки на раздутом от сладости лице злобно бегали по лицу солдата, который спешно оправдывал проступок своего подчинённого перед принцессой. Надо сказать, Айла вовсе не собиралась никого наказывать и тем более, не собиралась идти на поводу у какого-то графа. В конце концов именно тогда, когда она станет королевой (а девушка изо всех сил на это надеялась, не смотря на нескладывающиеся отношения с королем Ричардом) – непременно отменит все эти телесные наказания! Или по крайней мере, смягчит эти меры.
Принцесса выслушала объяснение начальника стражи о том, что ее багаж рассыпался из-за недостаточного крепления сундуков к повозкам. Затем нахмурились, обводя взглядом солдат – теперь их было уже несколько, не только непосредственный «виновник», но и пара добровольных помощников. Такое зрелище ее вполне устроило и объяснений с принесенными извинениями оказалось достаточно. Да и в целом, Айла не испытывала настолько уж сильной безграничной любви к вещам как таковым (кроме книг, лука и колчана стрел), поэтому не видела никакого смысла задерживаться на дороге чересчур долго – кажется солдат собирался принять наказание за своего подчинённого, не менее пяти ударов плетью, а может и больше – кто знает этого Уоллденли. Айла на имела никакого желания проверять стойкость его намерений.
– Что же сейчас здесь произойдет? – Вкрадчиво поинтересовалась девушка, при этом лицо ее было абсолютно непроницаемо. Удивительно, но казалось вокруг воцарилась тишина. На вопрос Айлы никто не мог найти ответа, ведь многие знали, как принцесса относится к телесным наказаниям.  – Что здесь должно сейчас произойти, граф Уоллденли? – Теперь она обратилась к мужчине, чье лицо стало пунцовым из-за подавляемых им воплей.
– Ваше Высочество, п-понимаете… Ваши чудесные платья… – Попытался оправдаться Уоллденли, но слова застревали у него в горле, словно кости.
Айла прервала его жестом. Не хотела больше слушать.
– Мне достаточно Ваших извинений. – Обратилась она к мужчине-солдату. Его широкая ладонь лежала на застежках нагрудника, капли дождя барабанили по стальной защите грудной клетки. Принцесса мягко улыбнулась, ложа свою тонкую ладонь поверх руки солдата: – Я прощаю Ваших людей. Мы итак слишком долго простояли на месте. Размытая лесная дорога не простит нагруженным каретам такого легкомыслия. Верно, граф Уоллденли?
Граф запыхтел что-то, подозрительно похожее на согласите и махнул рукой своему человеку, уже приготовившему кнут, чтобы тот скорее убрал его. Так и случилось.

+1

5

— Что же сейчас здесь произойдет? — Драгомир неловко усмехнулся, слегка тряхнув головой, словно в краткой конвульсии, в сторону и постарался отвезти взгляд, дабы не смотреть в глаза принцесса.
Его охватило не то что волнение, но, даже прям скажем, лёгкая паника. Он не знал на кого смотреть, чтобы искать поддержки или подсказок в этом непростом вопросе. Который даже может и вовсе являлся риторическим. Он не просто не знал, что ему стоило отвечать в сложившейся ситуации, которую он сам и создал. Но он просто даже понятия не имел, как ему стоит разговаривать с самой... самой принцессой! Имеет ли он на это вообще право, как просто солдат? Хватает ли у него знаний этикета, когда он большую часть своей жизни провёл как простой крестьянин, как воин, среди такой же как он, безграмотной солдатни. Он так ловко начал, но это только лишь просто из-за инерции оставшейся дерзости от переговоров шёпотом с их Главным. Которые как раз таки и закончились так внезапно и резко, что он и не успел переключиться.
Да и чего уж там, сам тон Её Величества, этот взгляд и ничего не выражающее мраморное милое, но благородное лицо... Драгомир попросту потерял дар речи. Он хлопал глазами и растерянно то открывал, то закрывал рот. Но слов с его губ так и не слетело по итогу. Так что, когда принцесса переключилась с него сразу на Главного, он с облегчением выдохнул, едва не сделав это слишком очевидно громко и прямо ей  влицо. Тем не менее, глядя на неё и слушая её слова, он не мог не отметить её благородства и невинной чистоты.
Это... восхищало.

Мне достаточно Ваших извинений. — Драгомир, признаться, так засмотрелся на неё, думая о чём-то своём, так что когда принцесса снова повернулась и обратилась лично к нему, он мог бы споткнуться на месте, даже никуда пойти не пытаясь. Он чуть вздрогнул, а затем, не сдержав, пожалуй, самый светлых и искренних своих чувств, просто взял, да и упал на ней, преклонив одно колени. Он возложил правую свою руку на грудь, где так взволнованно стучало сердце и склонил голову, уперевшись взглядом, полным искр восхищения и волнения, в землю под своими грязными солдатскими сапогами.
- Вы слишком добры, моя госпожа... - прошептал он в благоговении перед ней и лишь потом снова поднялся, вытянувшись во весь свой немалый рост.
Как раз к этому моменту принцесса оказалась так близко, что он мог поклясться, что слышит, как бьётся сердце в её груди. Или, быть может, то лишь капли дождя стучали по его нагрудному доспеху. Её тонкая изящная ручка, цвета первого белого снега, коснулась его и шум в голове заглушило всё вокруг, кроме её чарующего голоса.
- Вы, несомненно, правы, Ваше Высочество. Это для всех нас такая большая честь и несказанная радость, что такая как вы будет править нами, - он улыбнулся. На удивление искренне и даже мягко... насколько позволяла эта многодневная чёрная щетина, поросшая на его уставшем, грязном от походной пыли, лице.
- За работу! Вы - занимайтесь погрузкой, а вы - разведите костёр. Раз уж мы остановились, то здесь и устроим привал! - скомандовал он. Драгомир хотел было отнять руку принцессы от себя, взяв за запястье, но тут же подумал, что его огрубевшие руки могут ей навредить простым прикосновением лишь. Такой хрупкой и нежной казалась её кожа. Но... похоже, что его командный гавкающий голос и так вспугнул её. Она же так близко к нему стояла, да и вибрации его голоса от прикосновений к грудной клетке тоже, наверное, были сильными. Он опустил на неё свои на удивление светлые и пронзительные глаза.
- Прошу прощения, если я напугал вас, моя принцесса. Надеюсь, что мы сможем отогреть вас у костра, накормить и ваше настроение улучшится... и этот неприятный инцидент забудется, - словно бы подталкивая её на какую-то коварную сделку, проговорил он уже гораздо тише и спокойнее, снова ухмыльнулся.
Он всё ещё понятия не имел, было ли у него право вести с ней беседы. Как и не знал, приятны ли они ей и всё ли он верно говорит - от тона, до самих предложений. Но так же он понимал, что, возможно, это его один единственный шанс побеседовать с будущей королевой его любимого королевства. И ему очень не хотелось его упускать...

Но покинуть общество принцессы всё же пришлось, причём почти сразу же. Ведь он - командир. И потому, даже раздав все приказы, должен был проследить за тем, как они все исполнялись. Чтобы снова не получилось как... как недавно получилось. Да и он попросту не привык сидеть без дела и только командовать всеми, сам ничего не делая. Он был из тех ребят, что придерживались золотого правила: "если хочешь, чтобы что-то было сделано хорошо, сделай это сам". Так что, если он мог бы всё сделать в одиночку, то, непременно, так бы и сделал. Но... даже в такой ситуации он рассматривал возможность, тем самым, показать принцессе уровень их профессиональной организованности. Так сказать, исправиться в глазах принцессы, после этой оплошности с её багажом.
И всё было исполнено безупречно. Не прошло и получаса, как уже горел костёр, на нём, на вертеле, жарилась дичь, вокруг него стояли палатки. В дозоре стояли солдаты, другие поили лошадей, третьи проверяли, крепко ли на этот раз привязан багаж её Высочества. Сам же Драгомир в это время, отважился на небывалую дерзость - он решил сам подойти к принцессе. Без приглашения, без приказа, вот так вот взял и подошёл. он в пояс ей поклонился и указал широким жестом на уютное местечко у костра. Там было несколько брёвен в роли сидений и, конечно, для самой принцессы установили мягкий пуф.
- Ваше Высочество, окажите честь погреться у костра в компании простых солдат и разделить с ними ужин, добытый трудом и ловкостью наших охотников...

+1

6

У себя на родине Айла не боялась выходить в город, чтобы пообщаться с простыми людьми м узнать, каков их уровень жизни. Все ли устраивает их в правлении короля… и люди любили ее, можно сказать поклонялись, хоть девушка и не была официальной правительницей королевства. Она была лишь наследницей, чей удел с самого начала предполагал лишь удачное замужество с королем или герцогом, графом, чей социальный статус и политическая позиция при короле стала бы выгодной партией. Выгодным союзом. Всё-таки браки у людей с родословной вроде ее заключались не на небесах, а в больших залах с массивными колонами, где собирался совет из приближенных короля. Прибыв в Антарес девушка осознала не сразу, что попала на чужбину: многие не знали ни ее имени, ни предназначения, ни титула. Большинство из жителей Антареса относились к появлению чужеземной принцессы более чем холодно - любили ли они своего старого короля, почившего аккурат к ее появлению в государстве, неизвестно; девушка не поняла, но Ричарда полюбит пытались изо всех сил. Потому ожидали от его будущей жены достоинства, чести, благотворительности и доброты. Не то, чтобы Айла пыталась соответствовать их ожиданиям – к счастью, она с рождения была такой. Доброй, понимающей, жадной до справедливости.
Конечно же она не могла остаться в стороне от случившегося с воинами. И должна ли? В последнюю очередь девушка думала о том, какое впечатление о себе она может произвести, и о том, какую может извлечь выгоду. Никаких вооруженных восстаний она не планировала, и влюблять в себя подданных Ричарда ей было без надобности.
Сказать по правде, реакция воина на ее поступок мягко говоря… повергла принцессу в глубокое удивление. Создавалось впечатление, что телесные наказания в этой стране были вполне обычным явлением, а вот люди, которые против подобных методов порицания – редкость. Впрочем, Айла очень быстро пришла в себя, не забыв при этом наградить очередным осуждающим взглядом графа Уоллденли. Военачальник сразу же приободрился и принялся расставлять своих людей к делу. Было приятно наблюдать, что дисциплина в войсках Ричарда была на уровне, а солдаты в большинстве своём исполнительные и расторопные. Одни с успехом закрепили сундук, ставший основой раздора, другие спешно организовали лагерь, довольно большой к тому же, с весьма хорошим очагом, под зонтом из плотных еловых ветвей.
Король был молчалив и угрюм, ему казалось, что Айла виновата во всех неурядицах, которые случаются с ним и его людьми с самого первого дня, что девушка появилась при дворе. За это его отношение менялось к более негативному, однако принцесса не винила его. Да и вообще старалась не обращать внимание на перемены в его настроении. Она старалась выгадывать время, когда король доволен и счастлив, только тогда обращаясь к нему с просьбой или чем-то иным. Поэтому когда военачальник вновь оказался рядом и предложил место у очага, Айла охотно согласилась.
– Благодарю, - едва уловимый кивок, и она приподнимает руку, чтобы обозначить свою благосклонность. Теперь сей рыцарь должен сопроводить принцессу к тому самому очагу, о котором идёт речь. Хорошо, что принцесса не из тех, кто брезгует общением с народом. В конце концов, если все пойдет как следует, эти воины станут и ее людьми в том числе. Было бы весьма кстати узнать их лучше, понять, кто их них чего стоит, а кто – не стоит ничего. В этом деле Айла была не очень сильна, но полагала, что доброта и манеры могли сказать даже о простых людях очень многое. – Что вы, я совсем не испугалась. Вам понадобиться нечто по-страшнее, нежели новобранец, не умеющий вязать достойные крепёжные узлы, чтобы я оказалась напугана.
Она тихо засмеялась, давая понять, что воинам не стоит переживать больше о сложившейся ситуации ни секунды. Возможно будь на ее месте кто-то другой, то велел бы выпороть их обоих – и командира, и того самого новобранца. Один ее знакомый из Ригеля своих воинов воспитывал по принципу – не доходит через голову, значит дойдет через ноги. Он издевался над солдатами и долго в своем титуле не смог проходить – двое или трое служащих закололи того военачальника копьями. Не сказать, чтобы об этом кто-то долго горевал… Ради приличия неделю, кажется, и не больше.
– Как ваше имя? – Принцесса обратилась к военачальнику, что предложил ей отведать ужин, добытый на охоте.  – Я должна знать человека, который спас мой бесценный скарб.
Она вновь смеётся и шутит. Это так в ее характере – быть лёгкой, непринуждённой, простой девушкой. Удивительно, но именно это сочетание родовой стати, красоты, доброго нрава и простоты, чарующей всех вокруг без разбору, и приводило многих в настоящий восторг.

+1

7

Впервые в жизни Драгомир, наверное, по-настоящему осознал и понял, как чувствовали себя рыцари. Те самые рыцари, из книжек и сказок, которые им рассказывали на ночь перед сном. Про тех самых, что без страза и упрёка. Что честны намерениями и благородны душой. Которые не боялись ничего и всегда были верны выбранному ими пути. Мальчишкой он мог понять эту жажду приключений. Благородные квесты, поиски сокровищ, убийства монстров... только вот та неувязочка с принцессами никогда ему не давалась. Он не понимал, как такие подвиги можно было совершать не дабы прославить своё собственное имя, а имя какой-то леди, которая и с рыцарем быть то не желала до тех пор, пока он не выполнит какие-то невероятные по сложности задания. Вообще с детства в него стало закладываться, что все принцессы - не более чем капризные маленькие девчонки, которые сами не знают чего хотят и слишком избалованы и самовлюбленны, чтобы это понять. Так он думал... До сего дня.
Сегодня, впервые встретив настоящую принцессу, он не просто понял, но все своим нутром почувствовал себя настоящим рыцарем. Эта её доброта, сопереживание, мудрость, манеры... всё в ней было таким благородным и прекрасным. Идеальным! И нечто настолько чудесное хотелось защищать, даже ценой собственной жизни. И если бы принцесса пожелала голову дракона с северных гор, Драгомир бы вызвался исполнить желание этой леди. Ради неё он бы прошёл войну, он бы поборол всех чудовищ и достал любое сокровище, какое бы она не пожелала. Ради такой женщины не жалко и не стыдно было отдать свою жизнь.

И Драгомир так весь преисполнился этим светлым чувством, что настроение его улетело так высоко, что никакие взгляды, брошенные со стороны их Главного или же даже слова, его ничуть не пугали и не портили момента. Драгомир был верным солдатом и хорошо нёс свою службу. Но даже и он, порой, поддавался сомнениям, а тот ли путь он выбрал. Такую ли жизнь он хочет прожить. Не раз задавался вопросами, ради чего столько стараний, столько тягот и смертей... но после, пусть и столь краткого знакомства с принцессой, всё, наконец, встало на свои места. Прояснилось. Объяснилось. Всё было не зря! Всё ради светлого, лучшего будущего. Может быть сам он не создан для этого светлого будущего, слишком сильно его изменила эта вечная борьба. Может быть ему нет места в строящемся раю, но было так приятно осознавать, что мир возможен. Что жизнь может стать лучше. Что всё можно изменить и эти изменения здесь, в платье, в простой карете, едет навстречу своей судьбе. И Драгомир был преисполнен уверенностю сделать всё, чтобы эта встреча свершилась. Чтобы рок Судьбы сделал своё дело и принцесса, такая светлая, милая, добрая, повела их всех вперёд, к светлому будущему.
Он готов и больше всего на свете теперь желал быть ещё щитом и мечом. Он был готов делать грязную работу, быть кирпичиком в стене её крепости, лишь бы такие чудесные люди, подобные ей, добивались того, к чему стремились - к лучшему будущему.

— Благодарю, — мечты мечтами, но он помыслить не мог, что леди столь благородного происхождения всё же возьмёт, да и снизойдёт до общения с простой солдатнёй.
Быстро обтерев руку о штанину, стараясь стереть максимум грязи со своей ладони, Драгомир взял, едва касаясь, словно боялся одним прикосновением поломать принцессе её нежные ручки, подвёл к костру.
- Приятно узнать, что наша будущая владычица не только красива, добра и умна, но ещё и бесстрашна, - Драгомир привык говорить... прямо. И он не задумывался, что мог сказать слишком много комплиментов или прозвучать слишком навязчиво. Пугающе навязчиво.
- Боюсь я тот, кто скорее повинен в том, что чуть было вас его не лишил, моя леди. Впрочем, я человек принципов и не боюсь нести ответственность за свои как заслуги, так и проступки. Моё имя... Драгомир, - он мягко ей улыбнулся. Трудно было отвести от неё взгляд, по прежнему полный немого восхищения и скрытого трепета.
Ещё бы ему стоило понять, что принцесса так шутит, а вовсе не пытается вежливо узнать имя провинившегося, дабы не сейчас, так потом его всё же наказать, высказав своё "фи" королю. Но за долгое время службы в местах не самых людных и приятных, его навыки общения с социумом сильно захворали.
- Я простой солдат. Я верен короне и своим людям. А они, в свою очередь, отвечают мне тем же. Я готов поручиться за каждого из них своей жизнью, моя леди. Надеюсь однажды и вы сможете разглядеть в них благородных рыцарей... хотя для этого придётся закрыть на газа на гигиену, манеры и многие другие детали, которые как раз и мешают всё это разглядеть, - со смешком подметил Драгомир и тут же послышался очень красноречивый кашель от одного из его людей. Драгомир улыбнулся  в его сторону и тот хрипло отсмеялся.
- А теперь... могу ли я узнать немного о вас? Если позволите поинтересоваться, не только вашим титулом и именем, но чем-то... более персональным. Кто же такая наша будущая принцесса, чем живёт, куда стремится. Разумеется, это просто любопытство, а не допрос, вы вольны не отвечать мне вовсе... и я заранее приношу свои извинения, если пересёк черту мне дозволенного... - снова низкий поклон в пояс, с прижатой к груди правой рукой.

+1

8

[indent] Принцесса должна была любить каждого своего подданного, от серого и обездоленного калеки до простого солдата, потому как именно эти люди станут отдавать жизни в войне за существование на земле ее детей и внуков. А потому Айла никогда не гнушалась простого и лаконичного общения с теми, кто ей служит. Ко всему прочему, она довольно неплохо разбиралась в людях, что позволяло ей определять, с кем можно вести откровенные беседы, а с кем нет. Валакар, кажется, не одобрял затеи принцессы и с недовольным видом кружил рядом с каретой своей принцессы, вновь проверяя затянуты ли веревки достаточно сильно. Айла улыбнулась ему одной из тех своих обезоруживающих улыбок, благодаря которой было просто невозможно сердиться. Да, Айла могла и так. Она не делала ничего странного или предосудительного, она всего лишь улыбалась и этой улыбкой не оставляла никаких аргументов «против» себя. Валакар, вот, как и другие попал под ее чары, не смотря на количество лет, которое они уже были знакомы. «Это всего лишь солдаты Ричарда, Валакар…» - говорили ее глаза, когда принцесса взяла капитана отряда солдат за руку и проследовала за ним к разведенному костру.
[indent] Она выставила вперед озябшие ладони, тепло от разгорающегося огня согревало пальчики, но девушка улыбалась даже сейчас. Она не видела поводов горевать – свежий воздух наполнял легкие, король был в относительном отдалении – под охраной другого отряда, и явно не желавший иметь ничего общего с грязными солдатиками. Кажется, по мнению такого монарха как Ричард V человеческая жизнь едва равнялась булке хлеба – всегда можно было купить новый. Айла же считала, что человеческая жизнь, это самое ценное, что есть у них и будет, когда бы то ни было. Ни простолюдин, ни солдат не виноваты в своем происхождении, а значит и презирать их не за что. Возможно, для будущего правителя огромного государства Айла была слишком доброй и наивной, однако по-другому она все равно не могла. Было ли это плохо? Она не знала.
[indent] — Прошу Вас, — принцесса не отреагировала на комплименты своей внешности, уму и другим достоинствам с той же живостью, с какой отреагировала на имя своего собеседника. Он вновь упомянул рассыпавшийся багаж и девушка в очередной раз поняла, как эта тема страшит его. Не за себя, отнюдь – Айла видела, что перед ней человек исключительного мужества и силы духа, но вот за своих солдат он беспокоился и это делало ему чести в глазах Айлы. — Драгомир, — она была учтива, словно разговаривает с дворянином. — Перестаньте беспокоиться, что вас накажут.  — Принцесса переводит взгляд с Драгомира на всех остальных воинах, которые замерли, слушая ее слова. Никто не хотел быть высечен плетью, пусть и понимали, что виноваты. — По крайней мере до тех пор, пока я здесь.
[indent] Она уже очень долго вот так не сидела около огня, позабыв обо всем вокруг… Маленькими она с братом и несколькими детьми, что росли при дворе короля – ее отца, убегали за стену замка и жгли там костры на поляне, принося из лесу сухостой. Айла запомнила этот период особенно ярко, потому что длился он совсем недолго – матушка вскоре наняла для ее занятий лучшего учителя в Саргасе, и он принялся занимать все свободное время девушки своими заданиями.
[indent] — Оу, — вопрос Драгомира поверг ее в растерянность. Айла совершенно не знала, что рассказать солдатам, в кругу которых она находилась. Однако оглядев каждого и заглянув в лицо, поняла, что они буквально очарованы ее присутствием. Такое бывает, особенно если впереди бой – принцесса об этом читала в книгах, ничто так не поднимает боевой дух солдата, как присутствие короля или королевского наследника. — Чтож, — начала Айла, перебирая в голове слова и выражения, чтобы они были более доступны для понимания каждого. — Ваша принцесса совсем обычный человек. Принцесса Айла любит цветы – чайные розы, розового цвета, которые пахнут божественно в самом начале лета, любит читать, верховую езду и прогулки. Принцесса любит молиться и вообще весьма набожный человек. Она считает, что Богиня слышит нас… Слышит даже сейчас. Я молилась о том, чтобы каждый из нас пересек этот лес без потерь и вот мы здесь, ждем вкусный ужин, вокруг нас лишь тишина и красота природы здешних мест. Скажите же мне, это ли не настоящее счастье?
[indent] Она не обманывала – наслаждаться природой ей не давали многочисленные уроки с утра до ночи, но Айла сполна восполнила это, когда подросла и начала учиться верховой езде. Прекрасно держась в мужском седле принцесса галопом скакала прочь из Гереса, что в Ригеле, и старалась с каждым днем заехать все дальше и дальше от королевского дворца, ближе и ближе к границе Ригеля с торговым трактом. Ей как никому другому были знакомы ужасы мертвых земель, впрочем, похоже, как и каждому из людей Драгомира. Двое дозорных, стоявших на самой границе их лагеря, обратились в слух, когда рядом с ними надломилась ветка и хрустнуло упавшее на землю полое дерево. Погода стояла безветренная, а потому вывод напрашивался сам собой – этому дереву кто-то посодействовал. Но кто? Неужели этот кто-то сейчас выйдет из леса и набросится на них?
[indent] Однако за этим звуком ничего не последовало и солдаты, переглянувшись, остались на посту, в надежде на то, что это было всего лишь дерево. Больше ничего

+1

9

Прекрасна.
От своей внешней красоты, до внутренней. Внешне она была так легка, светла и нежна... когда она ходила, Драгомиру даже казалось, из-за длинного платья ли или же из-за того, как тренируют благородных дам, но ему казалось, что она парит над землёй. лёгкий беззвучный шаг, такой плавный, словно бы она и не идёт, не плывёт, но парит, левитирует над землёй. Создавалось даже такое волшебное ощущение, будто она не может споткнуться никуда или упасть - это казалось просто чем-то нереальным.
Ей движения были плавными, словно она не шла, не взмахивала руками, но скользила в медленном завораживающем, гипнотизирующем танце. И как своей женской магией она буквально дразнила его и испытывала терпение, ведь каждый раз ему хотелось перехватить её руки, обхватить тонкую талию, затянутую в платья, чтобы повести в этом танце. Чтобы быть её опорой, её поддержкой, её щитом и мечом. Даже если учесть то, что Драгомир не умел танцевать ничего, что подошло бы принцессе. Такими разными они были, да, настолько, что даже в танце были несовместимы.
Каждый взмах ресниц уносил в небеса не её, но самого Драгомира. Такие пушистые тёмные ресницы, что так контрасто оччерчивали её большие круглые глаза, подчёркивая их чистоту и красоту. У бедного командира перехватывало дыхание каждый раз, когда она поднимала на него свои тёмные, словно тихая летняя ночь, глаза.
И будь принцесса чуть повнимательнее, то непременно бы заметила, как тяжело падает его кадык каждый раз, как она одаривает его своей нежной улыбкой. Всего лишь вежливость с её стороны, тактичность, а он уже выпадает в сладкие грёзы. В которых и то боится коснутся её. Если бы она только могла заметить, в каким необъяснимым голодом и жаждой он смотрит на эти губы, розовые и мягкие, словно лепестки дикой юной розы. Как отводит он взгляд, боясь осквернить своим слишком честным взглядом.

Прекрасна.
— Драгомир, — его собственное имя, слетевшее с этих прекрасных губ, словно окатило его ледяной родниковой водой из ведра. Он дёрнулся, но после, снова немного стушевался, отводя взгляд. Однако, этого оказалось более, чем достаточно, чтобы вывести его из транса собственных мыслей.
- Что ж, благодарю. Я постараюсь больше не возвращаться к этой теме. В конце концов, ваша правда, всё решилось, к чему ворошить прошлые дела, - он кивнул согласно, глядя, как она греет руки у костра и как тени извиваются чёрными татуировками на её светлой бархатной коже.
- Ах, звучит чудесно... - Отвечает он, скорее чтобы приободрить её. Чтобы ей комфортнее стало, и она могла отбросить хотя бы какие-то правила этикета. Хотя бы в его компании.
Драгомир улыбается чуть неестественно, но широко, слушая то, как принцесса говорит о себе... в третьем лице. Подозревая, что это что-то вроде аристократической привычки. Ограничения, которыми связаны все благородные люди столь высокого происхождения. Наверное, так ей было легче - описывать себя со стороны. Как будто ты не о себе говоришь, а о ком-то, кем должна быть для всех. Ведь ты не просто ты, когда на твоих плечах лежит ответственность за целое королевство и его жителей. Ты - принцесса.
Это показалось Драгомиру немного грустным. Тем более, что в рассказе девушки действительно ощущалась некая... наигранность? Словно она сейчас выдавала ему наизусть заученный текст. Это было немного неестественно, даже обидно, но комментировать это так вслух он не стал. Кажется, девушке и так было немного не по себе, зачем же ещё больше её тревожить. Так что он просто продолжал слушать, чуть заметно кивая и продолжая улыбаться. Но уже чуть более естественно.

https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/29/813506.png

Драгомир был слишком увлечён беседой с Её Величеством. Да и своим бойцам он верил, как себе. Оттого и мог позволить себе ослабить бдительность и насладиться этой маленькой встречей и знакомством с принцессой в полной мере. Что-то хрустнуло в полумраке лесного массива, но это же лес. Тут постоянно шуршит листва, скрипят стволы, свистят меж камней ветерок.
Однако, именно теперь Драгомиру вдруг показалось, будто что-то не так. Всё таки, повторюсь, это лес, который полон жизни и звуков. но именно сейчас, в тишине от паузы в рассказе принцессы, командир вдруг понял, что вокруг... слишком тихо.
- Птицы замолчали... - обронил он вслух свою тревожную мысль и нахмурился. Затем поднял левую ладонь, призывая девушку соблюдать тишину, пока он вслушивался. Затем резко поднялся на ноги и его правая рука тут же потянулась за мечом.
- НАКЕРЫ! - вдруг раздался истошный вопль одного из солдат в карауле, не успел Драгомир и слова сказать в ответ на рассказ принцессы. Или хоть как-то прокомментировать своё напряжённое прислушивание.
Но слова тут были и не нужны, а уж в действии ему не было равных. Группа уродливых созданий с горящими в полумраке глазами, повыпрыгивала просто из ниоткуда. Кажется, из под самой земли, застав врасплох, со спины, их караул. Возможно, где-то тут неподалёку у них было гнездо, но пока люди шумели и выясняли отношения днём, они не решались напасть. Но к ночи, когда окончательно стемнело и часть их группы отправилась спать, а остальная заметно стала тише себя вести, они решились напасть. Противно то ли скрипнув, то ли рыкнув, мелкая серая тварь с тройным подбородком и нелепыми висячими ушками, подскочила прямо к костру.
Драгомир среагировал молниеносно. Он развернулся резко и сразу с замахом меча. Так что мерзкая тварь и понять ничего не успела. Накер только присел, чтобы атаковать принцессу, но меч Драгомира вошёл точно ему в голову, с удара сверху, и пронзил чудовище от самой черепушки до земли, войдя с глухим хрустом. Провернув меч, он уткнулся сапогом в живот твари и вытащил меч.
- Ваше Величество! Быстро! К экипажу! Закройтесь там с фрейлинами и не высовывайтесь, пока я не скажу! - вытаскивая одним ловким движением руки топор из-за пояса, он проворачивается на месте и с размаха срезает им голову следующего накера, подскочившего к костру.
- Только не спорьте! - чуть оскалившись, находясь в боевом режиме, серьёзно сказал командир. И по его тону было абсолютно ясно, что спорить с ним не то что бесполезно, но лучше вообще не стоит.

Отредактировано Dragomir (26.06.2020 23:47:02)

0

10

[indent] В обществе солдат оказалось очень приятно. То есть, не то, чтобы Айла до этого момента никогда не общалась с воинственными рыцарями, простыми солдатами из пограничных войск, стоящих на страже и отражающих угрозы всякий раз, когда твари с мертвых земель приходят разорять и убивать. Просто это было в Ригеле и казалось, что с того момента так много времени прошло… В Антаресе были совсем другие люди, они по-другому реагировали на очень многое и винить их было нельзя. Поэтому встретив отряд этого человека и самого Драгомира в частности, прекрасного собеседника, но, правда сказать, чуть более осторожного, чем требовалось в непринужденном разговоре с принцессой, Айла была счастлива. Она словно вернулась домой на короткое время. Короткое, но такое нужное ей в последнее время.
[indent] Драгомир был открытым, по мнению принцессы это означало исключительную чистоту его натуры. Такие прекрасные люди встречались Её Высочеству нечасто, но когда это случалось, хотелось отвечать исключительной взаимностью, отбросив все эти аристократические предрассудки. Но, увы, это было практически невозможно. Когда тебя с малолетства учили быть сдержанной и воспитанной идеально, как и было положено королевским особам, сложно было выражать искренность. Особенно в этой поездке, когда за всем этим пристально наблюдал Ричард. Так что Айла была довольно… зажата. Рассказывая о себе, словно не о себе, а о человеке, которого она видит сверху. Однако это не мешало ей быть искренней в плане выражения себя, как человека, о котором и спрашивал Драгомир. Вероятно, она могла бы рассказать ему больше, если бы в опасной близости от их костра не курсировал Валакар. Ему не нужно было слушать очень многое из этого разговора, так что Айла была избирательной в своем повествовании. То была искренность, просто избирательная. Отличается от лжи во благо, — если таковая вообще существует — и по сути не является той самой ложью в принципе.
[indent] У костра на какой-то миг воцарилась тишина. Айла с наслаждением всматривались в танцующие перед ней языки пламени и осознавала, что на огонь может смотреть вечно или, по крайней мере половину вечности. Кажется, каждый в этот момент умиротворения и отдыха думал о своём. О чем? Принцесса не знала. Вероятно, кто-то думал о доме, кто-то о своих семьях, а кто-то о возможности, наконец, не заботиться о рассыпавшиеся поклаже принцессы. Но со временем вокруг стало так тихо, что даже Айла почувствовала присутствие в этой тишине чего-то сверхъестественного. И практически секунда в секунду с этой её мыслью, девушка услышала крик какого-то солдата неподалеку:
[indent] — Накеры! — Возопил он, и после этого тишину разорвали жуткие крики, вопли, хлюпанье кровавых ран. Эти твари напали столь быстро, что некоторые, ещё совсем молодые ребята не успели отреагировать и были застигнуты монстрами врасплох.
Люди принцессы Айлы все это время располагались у отдельного костерка в незначительном отдалении от нее самой. Её Высочество сразу же попыталась найти взглядом своих верных воинов и, только увидев Валакара и то, как он рвется на защиту принцессы, при этом не давая нападать на фрейлин, жестом указала ему отвести ее людей к каретам. Уж фрейлинам в этом ужасе делать было точно нечего, а она — сама принцесса, была уверена в своем нынешнем защитнике. Убегать от него прочь куда глаза глядят было не лучшей идеей, так учил ее наставник. Поэтому вооружившись оставленным без присмотра луком и стрелами (колчан Айла оставила прислоненным к поваленому древесному стволу, выполнявшему ранее функцию лавочки перед костром) Айла встала за спиной командира.
[indent] Она была очень напугана, но решительна. В ее жизни таких столкновений бывало лишь несколько до этого момента, и каждый раз основной удар принимал на себя кто-то другой. Тот, кто либо удачно оказывался рядом с принцессой, либо Валакар, который и без особых приказов практически постоянно сопровождал принцессу. Оставшись вдали от верного друга, хоть и под надёжной защитой крепкого воина, капитана целого отряда, принцессе все равно было страшно. И за себя и за своих людей, за которыми сейчас она не могла даже следить: ее наставник, учивший тактике ведения боя (таково было желание самой принцессы) говорил, что ни в коем случае нельзя переключать свое внимание на что-то другое, если ты находишься в схватке с врагом. Он только и ждёт твоего промаха и, поверьте, воспользуется им. А бой это уже не тренировка, когда можно попробовать снова, если что-то не получилось. Проверять на ловкость и силу Драгомира принцессе совсем не хотелось, и потому она пристально следила за движением накеров, которые напали целой стаей на них.
[indent] Её Высочество слышала каждое слово капитана. Он был её щитом, но вместе с тем живым человеком. Слушаться или нет — ей бы хотелось, но было слишком страшно повернуться спиной к пылу битвы и побежать к каретам. Пальцы девушки сжимали оперение стрелы, лежащей на натянутой тетиве. Едва представился шанс и Айла выпустила стрелу, которая в мгновение ока со свистом вонзилась прямо в лоб накеру, готовому вцепиться в юношу, которого ещё совсем недавно винили в порче королевских вещей.
[indent] Принцесса не произносила ни слова, так ей было страшно. Но вместе с тем, она изо всех сил старалась не показывать этого. Не падать в грязь лицом. Глаза у нее были размером со злотый, когда она осознала, что убила… хоть и тварь, но убила. Собственными руками. Если бы не она, накер не стал бы размышлять и скорее всего убил парнишку. Но застыв в оцепенении, Айла опустила лук и почти сразу после этого обнаружила, что колчан пуст. Видимо, она даже не заметила, что в нём была всего одна стрела.
[indent] Иначе, как везением, это назвать было нельзя.

+1

11

Драгомир не смел этого показывать - ни принцессе, ни своим солдатам, ни чужим, ни уж тем более - их противникам, но... признаться честно, топор в руке оказался тяжелее, чем он думал. Рука его задрожала от перенапряжения, не в силах удержать тяжесть металла на резном древке.
И дело было не столько в том, что вдруг его вес магическим образом изменился, но скорее в том, что он был измотан дорогой. И не только он. Они довольно долгое время провели на ходу, в седле, да ещё и не при самых приятных погодных условиях. От этого ныли все мышцы и суставы, от самых пят, до затылка. Слишком большая нагрузка шла на позвоночник во время верховой езды, даже если лошадиный их ход был нетороплив.
Ко всему прочему, Драгомир не был настолько молод, чтобы столько дней верхом не сказались на нём. А дождь отзывался ломкой в коленях и локтях и без всяких там внезапных упражнений в фехтовании посреди ночи. Плюс, рацион его отряда сильно отличался от сухпойка приближённой свиты Её Величества. И Драгомир понимал, почему так было, ведь, всё таки, они были доверенными лицами самого Короля, в то время как отряд Драгомира занимал низшую прослойку среди военной иерархии и только по счастливой рекомендации доброго друга, оказался на таком ответственном задании. Где у него были все шансы засветиться, показать себя с лучшей стороны и выслужиться, возможно, до звания повыше, перед принцессой, да и как раз получить условия солдатского быта получше. Но пока... пара ломтей чуть ли не плесневелого хлеба, жёсткий сыр и несколько кусков вяленого мяса, которое он сам "готовил" под своим седлом, потом и жаром своего коня, на котором и ехал верхом. И энергии в нём было немного. Уставшие ноги и косточки только-только успели прогреться у костра, но на мышцы даже не успела снизойти приятная усталость, когда всё случилось.

Так вот... это всё к тому, что Драгомир, буквально, в одно мгновение, осознал, что ему нужно сделать выбор - или меч или же топор, но двумя вместе он сейчас работать точно не потянет! И он принял решение молниеносно, решив остановиться на своём верном боевом топоре. С ним у него отношения были дольше, в нём он был уверен.
Без сомнения, меч был хорошим оружием, но только когда твой противник - человек. У него было много преимуществ и без щита. Например, двуручный меч мог легко держать твоего соперника на расстоянии. Он был достаточно тяжёлым, но при этом - благородным. Никто не посмел бы сказать тебе, что с таким оружием ты можешь сражаться бесчестно - это поистине оружие настоящего рыцаря. Но для Драгомира, которого в юношеском возрасте поднатаскал странствующий ведьмак, был искуснее многих, даже самых служивых солдат из армии короля.
Против же мелких тварей, он был слишком тяжёлым и лишал его как скорости, так и манёвренности. Накеры же твари были мелкие и шустрые, а для замаха мечом требовалось место и время... а так же силы, коих у него заметно поубавилось за время их пути. К тому же, меч уже умудрился застрять в тазовой кости первого накера, которого Драгомиру удалось зарубить. И он побоялся терять время на то, чтобы рискнуть, а успеет он отбиться, выдернув меч или же нет. Ведь сейчас он оказался тем самым, кто был ближе всего к принцессе. И если с ней хоть что нибудь случится, это будет полностью его вина и ответственность. А он не хотел этого... не столько из-за страха перед смертной казнью, но... принцесса Айла ведь и правда ему очень понравилась как человек. И даже больше, как... друг?
Что ж, он был уверен, что такой простой мужик с села, как он и леди из высшего общества, ну не смогут стать настолько близки, чтобы называться друзьями. Но, тем не менее, Айла ему весьма импонировала, а от того и причин её защитить у него было только больше. Так что рисковать её безопасностью даже на долю секунды он не мог и не хотел.
Топор же, напротив, двигался словно сам по себе. Лёгкая удобная рукоять, с вырезанными на ней узорами, идеально лежала в его шершавой ладони. Она не скользила, даже когда кровь полилась по запястью командира. Лезвие же было тяжёлым, а от того любой замах увеличивал силу удара, который он наносил. Древко было не таким длинным, как лезвие того же меча, так что замах был быстрым, но достаточно эффективным. Плюс, Драгомир освоил искусство владения топором быстрее, чем научился корзины плести или вспахивать землю в их деревне в детстве. Так что с боевым топором чувствовал себя уверенно.

Тварей было много, то и дело ни один, так второй накер резко выскакивали из под земли, из-за корней или прямо из-за кустов. Драгомир только и успел, как пнуть угли в костре сапогом, чтобы разогнать ими мелких уродцев, чтобы образовать проход, по которому бы дамы смогли отбежать к рыцарям, а от них - в экипаж. Твари испугались ярких искр и жара раскалённых угольков. Мерзко заверещали и отползли подальше, злобно косясь на командира своими горящими алыми глазками.
Они уже начали понимать своим скудным мозгом, что именно этот человек - именно Драгомир, уже убил двоих из их стаи и угрожал им огнём. Что именно он доставляет им больше всего проблем и именно от него нужно избавляться в первую очередь. Так что собрались атаковать его массой, скаля свои острые игольчатые зубки на него из мрака. Поняв это, командир отступил чуть назад и, как раз в этот момент, упёрся спиной в спину принцессы Айлы.
- Принцесса! - рассеянно ляпнул он вслух, не ожидая, что Её величество всё ещё остаётся на поле боя. Да ещё и с оружием в руках. Восхищению его не было предела и, на кураже боя, он не удержал эту мысль в голове, вскрикнув с ухмылкой вслух:
- Люблю женщин, которые умеют обращаться с оружием!

- Принцесса! - испуганный, растерянный и безгранично благодарный юноша, которому принцесса только что спасла жизнь, едва успев подняться на ноги, не нашёл ничего лучше, чем третьим вклиниться в их компанию, вручив охапку стрел принцесса. Он тут же встал плечом к плечу к Драгомиру и Айле.
- Ну вот, другое дело! Держать строй, прикрывать друг друга! Загоним этих тварей туда, откуда они выползли! - то ли рыча, то ли крича. задорно скомандовал криком Драгомир, заряжая лихой уверенностью прочих бойцов.

+1

12

[indent] Принцесса не была той, кто мог с оружием в руке атаковать полчища врагов. Более того, она вовсе не была той, кто мог бы убивать не моргнув глазом, даже если это те чудовища, которые стали за многие столетия и даже тысячелетия частью их мира. Она все ещё оставалась нежным цветком, взрощенным во дворце среди знатных господ и дам, а вовсе не воином держащим лук и стрелы так, словно это обычное для неё дело. Лук и стрелы вместо письменных принадлежностей или книги о доблестных подвигах рыцарей… Нет, принцесса Айла была совсем другой.
[indent] Получив от воина из отряда Драгомира оружие для борьбы с ракетами девушку пронзил приступ оцепенения. Она слабо представляла себе себя со стороны, но четко понимала, что все зависит от неё и мужчины - капитана, стоящего рядом с ней. Страх? Да, ей было страшно и в тоже время нет, ведь принцесса понимала, что от страха нет особого толку. К тому же куда опаснее было встретиться с чародеем, служившим королю Ричарду. Угрожающий ее здоровью и жизни, назидая молчать об услышанном в том темном коридоре - он пугал Айлу куда сильнее, чем что-то ещё. Даже больше, чем накеры, обступающие их небольшую группку кругом.
[indent] Так поступало большинство всех этих злобных тварей. Им, в отличие от людей был неведом страх. Они словно хищники, загоняли свою добычу, чтобы потом откушать нежной и молодой плоти. Им было все равно принцесса перед ними или нищий. Им было все равно, кто или что ждёт их жертву в конце пути: семья, любовь, дети - все это было тварям недоступно. На то они и чудовища. Но они были здесь задолго до появления людей, а потому имели смелость нападать. Считали себя выше, чем люди? Думали, что способны побороть воина? Возможно, это было правдой.
[indent] Размышлять об этом не было времени и желания.
[indent] Стрела, выхваченная из колчана в мгновение была зажата между пальцами принцессы и натянутая тетива задрожала в напряжении и ожидании выстрела. Как только один из окруживших их накеров шевельнулся, Айла разжала пальцы. Стрела со свистом вырвалась из рук девушки, а затем с глухим ударом вонзилась прямо между глаз одному из нападавших на них накеров. Пораженный противник издал какой-то хриплый полустон-вздох и упал на спину, дёргая правой ногой и рукой.
[indent] — Драгомир, — Айла пыталась позвать его, потому что не была уверена, что справится с поставленной задачей. Стрелы в колчане могли очень быстро кончиться, а раны от накеров весьма неприятны и лечить их затруднительно. Но к ним на помощь уже мчались рыцари Его Величества, который, казалось, на какое-то время забыл о существовании его невесты. Теперь эти доблестные воины были готовы положить свои жизни для защиты принцессы. Жаль лишь, что им к Драгомиру, его отряду и леди Айле путь преграждал такое же плотное кольцо накеров, обступившие своих жертв. — Боюсь, я вынуждена признаться, что не так хороша в стрельбе из лука, как вам могло бы показаться… к тому же я не уверена, что смогу держать иное оружие в руках.
[indent] Сам факт того, что принцесса стреляла из лука по тварям, напавшим на их процессию, говорил как минимум о дурном тоне. Конечно она была леди и в первую очередь должна была соответственно себя вести. В стандарты такого поведения никак не входила ни стрельба из лука, ни верховая езда в мужском седле. То, что Валакар обучил управляться с луком, как надеялась принцесса, никогда не станет достоянием общественности, потому что могло затронуть герцога напрямую. А Айла не хотела, чтобы тот впал в немилость перед лицом короля. При этом не важно каким - Ричардом, или же ее братом, Раймоном.
[indent] Тот молодой воин, что вручил принцессе охапку стрел для ведения боя, кажется, после боевого клича своего командира воспылал страстным желанием биться. Это ощущалось в воздухе - как смелые воины его отряда начали рваться, словно львы, дерущиеся за жизнь и добычу одновременно. Все вокруг мгновенно пропиталось напряжением и остротой момента. Даже принцесса, относившаяся до сего дня к битвам лишь посредствам рыцарских турниров, ставших обыденностью для каждой дамы с момента выхода ее в свет, почувствовала боевой настрой сражающихся с тварями.
[indent] Это тоже было обыденностью - ведьмаков было много, после последней войны их количество было на вес золота, потому люди и считали себя достаточно смелыми, чтобы дать отпор нападающим чудищам. К сожалению, несли потери. Но это было неизбежно также, как то, что солнце встает на западе и садится на востоке. Такой мир им достался, таким они его приняли. А мир принял их.

+1

13

Драгомир был потрясён поведением принцессы, разумеется, как и не прекращал восхищаться её самоотверженностью. Но, впрочем, даже когда у той в руках оказались ещё стрелы, он и не думал, что переложит на её хрупкие плечики груз сражения в настоящем бою. Это, конечно, здорово, что Её Величество с такой самоотдачей, наравне с простыми солдатами, бьётся против мерзких тварей. Но она была дамой королевских кровей, настоящая леди... а даме, а уж тем более даме такого высокого происхождения, не пристало воевать. Она должна успокаивать свой народ, направлять, поддерживать и просто быть символом мира.
Помимо всего этого, даже если опустить все титулы и происхождения, Айла была и оставалась девушкой. Юной прелестницей. Не такой беспомощной, как Драгомиру показалось вначале, однако, по прежнему слабой и хрупкой девой. И если он был экипирован в лёгкие, пускай, но всё же доспехи, то она воевала в платье и на каблуках. Драгомир едва ли представлял себе, как она дышит в этом корсете, не то, чтобы мог представить, как она умудряется стрелять или ещё говорить ему что-то. Ещё следовало отметить, что за время их пути под моросящим мелким дождичком, платье принцессы отяжелело и в нём было в два раза труднее двигаться, чем если бы оно было сухим. Да и платье в пол... даже если это был не бальный наряд для встреч при королевском дворе, подол юбки её одеяния был слишком длинным, чтобы давать принцессе Айле волю движений.

— Драгомир, — не было причин для беспокойства. Как уже говорилось выше, несмотря на то, что принцесса была во всеоружии и отлично справлялась с ним, командир не собирался вешать всю ответственность на неё. Ко всему прочему, это же лук и стрелы - не оружие ближнего боя. А их маленькие мерзкие враги уже подбирались вплотную.
Так или иначе, а Драгомир даже не удосужился ничего ответить или хоть как-то отозваться на этот зов принцессы. Он грудью стоял перед ней, зарубая любого накера, который оказывался достаточно смелым, чтобы атаковать их. Он размахивал топором из стороны в сторону, кромсая на мелкие кусочки пузатых гоблинов. Весь в их вязкой почерневшей крови на лице и одежде. С широко распахнутыми глазами, он скалился в пылу битвы страшнее даже этих самых накеров!
- Моя леди... - запыхавшись, с улыбкой оборачивается он к Айле.
- В конце концов, это мы должны вас защищать, а не наоборот...! - он подмигнул девушке так добродушно, как только мог, учитывая, насколько его лицо сейчас было залито чужой кровью.
После чего вдруг развернулся и рубанул топором по упряжке, в которой стояли лошади, что тянули карету принцессы всё это время. Таким образом, он освободил лишь одного коня, а остальные три вполне могли вытянуть карету и без него. Затем он запрыгнул верхом на скакуна, что был слишком перепуган наличием накеров вокруг себя, хотя его глаза и были закрыты шорами.
- Прошу, миледи, давайте руку! - он протянул ладонь Айле, помогая ей забраться на коня и усадиться перед собой.
- Помните, наша первостепенная задача - доставить вас в целости и сохранности... - пояснил он и что есть сил пнул коня по бокам пятками. Тот заржал от неожиданности и приподнялся на дыбы, но затем понёсся навстречу отряду рыцарей, что уже прорывались им навстречу. Испуганный конь нёсся куда ему велел Драгомир, даже если на его пути выпрыгивали накеры. То тут, то там, но поводья в руках командира уверенно направляли лошадь. Не сразу, но им удалось прорваться сквозь плотное кольцо лесных тварей.

Вообще, Драгомир хотел отвезти принцессу Айлу в безопасное место, к её бравым защитникам, а затем вернуться на поле боя и помочь своим людям. Какой же из него командир, если он бросает свой отряд в пылу сражения.... пускай даже их миссия была в том, чтобы доставить принцессу в целости и сохранности. Она ведь уже была, когда он подвёз её к коннице короля. Однако, ему быстро дали понять, что дальше эти накеры - забота королевской гвардии. Двое конников преградили ему путь (или же они встали живой стеной между принцессой и накерами). И через минут двадцать всё было окончено...

Отредактировано Dragomir (12.11.2020 07:33:59)

+1


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [20.10.1120] Клинок и Роза


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно