02/05 Новый выпуск новостей! 30/04 Обновлен дизайн!
Best post by wilhelm forz
Таулер это, Таулер то. «Я обсужу это с леди Таулер». «У леди Таулер встреча с принцем». «Леди Таулер поручено…» Вильгельма начинало подташнивать от одного упоминания новой придворной чародейки. Для него Аннабель была приветом из прошлого, которое он изо всех сил пытался забыть. А тут вот как. Старик про него вспомнил. Старик решил организовать ему «достойную отставку». Надо ли говорить, что подобное положение дел до возмутительного не устраивало Форца? Все мелкие и неважные поручения были переданы Таулер, а все важные и срочные Вильгельм, как и полагается человеку дальновидному, уже разрешил. Король почти отмахнулся от него, когда Вильгельм заговорил о небольшой поездке, и эта отмашка почти вывела его из себя, едва не продемонстрировав всю силу своей ненависти к монаршему идиоту. читать далее...
администрация:
AylaThijmenRekhema

SARGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Прошлое » [29.08.1019] Кошмары пряничного домика


[29.08.1019] Кошмары пряничного домика

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

— Кошмары пряничного домика —
https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/102/t416845.jpg

29.08.1019, Антарес, Гарта
Rene || Isabella
В одной из деревушек Гатора пропадают дети. Или не пропадают?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/102/308840.png[/icon]

+2

2

"...Если хочешь узреть настоящую черную волшбу, госпожа, загляни в Гланту. Здесь творится что-то неладное..."
Любое другое письмо, присланное ей без подписи и в анонимном порядке, Изабелла проигнорировала бы. Но в этом определенно было нечто особенное.
"Настоящую черную волшбу..."
Какая такая черная волшба может твориться в богами забытой Гланте на окраинах Гатора? Изабелла слишком хорошо знала, как это бывает: любую женщину, хотя бы частично напоминавшую ведьму, готовы были обвинить во всех смертных грехах и повесить на нее все деревенские напасти от издохшей коровы до неурожая. Собственно, именно так и было - с Рене, и она сама была тому очевидцем.
С другой стороны, именно в таких местах, вдали от недремлющего взора Торвер Вельда и бесконечного контроля, и вправду могли твориться такие вещи, о которых маги Академии и не подозревали.
Так стоило ли ей ехать?

Она была рада, что Рене еще не покинул к тому времени Аксерт. Письмо подогрело ее любопытство, а ведьмаку любая чертовщина была привычнее, нежели ей самой. Рене из Виды... если и искать таинственного отправителя письма, то в компании с опытным охотником на чудовищ.
Ее брало любопытство, и ничего с этим поделать она не могла. К тому же в Аскерте заканчивался срок аренды ее дома, и нужно было срочно подыскивать денег на новый, а никто пока не горел желанием ей эти деньги обеспечить или хотя бы ссудить.
Вот ведь морока! И почему красивая женщина вынуждена искать, где ей взять денег на красивую жизнь?! Несправедливо!
И все же помимо красивой жизни в этом мире было и еще кое-что, что неизменно привлекало ее внимание.
Тайны.
"...Здесь творится что-то неладное. Пропадают дети - и Гланта живет. Разыщи хижину в темном лесу..."
Чего хотел неведомый (не)доброжелатель? Подставить Изабеллу или спасти Гланту? И если первое - то зачем, а если второе - то как?
Так или иначе, а с этим она и разыскала Рене.

+1

3

Рене не доверял странным письмам, не пойми от кого не пойми зачем написанным, быть может потому что вовсе не доверял людям. Все это походило на розыгрыш или спланированную ловушку. Но кому было разыгрывать подобным образом чародейку? Она и сама представить не могла, а уж он тем более. Именно поэтому Рене больше думал на второе – заманивают. Хотели бы помощи искренне, так пришли бы и попросили. А так…
- Как не нравилось мне это изначально, так и до сих пор не нравится, - ворчал ведьмак, когда они с Изабеллой остановились на опушке леса, откуда была видна та самая Гланта – небольшая деревня дворов на двадцать или чуть более. Лес подступал к ней почти вплотную, а массивный забор вокруг всей древни намекал на то, что бояться здесь точно есть чего – уж не монстров, то диких зверей точно.
Впрочем, насчет монстров. Подзаработать Рене был бы не прочь, но по дороге никаких признаков их не заметил. Но то монстры… Говорили в послании про темное колдовство, а это уже было посложнее обычных хищных тварей. Колдовство – оно всегда более изощренное и опасное.
- Хоть бы намекнул этот твой аноним к кому обращаться… - второе замечание Рене отпустил, когда пересекли деревенские ворота.
На улице было пустовато, но в огородах тявкали собаки, а возле большой лужи копошилось несколько мелких ребятишек.
- Эй, мелкие, - окликнул их Рене. – Дом старосты где?
Малышня окинула его испуганным взглядом и с визгом умчалась прочь.
- В следующий раз ты спрашивай, - пожал плечами ведьмак, но подобной реакции не удивился. Ведьмаки в эту деревню вряд ли часто заворачивали, так что не удивительно испугаться чужого вооруженного мужика.
Но дом старосты все же нашли без подсказок. Дело оказалось несложным – самый большой и добротный.
- Ну как, завернем сразу? – поинтересовался Рене у Изабеллы. – Или у местных сначала что поспрашиваем?
Письмо все же пришло чародейке, так что и решать было ей.  А ведьмак – он так, просто сопровождающий. Не отпускать же ее на опасное и подозрительное дело одну! Изабелла Рене слишком нравилась, чтобы он мог так просто проигнорировать ее просьбу, вот он и согласился на поездку в Гланту почти сразу – даже если и не будет ему тут работы (на нее он, по чести, в этот раз не сильно рассчитывал), то хоть время с чародейкой хорошо проведет, а если что, то и помощь окажет.
Но пока ведьмак и чародейка пялились на дом старосты, их уже заметили другие жители деревни.
- Вы хто такие? Че надобно-т у нас? – старая бабка, опираясь на палку, хмуро пялилась на приезжих. Лоб у бабки был грозно наморщен, но в глазах читался живой интерес.
Бабки – они и в Гланте бабки: что бы ни происходило, всегда готовы собрать свежие сплетни.
- Да мы к старосте, бабуля, - ответил Рене, улыбнувшись старухе. А то испугается еще тоже, как малышня у лужи.
- А чей-та у него?
- Так поговорить.
- А че тогда не заходите?
- Так не успели, вот с вами разговариваем.
Рене покосился на Изабеллу, мол, отвяжемся от старушки или расспросим? Быть может и бабка что про пропавших детей слышала. Или еще про какую местную аномалию. Глядишь, еще до старосты все выболтает.

+1

4

- Мне тоже это не слишком-то нравится, - Изабелла пожала плечами, обтянутыми куда более скромным, чем при их первой встрече, платьем. - Но здесь пахнет тайнами... и чуть-чуть деньгами, - она обернулась к ведьмаку и послала ему лучшую из своих лукавых улыбок. Каждую из таких чародейка могла тренировать перед зеркалом часами, и в их убойной силе была уверена.
На самом деле деньгами здесь не особо пахло. Вернее сказать, пахло настолько слабо, что почти и не ощущалось. Но ни Изабелле, ни Рене не было надобности торчать в Аскерте: для ведьмака в столице заказов не наблюдалось, а ей... словом, ей тоже было лучше пока не мелькать в доме бывшего покровителя. Баронесса де Вартен была той еще мстительной сучкой.
Впрочем, в одном неведомый отправитель письма не солгал: в Гланте действительно творилось что-то странное.
Жители не горели охотой говорить. Дети, как испуганные зверьки, разбежались в стороны, едва лишь Рене к ним обратился.
- Странно, вроде пока ты все же похож не на монстра, а на убийцу монстров, - поддела его чародейка, соглашаясь с необходимостью говорить самой.
Наиболее бесстрашной из всей деревни ожидаемо оказалась древняя старуха, натолкнувшаяся на двоих пришельцев возле дома старосты. Как подметила Изабелла, такие бабки не боялись никого и ничего, прожив на свете куда дольше, чем большинство людей, пытавшихся их напугать.
Интересно, работает ли это же с ведьмаками и чародейками? Изабелла покосилась на своего спутника. И она, и Рене проживут (если повезет) вдвое, а то и втрое дольше, чем эта бабулька. В какой момент такой долгой жизни все вокруг перестанет их пугать? А радовать? Учителя из Торвер Вельда, многие из которых и вправду жили на свете почти век, казались отстраненными и слишком спокойными - безмятежность, граничившая с равнодушием.
Впрочем, бабка живо вывела ее из пространных размышлений.
- Мы к вам приехали, потому как позвали нас, - Изабелла посмотрела на нее с седла. - Дети у вас, говорят, пропадают.
- Да ну?.. - старуха щербато улыбнулась, но глаза у нее стали напряженными. - Хто ж говорит-та?
- Многие говорят, - туманно ответила чародейка. - У нас поручение от самого короля разобраться и узнать, что за беда терзает Гланту, - немножко приврать никогда делу не вредило. - Так что? Есть ли у вас такая беда?
- Ой, девонька, да я ж ниче не знаю... - тут же завела волынку бабулька, опираясь на клюку и торопливо ковыляя прочь от них. - У самой-то детей уж скоко нет, все, чай, выросли... Ежели у кого и пропадали, про то мне неведомо...
- Врет и не краснеет, - процедила сквозь зубы Изабель, глядя ей в спину. - Чтоб в такой мелкой деревушке и ничего не знать, особенно старухе - это умудриться надо. Пойдем старосту попытаем.
Староста - рано располневший мужик с окладистой бородой-лопатой, - безмятежно набивал трубочку вонючей, едко пахнущей травой, и был настроен вполне благодушно. Ровно до того момента, пока чародейка не озвучила цели их визита. Тут и он поперхнулся дымом, движения стали нервными, а где-то в глубине глаз поселился страх.
- Да нет у нас ничего, госпожа! Кто ж это такой доброжелатель-то, чтобы посланников самого короля за нос водить? А и грамоту-то королевскую не мешало бы посмотреть...
- Разумеется, - Изабелла пожала плечами и вытянула из-за пазухи то самое письмо от доброжелателя.
Но как только староста развернул его, письмо чудесным образом превратилось в настоящий королевский указ: ровные чеканные строчки, оттиск печати, подпись - все, как полагается. Иллюзии на бумагу наложить - дело плевое, особенно перед полуграмотным крестьянским мужиком.

+1

5

Королевская печать старосту впечатлила, но он все равно продолжал мяться, явно боясь сболтнуть нечто лишнее:
- Пропадают дети, да, - кивал, теребя кудлатую бороду. – Но так где не пропадают? Мы же у самого леса, а в лесу всегда кто-то плутает. Или звери дикие… вот тоже – съедят или в нору уволокут, что и костей не сыщешь. Или вот озеро лесное – оно вроде и небольшое, но вода ледяная, что мышцы сводит, коль нырнуть, и глубокое – дна никто еще не достал. Но разве ж это детей останавливало? – староста со вздохом развел руками. – Вот и пропадают по своей глупости. Что у нас, что везде.
И вроде бы, правильно он говорил, - не придерешься. – но взгляд отводил в сторону. Это Рене и не нравилось – утаивал староста. Явно что-то не договаривал.
- Сколько детей пропало? Куда пропадают? – Рене нарисовал в воздухе Аксий. Надоело ему ходить вокруг да около – только время на причитания старосты тратили. - Рассказывай по порядку.
Староста завороженно проследил за его жестом остекленевшим взглядом, а затем затараторил, отложив в сторону трубку, что до сих пор крутил в руках:
- Приключилась у нас тут оказия. Полгода назад как раз. Проезжал мимо менестрель на осле и остановился переночевать. А у нас что? Народ добрый, пустили, накормили. А он и говорит, мол, утром вашим детям сказки расскажу за бесплатно, раз так хорошо меня приняли. И на самом деле рассказал, песенками их сопровождая. Сказок пять было, дети почти со всех дворов собрались слушать. У нас ведь развлечений тут мало, а сказки все любят – тут даже взрослые ходили некоторые. И бабки с дедами туда же. Сам я не ходил, но рассказывают, что складно говорил и пел этот менестрель. Так вот… последняя сказка была необычной, - взгляд старосты снова забегал, голос стал звучать глуше. – Домик, говорит есть в лесу, только для детей видимый. Весь из сладостей построен. Пряники, вафли, мед и конфеты – всего много. И фонтан у дома из лимонада (сам не знаю, что это). Все, как со стола короля – только ешь! Но дом тот появляется только по ночам в полную луну. Кто не струсит, должен пойти в лес, встать под одинокое дерево и пожелать сладостей. И тогда, если повезет, то появится дорожка из конфет, что выведет к чудесному дому.
Староста поджал губы и замолчал, задумавшись.
- Так что дальше-то? – поторопил его Рене, когда молчание затянулось.
- А дальше странное началось… Менестрель этот, демоны бы его сожрали, ушел! – староста в сердцах плюнул на пол. - А дети наши давай в лес бегать одинокое дерево искать. И не только наши, а еще и из соседних деревень – сказка эта разлетелась быстро по всей округе! И как ночь – так кто-нибудь в лес бежит! Мы уже сейчас двери запираем… Но не помогает. Пропадают… То один, то второй. Как ночью в лес сбегут этот дом несчастный глянуть, так уже обратно и не возвращаются. И не только в полнолуние…
- Вы ведь искали их, как я понимаю? – уточнил Рене, прервав охи и вздохи старосты.
- Конечно искали! Всей деревней ходили. И звали, и собак брали, да только никаких следов нет. И крови тоже…
- Крови?
- Ну если бы звери разорвали, то кровь и, может, одежда… клочки какие… остались бы…
- А собаки?
- Тоже ничего – бегут до озера, а дальше кругами ходят – след взять не могут.
- Ну не могли же они все утопится? – мотнул головой Рене. Берд какой-то выходил, если словам старосты верить. – Сколько детей, говоришь, пропало?
- Уже девять за полгода, - староста совсем погрустнел. – Это у нас только. Из соседних деревень тоже пропадали.
- Погоди, - Рене и сам задумался над рассказом. Что-то тут не сходилось. – Дети уходили, пропадали… И другие снова шли, не боясь?
- Именно, - староста кивнул. – Как зачарованы они после этой сказки стали. Взрослые – те нормально. А дети только о доме и говорят…  А еще вот недавно совсем с Ханной чертовщина получилась.
- Ханна – это кто?
- Вдова она. Жила почти рядом со мной, детей трое. Вот у нее две старших дочки ушли к тому пряничному дому и пропали. Она их искать ходила не один месяц. Не нашла, но говори ведьму у озера видала. Та сидит прямо на ветке дерева – глаза желтые, вон как у тебя, ухи длинные, как у эльфы, и волосы седые почти до земли. Ханна как ее увидела, так дикий страх почувствовала и убежала.
- А сейчас она где? Поговорить бы с ней…
- Так нету, - староста хмыкнул и постучал пальцем по столешнице. – Наделю назад как повесилась ночью на дубе за своим домом. До этого все твердила, что это ведьмы озеро облюбовали и детей себе на обед заманивают. И что раз она видела их, то придут за ней. Вот, видимо, головой совсем и поехала – руки на себя наложила.
- А чародеев вы не вызывали? – задал последний вопрос Рене. – Раз про ведьм слухи, то кто ж лучше чародеев в колдовстве разберется?
- Вызывали, - староста кивнул. – Нанимали мы чародейку, да только она не нашла ничего. Сказала, что никакой магии в деревне и на озере нет, и уехала.  Зря только деньги отдали, - он сокрушенно покачал головой и спросил уже сам. – А Его Величество-то как прознал, что у нас тут такая непонятная беда? Мы после этого менестреля чужаков не любим, ни с кем теперь лишнего не болтаем и в дома свои на постой не пускаем.

+1

6

Какими чарами владели ведьмаки? Изабелла уже успела убедиться, что и ее новый друг обладает способностями, далеко превосходящими человеческое понимание, пусть это было и нечто иное, отличное от классической магии, которой владели чародеи. Она успела заметить короткое, быстрое движение хитро сложенными пальцами - и староста неожиданно, как на духу, принялся рассказывать Рене обо всех проблемах Гланты, связанных с пропажей детей.
Ей оставалось разве что слушать и запоминать.
Вот только в рассказе главы деревни было слишком мало смысла. Менестрель? Домик, полный сладостей? Одинокое дерево, исполняющее желание? В это и вправду могли бы поверить дети, но что происходило на самом деле? И почему их так и не могли найти?
Более того, единственная женщина, которая могла бы хоть что-то рассказать - повесилась... Было в этом что-то неладное. Нет, Изабель могла понять страдания матери, лишившейся двоих детей, но ведь у нее оставался третий.
- Почтенный, скажите, а что сталось с третьим ребенком Ханны-самоубийцы? - вставила она, когда староста закончил, а Рене озадаченно нахмурился. - Где он сейчас?
- Она? Маришка-то? - староста наморщил лоб. - Ее Ханнина родственница забрала, Марта, они с мужем живут через два двора от леса. Там еще окна птичками разрисованы. У Марты и без того полон дом ртов, мал-мала-меньше, а тут еще Маришка свалилась...
- А что была за чародейка, которая приезжала разбираться? - Изабелла не слишком рассчитывала, что имя будет знакомым, но ответ сумел ее удивить.
- Чародейка? А высокая такая, черноволосая, нос орлиный. Назвалась как-то... Ранна или Ренна...
- Ранна из Ронана?
- Да! Она...
Изабель чуть сдвинула брови. Ранна была ее сокурсницей, разве что на пару лет старше. Не в шутку амбициозная, но не слишком старательная. Уж не пришло ли и ей такое же письмо? Староста об этом ничего не знал.
- Спасибо, почтенный, - любезно улыбнулась чародейка. - Обещаем, мы никого в Гланте беспокоить не будем попусту... Но что если детей все же найдем?
Ответом ей было странное выражение лица старосты - не сказать, что обнадеженное или восторженное.
Скорее - напуганное.

***
- Не понравился он мне, - проворчала Изабель, когда они с Рене отошли от дома достаточно далеко. - Черная волшба... как-то не похожи на нее сказки о пряничном домике, полном сладостей. И не слишком-то он обрадовался, когда узнал, что мы детей искать собрались. И Ранна ни с чем уехала. И, кстати, ничего я о ней давненько не слышала уже...
Вдвоем, - Рене вел под уздцы обеих лошадей, - они прошли через всю деревню к дому с птичками на окнах. Точнее, на ставнях - намалеваны они были кривенько, но ярко, с душой.
Во дворе, поросшем жухлой травкой, играли двое детей - совсем маленьких еще, лет четырех или чуть младше. При виде незнакомцев оба настороженно застыли, вытаращившись на ведьмака и чародейку.
Изабель кинула на Рене быстрый взгляд, памятуя о том, как тот напугал мелочь на въезде в Гланту, и приветливо улыбнулась им:
- Привет, - они недоверчиво кивнули, и тот, что поменьше, сделал пару шагов к дому. - Не бойтесь, мы ищем Маришку. Она же ваша сестричка?
- Не сестричка она, - выдал мальчик посмелее. - Приблудыш! Так мама говорит...
- Приблудыш? - чародейка чуть нахмурилась, но спорить не стала. - Так где она?
- В огороде работает. Мамка сказала, чтоб она хлеб отрабатывала... Вон там!
- А мама где?
- В доме стряпает. Батя в поле.
- Позови Маришку, будь другом.
- А мне что за это будет? - не растерялся постреленыш.
"Подзатыльник покрепче!" - так и подмывало ответить чародейку.
- Конфета. Большая, - конфеты у Изабеллы не было, но да и хрен с ним. Она не считала грехом обманывать детей, в особенности вредных и жадных.
- Ладно... - мальчишка сорвался с места и умчался к огороду.

Маришка оказалась худенькой веснушчатой девочкой лет восьми - ключицы выпирали над поношенным платьицем, карие глаза смотрели настороженно и серьезно. Сложно было поверить в то, что она хоть когда-то смеялась.
- Привет, - Изабелла чуть наклонилась к ней. - Ты Маришка?
Та молча кивнула и бросила быстрый взгляд в сторону окна в доме.
- Можешь рассказать нам о пряничном домике?

+1

7

Про погибшую Ханну Рене ничего особого думать не стал. Повесилась и повесилась – в голову другому человеку не заглянешь, и что ее к тому подтолкнуло не узнаешь. А вот про Ранну он запомнил. Уехала… И не слышно.
Уехала ли?
Рене искоса глянул на Изабеллу, думая выспросить у нее про чародейку, но тут передумал – тоже, наверное, зря подозревает плохое без всяких на то доказательств. Лучше уж поговорить с местными и сходить к тому дереву и озеру, о котором староста упоминал. Там, на месте, уже следы искать и выяснить, что за исчезновения происходят в округе. А если уж монстра удастся выловить, то и со старосты можно денег требовать.
Но что еще волновало Рене, так это вопрос, кто ж вообще написал письмо Изабелле. Что если как раз эта ее Ранна? Заподозрила неладное, но сама не справилась – поняла, что не осилит одна, вот и уехала? Такой расклад казался Рене вполне вероятным, и пока шли до дома, где жила Маришка, он думал именно над этим вариантом событий.

***

С детьми на этот раз разговаривала Изабелла – Рене стоял чуть в стороне, чтобы не пугать, но все равно они смотрели на него, как на неведомое чудище. А что еще ожидать было? Наверняка, все знают про глаза Ханиной ведьмы – ведьмака точно к ней в родню приписали сразу же, стоило проехать через деревенские ворота. 
Маришка, младшая дочка Ханны, рассказала немного – все это Рене и Изабелла уже слышали от старосты. Но добавила в конце:
- Вы не считайте, что с сестренками что-то случилось. Они говорят со мной вечером, значит, живы же – в домике только так хорошо им, что не хотят возвращаться.
- Говорят? – не выдержал Рене, все же спросил сам.
Девочка настороженно покосилась на него, но ответила.
- Ага. Зовут к себе по ночам. Под окно приходят и зовут… А мамка вот не верила, плакала, что умерли… - она погрустнела, и у самой слезы на глаза навернулись.
- Под окно приходят? Ты видела их? – удивился Рене.
- Нет, не видела – выглядывала, но не заметила. Прячутся они, говорят, что взрослым на глаза не хотят показываться, а то обратно не отпустят. Но слышала я их хорошо.
- А спутать не могла? Ну голос… Точно их? А то вдруг та ведьма прикинулась? Хочет тебя забрать.
- Да нет, дяденька. Что вы говорите? – Маришка испуганно сверкнула на него глазами исподлобья. – Я уж своих сестер знаю. Не перепутаю.
- А куда зовут приходить-то?
- Так я вам и скажу. Мне говорить не велено, а то не отпустят меня туда.
- Так я же не твоя родня! Что мне тебя не пускать? Иди. Мне просто интересно, - Рене достал из кармана мелкую медную монетку. – За подарок скажешь?
- Ну-у… - замялась Маришка. Монетку ей явно хотелось не меньше, чем сбегать к волшебному домику. – У лысого дерева на краю Кукушкиного озера.
- Кукушкиного?
- Ну это рядом у нас, - девочка махнула рукой в сторону и скорчила гримасу. Мол, все знают, а вы совсем глупые. – Только вы все равно ничего не увидите. И конфет вам не дадут. Вы же взрослые! Мамка вот тоже не видела и не верила.
Она шмыгнула носом, снова погрустнев, и Рене торопливо сунул ей монетку:
- На вот, на конфету, - утешать он совсем не умел. Не помнил, как это делается, вот и поспешил откупиться.
- А мне конфета где? – мальчишка, что позвал Маришку, тут же нарисовался рядом. Подслушивал в соседних кустах, мелкий подлец! Услышал про конфеты – вылез.
- На и тебе, - Рене протянул монетку и ему. – Ты в волшебный домик, смотрю, не собираешься?
- Не-а. В лесу волки, - мальчишка быстро спрятал монету в карман.
- И сказки менестреля тебе не понравились?
- Меня мамка наказала, не отпустила. Ну и ладно. Я и сам сказки знаю.
Он с независимым видом сунул грязный палец в нос, достал козявку и вытер ее о штаны.

+1

8

Больше всего в этой странной, запутанной истории Изабель и в самом деле смущало именно участие Ранны. Та была упорной, порой даже слишком - ошибки свои признавать не любила, и письмо с просьбой о помощи вряд ли отправила бы. Тем более, лично ей: чародейки были не то чтобы закадычными подругами в Торвер Вельде, и навскидку Изабелла могла бы придумать с десяток других кандидатов, которым Ранна могла бы послать весть.
Но и отступаться было не в правилах ее сокурсницы. В чем же тогда дело?
Рассказ Маришки ясности не внес - лишь еще больше насторожил. Пропавшие дети возвращаются ночами, чтобы зазывать других - и никто из взрослых их не видит? В этом явно была замешана магия - возможно, что-то из иллюзий. Могла ли Ранна ее почувствовать?
Конечно, могла. Значит, идут они именно по пути другой чародейки и копают в том же направлении.
Рене, между тем, уже полностью завладел детским вниманием: получившие по монете юные информаторы смотрели на него с гораздо большей приязнью, а малолетний носокопатель все норовил дотронуться чумазым пальцем до мечей ведьмака. Ни необычные глаза Рене, ни репутация убийцы чудовищ его, похоже, не пугали.
- Скажите-ка вот еще что, - Изабель присела перед ними на корточки, чтобы ее улыбчивое лицо оказалось на одном уровне с их лицами. - Здесь ведь чародейка была? Волшебница, черноволосая такая, невысокая...
- Красивая дама? Да, была, - Маришка крепко сжимала монету в кулаке.
- Она-то вас о чем-нибудь спрашивала? К дереву за конфетами ходила?
- Нас не спрашивала, к старосте бегала, - шмыгнул носом мальчишка. - К дереву пошла, но говорю ж, ей все равно никто ничего не даст, она взрослая..
- А назад она потом приходила? - Изабелла затаила дыхание.
Дети переглянулись и отрицательно покачали головами.

***
- Значит, Ранна здесь была, тоже что-то разнюхала и пошла к лысому дереву... и там и пропала, - лицо Изабель было непривычно хмурым, между аккуратными бровями пролегла вертикальная морщинка. - Мне это не нравится. Письмо явно было не от нее - мне писать ей незачем. Но почему-то я не удивилась бы, если б выяснилось, что и Ранна такое послание получила. Что думаешь?
Она повернулась к ведьмаку, в который уже раз радуясь, что он согласился сопровождать ее. После новости об исчезновении Ранны соваться в странный лес в одиночку ей не хотелось.
На Гланту медленно опускался вечер. Жители, настороженно косясь на ведьмака и чародейку, постепенно расходились по домам - и наступала почти неестественная тишина: ставни закрывались, двери накрепко запирались. Все как и говорил староста: с посторонними здесь не болтали, и на ночлег пускать не собирались.
- А поехали сразу к этому драному дереву, - Изабель с вызовом вскинула подбородок и подхватила Рене под руку. Голубые глаза решительно заблестели. Проситься на постой к каким-то крестьянам ей не хотелось, а вот разобраться поскорее с этим делом - очень даже.
Лес темнел почти сразу за окраинами деревни - деревья стояли бдительными часовыми: на опушке по отдельности, но чем дальше - тем плотнее ряды, тем гуще чаща.
- Если там монстр - ты же зарубишь его, не так ли? - чародейка кокетливо склонила кудрявую головку Рене на плечо.

+1

9

- Пока ничего не выяснили толком, предположения строить рано, - не согласился с Изабеллой Рене. Говорил он тихо, внимательно глядя ей в глаза. – Надо хоть местность у этого озера осмотреть… Да и сложно как-то все выходит. Подумай сама, тут и ведьмы, и волшебный домик, и менестрель со сказками, и загадочные письма. Если все это связать, то одному человеку такое похищение не организовать, не справится. Тут целый заговор выйдет! Дети же не только в той деревне пропали, если старосте верить, а во всех, куда менестрель со своими сказками заходил.
Рене пытался мысленно выстроить цепочку всех загадочных обстоятельств, но не получалось – логика никак не хотела работать, спотыкалась, и все умозаключения рушились. Чего-то явно не хватало – или они с Изабеллой просмотрели нечто важное, или попросту его не узнали. Но без этого Важного происходящее смысла не имело, с какой стороны на него не взгляни.
И все же идти ночью к озеру ночью Рене считал делом безответственным – насколько он понял, все беды происходили как раз после заката, а они с Изабеллой даже не представляли, с кем придется встретиться, чтобы приготовиться заранее. Да что там с кем! Даже где озеро не знают! Попробуй-ка найти его в темноте в незнакомом лесу!
И никакие комплименты и похвалы не сработают.
- Послушай, драгоценная моя Изабо, - Рене улыбнулся и приобнял льнущую к его плечу чародейку. Местные, наверняка, поплевались за своими заборами – обнимаются тут посреди улицы, бесстыдники! Да, впрочем, кто ожидал большой морали от нелюдей? Так что Рене было абсолютно все равно, что там скажет про его поведение завтра очередная бабка своим товаркам. - Так вот, ответь-ка мне, - продолжил он с улыбкой, - как мы самостоятельно найдем это ведьмино озеро? Нам нужен кто-то, кто покажет путь. Или расскажет, как идти… Проводника, на ночь глядя, найти, думаю, будет сложновато.
Рене хотел добавить про то, что и монстр совсем неизвестный, но кусты за соседним забором затрещали, и из них высунулась кудлатая голова все того же любящего наживу мелкого сопливого мальчугана.
- Дядька ведьмак, - скороговоркой заговорил мальчишка, оглядываясь по сторонам, чтобы мамка не засекла. – Я вам дорогу к озеру могу показать. За три монеты.
Цены у него росли как на дрожжах, а вид был донельзя довольный – сразу видно, опять подслушивал чужие разговоры.
- Уже, смотрю, не боишься ночью в лес идти?
- Не-а. Я ж не один пойду, а с вами.
- И мамка отпустит?
- Она не узнает… 
- Я скажу, - категорическим тоном заявил Рене. Только еще не хватало, чтобы молокосос в лесу потерялся или волку на зуб попал. Какие уж там ведьмы!
- Ну и не скажу ничего, - надулся мелкий, - не узнаете.
- Еще как узнаем, у других спросим, - продолжал играть в его игру Рене.
Мальчишка разобиделся и усунулся обратно в кустарник, но почти сразу же высунулся обратно. Монетки его тянули к себе как магнитом.
- За три монетки скажу, куда идти, - сообщил он.
- Дорого, - ухмыльнулся Рене.
- Ну за две…
- За одну!
- Тогда не скажу.
- Спросим у других, они бесплатно скажут.
Мелкий нахал почесал щеку и согласился:
- Ладно. За одну... Монетку вперед, - он протянул через прутья забора грязную ладошку.
Рене качнул головой, выпустил из объятий Изабеллу, и, покопавшись по карманам нашел еще одну мелкую денежку. Сам когда-то таким же нахаленком был.
- Ну, рассказывай, - он присел напротив и положи монетку мальчишке на ладонь.
- Так вот, - начал тот, тут же спрятав добычу. – За ворота как выйдите, так туда, где коз пасут, - он махнул левой рукой, что, видимо, означало налево. - Там дорога по лесу… Ну тропа. По ней идете-идее… Потом туда, - он махнул правой рукой, - Там две елки. За ними поляна. А потом все прямо, прямо, и к озеру как раз выйдите.
Мальчишка с довольным видом замолчал, а Рене обернулся к Изабелле, мол, все понятно по такому описанию? Точно все еще хочешь ночью в лес?
Но мальчишка, увидев, что ведьмак отвернулся, тут же подергал его за рукав:
- Дядька ведьмак, а ты меня тоже в ведьмаки возьми, - неожиданно выдал он и вытер кулаком нос.
- Тебя? – искренне удивился Рене, вновь к нему обернувшись. – Да ты ж мелкий!
- Ниче не мелкий! Мне шесть!
- Врешь.
- Не вру.
- Врешь.
- Ну пять. Шесть почти уже.
- Да тебе и пяти нет, - осадил его Рене. Хотя, пришлось признать, что для четырех, говорил все же мальчишка довольно складно. Но все равно… На вид какой-то он совсем был мелкий, тощий и неказистый.
- Есть мне пять! – возмутился тот. – Ростом не уродился. В батю. Так мамка говорит.
- Все равно мелкий. Вот будет десять, тогда в ведьмаки и просись.
- А ты снова к нам тогда приедешь?
- Не-а.
- Почему?
- Сложные вопросы ты задаешь, мелкий. Меня к тому времени уже какой-нибудь монстр сожрет. Ты тоже хочешь так быстро умереть?
Тот молчал, обдумывая, но ведьмаку явно не верил – по глазам неверие читалось.
- Вот и иди к мамке, нока та не спохватилась и жопу не выдрала, - завершил разговор Рене и выпрямился, понимаясь на ноги.

+1

10

Опасения Рене были вполне разумны, логичны и объяснимы. Как человек, регулярно сталкивающийся с неведомой опасностью, он силился предусмотреть любой возможный исход - и убедил бы в этом и Изабель, если бы не одно "но".
Если бы не пропавшая Ранна и не то слишком странное письмо.
Она - не Ранна. Ее-то ведь не взять каким-то там похитителям детей, хоронившимся в лесу под старым деревом. Она вполне способна разобраться с этим, не затягивая дело до крайности и не допустив ситуацию, когда неведомая сила похитит и Маришку, и их с Рене маленького шпиона.
Ну хорошо, не в одиночку. Но ведь вдвоем-то они всяко справятся?
Поэтому чародейка устало фыркнула, сдувая с глаз выбившийся из прически локон - на ее кокетство Рене не купился, и оставалось только слушать запутанные объяснения юного вымогателя, уже и в ведьмаки намылившегося.
- Почему ты так упорно отговариваешь его? - полюбопытствовала она у Рене, когда мальчишка, получивший свою монетку, наконец-то отстал от них и умчался к мамке получать заслуженный нагоняй. - Вдруг это его судьба - стать ведьмаком? В конце концов, откликнулись же в Школе Змеи на твою собственную просьбу...
- Да мелкий же он! – отмахнулся Рене. – Одна глупость в голове! Думает, у ведьмаков денег много, - он усмехнулся и качнул головой. – Было бы много, я б по захолустным деревням не ошивался, а сидел в своем поместье с виноградниками. Или трактир бы открыл! В мире полно менее опасных способов заработать: ремеслом бы каким занялся – и то хорошо. Умелые кузнецы, портные, сапожники и прочие больше ведьмаков ценятся и всегда при работе и уважении. А мне еще искать приходится, где найти монстра, да еще чтобы и оплачиваемого. Плюс конкуренция… В общем, одна морока быть ведьмаком. Опасная морока. Стоит ли оно того?
- Это ты мне скажи, - Изабелла лукаво улыбнулась ему. - Ты ведь до сих пор охотишься на чудовищ, а не пытаешься открыть свою таверну. Значит - стоит?
- Я больше ничего не умею, вот и бью, - ухмыльнулся Рене. – Чудовища когда-нибудь закончатся, деньги накопятся, вот тогда и открою. Или таверну, или винодельню, или что-то еще. Если посетители и покупатели будут. Забыла, что я уже ведьмак, и обратно это не повернуть? Это же не просто слово. Со мной и за один стол не все сядут.
- Смотря где. И смотря кто будет за тебя ручаться... - задумчиво проговорила чародейка. - Если найдется достаточно знатный покровитель, все мигом забудут о том, что у тебя глаза не того цвета, а прочее и не заметят. В мире, увы, все решается не деньгами даже, а связями…
- Связи…- рассмеялся Рене. – Связи у меня только с монстрами и еще одной чародейкой. Так что пошли лучше ведьму ловить… или не ловить. На озеро хотя бы глянем, пока не стемнело, раз уж тебе так хочется увидеть его именно сегодня, если конечно, мелкий не соврал, что идти недалеко.
- Я просто хочу разобраться с этим поскорее и не клянчить ночлега у местных, - пожала плечами Изабель, - так что, надеюсь, имеющихся у нас связей хватит, чтобы выяснить, что же за ерунда тут творится. Идем...

+1

11

Дорога к Кукушкину озеру оказалась совсем несложной и довольно короткой. Мальчишка все правильно сказал про тропу, повороты и елки – не заблудишься и мимо не пройдешь. Шли пешком, оставив лошадей в деревне, и почти весь путь Рене молчал – присматривался, чтобы не пропустить нечто важное, что могло скрываться в лесу рядом с Глантой. Вот только не увидел пока что ничего особенного – следы людей, обычного зверья и никаких монстров или ведьм с волосами до земли. Да и амулет ведьмачий молчал.
- Если есть тут ведьма, как думаешь, кто она? - разговор Рене завел, когда впереди уже показалось то самое «лысое» дерево. Некогда мощное и высокое, теперь оно представляло из себя высохший остов, сохранивший лишь несколько толстых, но таких же, как и ствол, мертвых веток. – Возможно, какая-то полоумная чародейка из вашей братии? Или дурное божество, случайно облюбовавшее озеро? А может и вообще ее не существует…
Ведьмак замолчал, склонился и подобрал с земли предмет, что его так заинтересовал.
- Хмм… - он протянул открытую ладонь Изабелле. На ладони лежала ярко-красная маленькая конфетка-леденец. В детстве Рене не раз видел такие яркие сладости на ярмарках у заезжих торгашей. Стоили они дороже, чем местные не слишком красивые на вид леденцы из жженого сахара – желтые да коричневые. Нет, эти, дорогие, были цветные и со вкусом разных ягод и фруктов. – Вряд ли кто-то в Гланте готовит подобное.
В далекой от столицы, бедной Гланте на подобное лакомство денег бы ни у кого не хватило точно.
Но тогда…
Кто-то действительно заманивает детей в лес конфетами?
Рене нахмурился. Ему все меньше нравилась эта поездка, и все меньше он понимал, что происходит.
Солнце уже почти село, и в лесу стремительно темнело. Высокие кроны деревьев, нависавшие над поляной у озера, выглядели гнетущей черной массой, да и сама гладь озера потемнела – черная дыра, не иначе. 
- Осмотримся? Или вернемся утром? – на душе становилось все более тревожно, но Изабелла так быстро уходить не собиралась, так что Рене согласился. – Ну хорошо. Я обойду вокруг озера, а ты посмотри у дерева. А к полуночи можем посидеть у его корней и подождать, когда откроется дорожка с конфетами. Или не откроется, - он усмехнулся, - мы же взрослые. Но, по крайней мере, сегодня ни один ребенок не пропадет – место будет занято нами.
Теперь он уже рассмеялся, не громко, но и не таясь. Если рядом и скрывалась «ведьма», пусть знает, что ее не очень-то боятся. Впрочем, если это чародейка, то она, скорее, затаится, пока конкуренты не уйдут, а вот божок может и выбраться поболтать – минимум возмутиться, что его тревожат, максимум – попробовать отогнать чужаков с территории, которую уже считает своей и на которой кормится.
Пройдя несколько шагов по краю озера, Рене в раздумьях остановился и обернулся назад. Изабелла что-то рассматривала, присев на корточки, и в душу ведьмака закрались сомнения: быть может, он сейчас зря оставляет ее одну?  Ну да, она не маленькая глупая девочка, а чародейка с сильной магией. Но ведь и ее знакомая, что пропала в этих местах, тоже была чародейкой…
И еще Рене заметил одну странность – с наступлением ночи лес вокруг замер. Птицы, что сновали в ветвях весь путь до озера, сейчас молчали.
Ни звука. Ни движения. Над озером висела мертвая тишина. 
И это было дурным знаком.

+1


Вы здесь » SARGAS » Прошлое » [29.08.1019] Кошмары пряничного домика


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно