02/05 Новый выпуск новостей! 30/04 Обновлен дизайн!
Best post by wilhelm forz
Таулер это, Таулер то. «Я обсужу это с леди Таулер». «У леди Таулер встреча с принцем». «Леди Таулер поручено…» Вильгельма начинало подташнивать от одного упоминания новой придворной чародейки. Для него Аннабель была приветом из прошлого, которое он изо всех сил пытался забыть. А тут вот как. Старик про него вспомнил. Старик решил организовать ему «достойную отставку». Надо ли говорить, что подобное положение дел до возмутительного не устраивало Форца? Все мелкие и неважные поручения были переданы Таулер, а все важные и срочные Вильгельм, как и полагается человеку дальновидному, уже разрешил. Король почти отмахнулся от него, когда Вильгельм заговорил о небольшой поездке, и эта отмашка почти вывела его из себя, едва не продемонстрировав всю силу своей ненависти к монаршему идиоту. читать далее...
администрация:
AylaThijmenRekhema

SARGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Прошлое » [30.08.1117] Whispers


[30.08.1117] Whispers

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

— Whispers —
https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/87/446298.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/87/489625.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/87/730130.gif
30.08.1117, внутренний двор королевского дворца в Гересе; переменная облачность, +24°
Robert Landry || Raymond de Montfront
Шепотки. Шепотки при дворе всегда играли огромную роль и любое неосторожное движение могло провести к кровавой сечи. И все из-за них.
Шепот.
На этот раз шептались о том, как некий рыцарь Роз позволил себе волность уединиться с самой принцессой Ригеля, дочерью Луиса де Монфора и сестрой принца Раймона, который был ему еще и другом. Возмущение! Гнев! Жажда мести - то, что обуяло будущего короля по отношению к графу из Несса, сложно было осуждать. Скорее даже наоборот, "человека страстей" поддержали в их дворянском кругу. И спустя всего несколько дней принц Раймон и печально известный рыцарь сошлись в неравном бою на глазах у всего двора.

+2

2

Королевский дворец гудел, как улей, чью размеренную жизнь потревожили бесцеремонным ударом палкой. Пчелы летали туда-сюда жужжа и жужжа о том, как ужасен и несправедлив тот самый мерзавец, в чьих руках была многострадальная палка. Орудие пыток, не иначе. Но они его непременно запомнили до мелочей и сразу же, как представится шанс, отомстят. Примерно так же думали те, кто разносил слухи по двору с того самого дня, как Айла и Роберт имели смелость и наглость уединиться в одном из старых и давно закрытых залов с полукруглым большим балконом. А с того дня прошло ни много, ни мало, два дня. Казалось бы - каков масштаб события - лишь пшик да и только, но каков результат этого пшика. Пожалуй, надо признать, что Роберт совсем не ожидал ничего подобного и переживал в основном за принцессу, а не за себя. Ему-то чего терять… А вот она…
Сегодняшний день был ознаменован слухами. Роберт, за столько лет практически непрерывного пребывания при королевском дворе Ригеля, привык не обращать на них внимания, ведь сегодня они обсуждали принцессу, завтра - его, а послезавтра какого-нибудь другого графа или даже герцога. Темы менялись, но чаще всего это были обсуждения скандалов, разумеется. В большом улье нельзя было делать несколько очевидных для всех вещей. К примеру иметь возможность уединяться с некоей девой, чья персона имеет непосредственное отношение к престолонаследованию. Хуже было бы, если бы все эти языки чесали друг об друга на тему романа Роберта с самой королевой Элоиз, но и того, что ему приписывался любовный подвиг с принцессой Айлой было достаточно, чтобы раз и навсегда обрести кандалы.
Роберт человеком был неглупым. А потому завтракать по утру отказался, выпил травяной отвар, который, как говорила служанка должна была на некоторое время притупить его восприятие ситуации и ослабить уровень стресса, который тот переживал. Может быть, это было и не по-мужски, но по крайней мере граф Лэндри был честен перед собой и отдавал себе отчёт в том, что даже если между ним и сестрой будущего короля, который, очевидно, узнав об их с Айлой тайной связи, жаждал встретиться лично, ничего не было, он будет бит. И бит беспощадно. Вряд-ли Раймон остановится перед первой кровью, когда выбьет ее из ран своего друга. А вот было между ним и принцессой что-либо, или не было - вопрос второй. Так что, особо не рассчитывая на благоприятный исход дела, Роберт собрался, нацепил на плечо свой толстый кожаный ремень, который держал одноручный меч, поверх бархатного удлиненного дублета и вышел вон из своих покоев, направляясь прямиком к тренировочному полю.
Айла была очень расстроена. Ее отношения с братом все ещё оставляли желать лучшего, когда Роберт вновь появился на очередном турнире и выставил себя против одного из самых сильных рыцарей нашего времени. Не удивительно, что тот без зазрения совести, с правой руки поразил его копьём в грудь. Щепка от жерди прошла в узкий зазор между пластинами, воткнулась в кожу и Роб упал с лошади на песок ристалища. Разумеется принцесса выразила свое удивление и даже ужас, когда осознала, что только что чуть не потеряла одного из немногих близких своих друзей в его лице. А он поднялся на ноги, несмотря на боль и кровь, подошёл к девушке и протянул ей руку с розой, зажатой в окованных сталью перчатках. С этого все и началось. Чуть позже, вечером, они встретились в той части замка, где раньше содержали Айлу. Они с Робертом знали здесь каждый уголок и спрятаться от слуг не составило никакого труда. Все шло по плану, леди де Монфор была очень счастлива, что ее друг остался жив и позволила себе некоторую вольность с ним, которой он, как мужчина и рыцарь, не воспользовался. Как бы не велико было его желание сделать это. Вот так, утомившись после тяжелого дня Айла уснула на кушетке, завернутая в теплые медвежьи и волчьи шкуры, в тепле, покое и умиротворении, а он простоял подле нее до самого рассвета, пока яркие солнечные лучи не разбудили её и не заставили бежать прочь, к себе.
Так и родился этот непотребный слух, за который необходимо было понести ответственность.
Во дворе перед замком уже собрались все его друзья. Знакомые с детства лица молодых людей, ставших взрослыми, рыцарями, графами, герцогами. Предводителем этой компании, разумеется, был Раймон. Он искусно фехтовал длинным блестящим мечом с остро заточенным лезвием и в какой-то момент Лэндри усомнился, что его бесстрашие и в этот раз сыграет ему на руку. А ведь могло быть и по-другому. Ведь будущий король и вправду был искусным фехтовальщиком, об этом знали чуть ли не все два королевства, а если находились сомневающиеся, Раймон спешил отсечь наглецу руку. Или сразу голову.
— О, Роберт! — Первым его заметил их общий друг и юноши засмеялись, кивая друг другу на подходящего графа Несса. — Расскажешь нам, как провел вчерашний вечер?
— Люди толкуют, что у тебя была особенная гостья. — Подхватил второй, но в жаре и желании подколоть молодого графа запамятовал, что стоит и выражается сейчас рядом с Раймоном де Монфором, намекая о порочной встрече Роберта с его сестрой. — Прошу прощения, ваше высочество.
Роберт улыбнулся, глядя в глаза своему другу.
— У людей нет никаких других забот, кроме как полоскать чужое грязное белье. — Ответил он ему. — Поверь, это не повод верить каждому их слову.
— А нас и не интересует каждое слово! — Вмешался третий.
Лэндри же в это время в почтении склонил голову перед принцем.
— Добрый день, — сказал он, сознательно игнорируя тот факт, что большинство собравшихся здесь собираются испить его крови. — Остались ли в нашем королевстве, или другом, те кто не побежден тобой, Раймон? Едва позавтракав, ты взялся за меч.

+2

3

Lindsey Stirling - Til The Light Goes Out

Один паршивый день сменяется другим.
Хуже всего в этих днях были люди. Обычно сторонящиеся его, нынче искали встреч, чтоб в очередной раз назудеть на ухо о том, как повела себя его сестра.
Не он. В этом и кроется дурное настроение Раймона эти дни. Не он себя повел так, что судачат даже самые распоследние попойцы в дворцовой страже – Айла. Его глупая до наглости младшая сестра, что за своей собственной юбкой уследить не может, не говоря уже о женской чести.
И ведь продала так дешево, да еще кому! Он бы понял, будь то чертов антареский упыренок, как никак, помолвлены, все идет к свадьбе и детишкам. Он бы понял даже треклятого Валакара, что увивался за ней с младых ногтей.
Но Роберт! Его друг!..
Это было предательство не одного, а сразу двух человек близкого круга. Второе предательство в его жизни, и второй раз вворачивает в спину кто-то, повязанный с Айлой. Сначала это были родители, а теперь один из друзей… тех, кого он считает друзьями.
Они ведь не думают, что творят. Не думают, во что выльется их связь. Могли сделать все тихо и тайно, но нет же! Сделали из этого достояние общественности. Обрекли и себя, и его, короля, на эти ужасающе удушающие слухи. Не думали, а теперь ему расхлебывать за их глупость и неосмотрительность. Чертовы предатели.
Почему люди не могут быть честны и порядочны? Почему все так и норовят плюнуть ему в лицо? Неужели не осталось в этом мире тех, кто будет верен ему и искренен?
Раймон слушает и запоминает. Слушает, что говорят. Запоминает тех, кто говорит. Со слухами он разберется, даст симметричный ответ, чтоб захлебнулись все сплетники от Гереса до Ронана. А сплетников, что без зазрения совести приходят к нему, обязательно отправит в подземелья. Чтоб рассказать о том, что заслуживает сплетен, а что нет. Его сестра точнехонько относится ко второй категории.
А пока пусть говорят. Он послушает.
Думать о том, что произошло между этими двумя в ту роковую ночь, Раймон не мог: его мигом било крупной дрожью, в глазах пульсировало, а руки холодели до немоты. Ярость была такой сильной, что он даже разломал подсвечник, и хорошо, что не о хребет сенешаля, неосторожно зашедшего в его кабинет.
Он делает вид несколько дней, и с каждым днем все хуже. Его ярость, сплетни, людские взгляды. Они ждут, они алчут, они предвкушают ту кровожадность, с коей Раймон будет выбивать из Роберта все дурное с хорошим с кровью и криками. Фантазируют влажными мечтами о его злобе и жестокости, что стала его репутацией, идущей впереди планеты всей. Не сказать, что Раймон хотел спускать все это с рук обоим, но и отмалчиваться еще дольше было нельзя.
Ему следует дать ответ на слухи, расползшиеся так далеко, проникшие даже в каморки прислуги.
Никто не смеет судачить о его сестре, другие и том, во что их связь может вылиться.
Никто не смеет очернять репутацию короля. Даже его сестра и друг.
Сегодняшний день так же паршив, как и предыдущие. Настрой Раймона еще паршивее, а потому его меч со слегка изогнутым вверх лезвием и тренировочный манекен сегодня заклятые враги. Манекен уже почти развалился, остался внутренний ствол, ошметки куклы висят, солома торчит, но королю плевать. Лезвие стачивается о дерево с каждым сильным ударом, и в каждом ударе ощущается ярость, что он пока еще контролирует.
Пока.
- Закрой рот, Сеймур, - не глядя на друга, открывшего рот и вывалившего про «особенную гостью», Раймон с такой силой бьет мечом по манекену, что все вздрагивают.
Про остальное он молчит. Его личная придворная свора на то и свора, что бросается на любое мало мальски стоящее. Без разбору, без жалости, без сожалений. Таковыми он их воспитывал все эти годы, так чего удивляться, что они не остановятся даже перед его сестрой и своим другом? Даже если этот друг Роберт.
Даже если этот друг король.
Удары судьбы Раймон выдерживает стоически, но с внутренней ноющей болью. Вот, что бывает, когда подпускаешь людей близко. Потому, когда он оборачивается на Лэндри, в его глазах пылает огонь боли и ярости, опаляющий своей темнотой и насыщенностью.
Роберту надо отдать должное: не робеет, пришел на своих двоих, не отсиживается в подвале. Улыбается, говорит, вопросы задает. Как и не случилось ничего, как и не было этих нескольких паршивых дней, что сыпали на голову Раймона змей и жаб мерзких слухов.
- Я и не завтракал, - процеживает Монфор, окидывая Роберта сверху вниз взглядом. – Бери меч, Роберт. Как видишь, мне нужен партнер. Предыдущий кончился.
На этом моменте соломенная голова манекена, державшаяся на честном слове, обваливается на землю. Остальные проводят ее взглядами в последний путь, а Раймон даже и не думает туда смотреть.
Его взгляд как кинжал, что всажен в Лэндри и прокручивает в нем еще одно отверстие.
- Все остальные, - не глядя на них, ибо незачем – свое место они знают, - пошли вон.

[icon]https://i.imgur.com/zIpsVi7.gif[/icon]

Отредактировано Raymond de Montfront (02.05.2022 02:42:58)

0


Вы здесь » SARGAS » Прошлое » [30.08.1117] Whispers


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно