02/05 Новый выпуск новостей! 30/04 Обновлен дизайн!
Best post by wilhelm forz
Таулер это, Таулер то. «Я обсужу это с леди Таулер». «У леди Таулер встреча с принцем». «Леди Таулер поручено…» Вильгельма начинало подташнивать от одного упоминания новой придворной чародейки. Для него Аннабель была приветом из прошлого, которое он изо всех сил пытался забыть. А тут вот как. Старик про него вспомнил. Старик решил организовать ему «достойную отставку». Надо ли говорить, что подобное положение дел до возмутительного не устраивало Форца? Все мелкие и неважные поручения были переданы Таулер, а все важные и срочные Вильгельм, как и полагается человеку дальновидному, уже разрешил. Король почти отмахнулся от него, когда Вильгельм заговорил о небольшой поездке, и эта отмашка почти вывела его из себя, едва не продемонстрировав всю силу своей ненависти к монаршему идиоту. читать далее...
администрация:
AylaThijmenRekhema

SARGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Прошлое » [26.06.1114] Gloria regali


[26.06.1114] Gloria regali

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

— Gloria regali —
https://i.ibb.co/mqJTky7/tumblr-6a9cc2ee3a0481842f9da478dd7f783d-f5c67b65-540.gif https://i.ibb.co/gwjT5Tg/tumblr-7b925d3edfb392d2dfc7bdeb4042ac74-efd6c3e7-400.gif
26.06.1114, герцогство Эссен, ясный день, плавно перетекающий в вечер. +23°
Raymond de Montfront || Thijmen Valacar
Кронпринц посетил рыцарский турнир в соседнем герцогстве Эссен, где его высочество принимал сам Черный герцог - Теймен Валакар.
Молодой принц, подобно молодому льву испытывает окружающих его самцов на прочность. Пытается понять, может ли кто-нибудь из честного народа посягнуть на принадлежащий ему по праву рождения престол.

+3

2

Палаш врезается в очередной шлем.
- Давай! – ревет Раймон, пиная опавшего противника. Шлем отлетает, и парень остается на арене с окровавленной головой: лезвие оставило шрам, такой до свадьбы не заживет. – Поднимайся! Ну, где твоя храбрость?
Это его десятый бой. Десять раз к нему выходили и десять раз ложились лицом в грязь. На каждом из этого десятка Монфор оставляет шрамы, чтобы каждый запомнил, кто здесь главный. Кто пусть еще принц Ригеля, но король этой арены.
Раймон дерется не грязно, но не упускает момента соскочить со своего скакуна и как следует замарать руки в бою на мечах. С простолюдинами или рыцарями помоложе ему нравится драться куда больше, чем с вельможами. Первые дерутся отчаянно, остервенело, доказывая, что чего-то стоят. Вторые дерутся так, словно за ними стоит целая орда оруженосцев, что в любой момент подхватят и доведут дело до конца.
Первых Раймон уважает и дерется так, что комар носа не подточит. Шрамы у них потяжелее, но зато после боя великий герцог ригельский протягивает руку, жмет и говорит слова ободрения: «это был отличный бой, ты стоящий храбрец». Вторых Раймон натурально избивает, издевательски обхаживает и оставляет не менее издевательские шрамы.
Десятый бой будет последним на сегодня, ведь он устал, а потому и издевки у него совсем простые. Пнув шлем противника, Раймон перебрасывает палаш из одной руки в другую, склоняет голову и смотрит на осевшего сынка какого-то графа. Великий Отец, и вот это дерьмо ему будет служить через пару лет, когда старик-король представится?
- Как такое позорище обучали, - не то спрашивает, не то презрительно фыркает, и в глазах графского сынка загорается злоба. – У тебя руки из плеч или жопы растут? Не взглядом меня сверли, ублюдок, а поднимись и дерись, как мужчина. Или ждешь, пока мамка сопли юбкой из бархата подотрет?
Здесь не Герес, а Раймон еще не король. На арене каждый может показать, кто лучше владеет мечом. У графского сынка есть все возможности отомстить, не впав в опалу, и он это понимает.
- Да как ты смеешь!.. – ревет паренек, хватая из грязи свой меч, бросаясь в атаку. – За эти слова умоешься кровью!
Раймон хмыкает, почти сразу отбивая резвый выпад. Лезвие меча падает на палаш, что резким рывком руки принца уходит в сторону. Зато другая рука Раймона свободна. Она складывается в кулак и летит прямиком в нос зарвавшемуся дураку.
- Умывайся своей, - хохочет принц под рев толпы – Эссену нравится кровь, а еще нравится страсть, с коей Монфор дерется. – Да здравствует Ригель!
Толпа зевак заходится в неистовстве.
- Да здравствует принц!
Белые доспехи забрызганы кровью, рассечённая бровь кровит, прикушенная губа саднит. Раймон с видом победоносца выходит с арены, стряхивает с железной перчатки песок и чужую кровь. Оруженосцы и слуги подбегают, окружают, кто с чем: с вином, маслом для доспехов, опахалом. В июне здесь жарковато.
После десятка боев тоже.
- А, Теймен, - вскидывает руку Раймон, когда наконец напивается вина, утолившем немного его жажду. Другая жажда утолена на арене. – Скажи остальным, что я закончил. Но если смелые остались, через пару часов можем повторить избиение младенцев. Меня на всех хватит.
Кривовато улыбаясь, Монфор довольно смотрит на герцога.
- Надеюсь, я не избил кого-то значимого для тебя. Надо сказать, те трое, что из простолюдинов, были покрепче дворян. Кого нам на войну брать, а, Ваша Светлость?

Отредактировано Raymond de Montfront (21.04.2022 18:38:04)

+1

3

Он наблюдал издалека.
В глазах Теймена будущий король отражался призраком его самого в его возрасте. Молодой, горячный и в какой-то мере необузданный характер, способный сокрушать горы и ставить на колени тех, кому вздумается перейти ему дорогу. Что же, в этом не было ничего плохого, даже наоборот. Валакар считал молодого принца куда более подходящим для трона чем кто-либо другой в Ригеле. Во всяком случае Луис вряд-ли доверил бы территории над благополучием которых трудился столько лет глупому и жестокому мальчишке. Валакар доверял Луису и все что ему оставалось в данной ситуации, так это быть подле принца и принцессы, всячески способствуя их примирению. В конце концов, им обоим предстоит править, возможно даже, придется заключить союз и лучше будет, если принц Раймон сумеет умерить свой пыл.
А пока - пусть чешет кулаки.
Раймон молотил мечом беспощадно и сильно, словно больше ему некуда тратить свою юношескую спесь. Никто не мог выбить из него это, да и не совершал попыток слишком яростных - как никак, королевское дитя. Кроме каких-нибудь малоизвестных баронетов или графов, чьи старания добиться признания и рыцарской славы бывали настолько очертелыми, что падение на лопатки и истечение кровью оказывалось закономерным исходом.
Когда принц обращается к нему, Теймен склоняет голову в учтивом жесте, потому что так положено, потому что перед ним принц и его будущий король. Хотя у самого герцога где-то в душе что-то неистово грызется словами “зарвался”, словами “не занимать наглости”. Но он быстро отходит, отдавая необходимые поручения, после которых герольд трубит о перерыве в рыцарских сражениях, а раненых уносят в лазарет. Там ему, скорее всего, отсекут ногу или руку - последний удар Раймона раздробил несчастному кость в щепки, от чего тот, собственно и потерял сознание, оказавшись на земле.
Принимая правила игры мальчика, а для Теймена он все еще ребенок, герцог спокойно отвечает:
— Что вы, ваше высочество. Турниры для того и необходимы - чтобы выбирать сильнейшего. — Тейн не лукавил. В его элитном воинстве были только лишь сильнейшие, вооруженные гномьими мечами или луками эльфов, которые Хранитель Врат Рассвета без сожаления покупал на Валерионе за деньги, собранные с не слишком приличных заведений Города Грез, которым правил.
Эссен никогда не скупился на подарки, как и сам герцог, который жестом распорядился принести подарок принцу за неоспоримые успехи в боях.
Невысокий мальчишка-воин, в доспехах из кожи и двимеритовой стали, с гербом его дома на выглядывающем из-под доспеха дублете выносит на бархатной черной подушке аккуратный охотничий нож. Незаменимый помощник в ближнем бою, компактный при ношении на поясе и спаситель в том случае, если ты оказался в бою на коленях, а меч у тебя выбили из рук.
— Прошу, примите от меня, как от устроителя этого турнира, небольшой подарок, ваше высочество. — Таким же жестом Валакар велел одному из оруженосцев своих рыцарей, де Сали, поднести оружие принцу. — Сегодня, как и на прошлом турнире вам нет равных. Клинок эльфийской работы, рукоять из двимерита и рубинов. Полагаю, он сослужит вам добрую службу и принесет еще больше побед.
Мальчик склонился перед принцем, а потом и вовсе опустился на колено, преподнося описанный ранее трофей. Де Сали были верными семье Валакара многие века, и этому мальчику Тейн доверял свое собственное оружие. Воспитание молодого поколения - как раз то, что уже давно стало привычным для него. После Айлы де Монфор Теймена вряд ли кто-то мог расстроить или удивить в достаточной степени.

+1

4

Раймон не наивный подлеток, потому вроде не лживые слова воспринимает со скепсисом, что прячет за довольной ухмылкой. Давно изучен урок, где красным по белому сказано, что любой падает перед ниц лишь потому, что он будущий король. Никто, ни единая живая душа в Ригеле, кроме его отца, не занесет над ним меч всерьез.
А те, кто занесли, лишаются и голов, и конечностей. Безумию храбрых…
- Ты мне льстишь, герцог, - фамильярно скалит зубы принц, следя за Валакаром со все еще боевым задором: с ним, после стольких боев, расстаться куда труднее, чем кажется. – Кто силен, тот и правит. Своим примером ты лишь подтверждаешь это.
«Лей мед, да не переборщи», как бы намекает Раймон, и сам не гнушающийся подливать в эту бочку. Среди дворян обязано быть осторожное уважение, иначе к чему все эти титулы. Каждый должен знать свое место, и есть оно что у герцога, что короля. И если король вассала игнорирует или принимает почести молча, то грош цена такому королю.
Пусть Монфор еще пока и не был королем, он присматривается ко всем, кто может стать помехой или угрозой в будущем. Теймен мог сотни раз поклониться, хоть спину свою разломать от почтительности, но Раймон не слепец и видит, как герцог позволяет себе смотреть на свою воспитанницу. На его сестру.
Не будь он будущим королем, не будь герцог – заслуженным воином, Раймон бы вызвал его на дуэль. Отец отмахивался: не смотреть на Айлу Валакар не может, ему надо следить за этой чертовкой, норовящей из одной неловкости попасть в другую. После пары таких отмашек Монфор решает сам присматривать за этими двоими, во избежание греха, так сказать.
Фокус принца смещается на мальчишку, что на подушке из черного бархата выносит ему нож. Не обычный, а достойный королевской руки, с изящной рукоятью и острым лезвием. Перетекают мысли Раймона от одной плоскости насилия в другую, и потому он не чурается взяться за клинок, чтобы почувствовать баланс оружия. Приподнимает его, осматривая, затем кладет на ребро ладони и пытается удержать, пока Валакар декларирует свой подарок.
- Восхитительно! Такой легкий! Почти не чувствую веса.
Не удерживается от искреннего восторга, граничащего с мальчишечьей радостью: ему все еще нравятся такие игрушки. Одна рука его ловким движением перехватывает рукоять переливающего кровавым багрянцем кинжала, а другая треплет мальчишку, склонившегося перед ним в поклоне. Похоже на трепку любимого пса.
- Эх, я бы его опробовал в деле, - с плохо наигранным сожалением рассматривая острие лезвия, Раймон косит взглядом на герцога, - но все кандидаты на сегодня разбиты. Есть ли в твоем Эссене развлечения про меня, Теймен? Я слышал, что Город Грез хорош в любое время дня и ночи, но по ночам особенно.
А легенды об Астароте ходят разные: от лучших борделей до кровавейших подпольных боев, куда порой притаскивают нечисть силами ведьмаков. Тому, кто не видит среди людей себе равных, всегда хочется большего, и чем больше дает возможностей здешнее герцогство, тем сильнее хочется испытать все грани.
Даже если одна из них может оказаться кинжалом в боку.

0


Вы здесь » SARGAS » Прошлое » [26.06.1114] Gloria regali


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно