02/05 Новый выпуск новостей! 30/04 Обновлен дизайн!
Best post by wilhelm forz
Таулер это, Таулер то. «Я обсужу это с леди Таулер». «У леди Таулер встреча с принцем». «Леди Таулер поручено…» Вильгельма начинало подташнивать от одного упоминания новой придворной чародейки. Для него Аннабель была приветом из прошлого, которое он изо всех сил пытался забыть. А тут вот как. Старик про него вспомнил. Старик решил организовать ему «достойную отставку». Надо ли говорить, что подобное положение дел до возмутительного не устраивало Форца? Все мелкие и неважные поручения были переданы Таулер, а все важные и срочные Вильгельм, как и полагается человеку дальновидному, уже разрешил. Король почти отмахнулся от него, когда Вильгельм заговорил о небольшой поездке, и эта отмашка почти вывела его из себя, едва не продемонстрировав всю силу своей ненависти к монаршему идиоту. читать далее...
администрация:
AylaThijmenRekhema

SARGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Прошлое » [15.10.1111] Dynasty


[15.10.1111] Dynasty

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

— Dynasty —
https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/613599.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/766431.gif
15.10.1111, Ригель, королевский дворец в Гересе; день, плавно переходящий в вечер
Ayla de Montfront || Richard V
Лютни традиционно празднуются , как праздник обоих королевств. Его любят все, от мала до велика и дворяне, разумеется, исключением не стали. В широком дворе королевского замка в Гересе к этому празднику также устанавливают столы с яствами. Флаги и ленты, цветы и фрукты - все это становится неизменным символом этого дня.
Сегодня двор ожидал прибытия особых гостей: королевы-матери Авалайн, короля Роберта III и их сына, Ричарда V. Этот день стал первым в жизни маленькой принцессы Айлы, когда ей было разрешено играть не только с девочками. Знали ли они тогда, что это праздник станет началом их большой истории?

+2

2

[icon]https://i.ibb.co/fYHSLGn/01c2071876afccc723f91eb05b0e0ea95.gif[/icon][lz]<br><b>РИЧАРД V</b>, 9<br>юный принц королевства Антарес[/lz]

- Когда мы уже приедем?
- Скоро, Ваше Величество.
Ричард оторвал почти прилипшую к лицу ладонь и повернулся к отцу, что устало вздохнул и промакнул платком лоб под короной. В дорогу он надевал другую, говоря, что настоящая корона правителя Антареса не должна покидать границ королевства. Эта была изящнее, тоньше и почему-то нравилась Ричарду больше той, тяжелой, какой-то зловещей и совсем не подходящей тонким чертам что отца, что матери.
Но матушка ехала в другой карете, потому мужчинам этой семьи приходилось делить общество с учителем фехтования, который, по совместительству, был и телохранителем принца. Отец решил, что его телохранитель будет полезнее снаружи.
- У меня отваливается все, что выше ног, - Роберт снова вздохнул, посмотрел на Ричарда, словил его взгляд. – Что, сынок, тоже притомился? Спать не хочешь?
- Нет, отец, - Ричард вежливо улыбнулся, но улыбка вышла усталой. – Если желаешь, я отдам тебе свою подушку – ты выглядишь уставшим. Дорога выматывает.
- Ты ж моя отрада, - заулыбался король, хлопнув в ладони. – Сам устал, а о старике заботится.
- Ты совсем не старик, отец, - Ричард улыбнулся, а король будто просветлел. – Тристан, прости за вопрос, но скоро ли мы приедем?
Роберт расхохотался, тогда как учитель фехтования и телохранитель в одном лице с улыбкой протяжно вздохнул.
- Скоро, Ваше Высочество. И если вы вознамерились вдвоем испытывать мое терпение, я буду вынужден вызвать вас на дуэль.
- Обоих, что ли? – Роберт даже прищурил глаза, но на его взгляд Тристан ответил с учтивым смирением. – И что, с обоими справишься?
- Я справлюсь с любой угрозой, мой король, - степенно ответил телохранитель, и Роберт хмыкнул. – Вам тоже не помешает тренировка.
Между отцом и телохранителем принца уже издавна было почти дружеское противостояние – настолько дружеское, насколько позволяли их роли при дворе. Тристан никогда не задевал Роберта нарочно, а Роберт всегда пользовался этим, но оказывался не у дел, ведь боевого опыта у Тристана было побольше. Раньше они часто сходились в тренировочных дуэлях, которые были вроде как демонстрацией принципа дуэлей на практике для юного принца… Но Ричард видел, как им обоим нравилось драться понарошку. Будто они оба хотели настоящего боя, а этот ненадолго, но заглушал эту странную жажду насилия.
У мужчин эта жажда была такой же сильной, как и тяга к женщинам.
- О, нет, хитрец, ты реванш не возьмешь, - Роберт пригрозил Тристану пальцем. – Да и зачем мне тренироваться, если у меня столько людей. Должен же хоть кто-то защитить короля.
Ричард, внимательно слушавший разговор мужчин, вдруг серьезно посмотрел на Роберта.
- Я защищу тебя, отец. Даже ценой своей жизни.
- А вот этого делать не надо, - Роберт покачал головой. – Мне приятно, что у меня растет такой защитник, но давай оставим защиту наших жизней тем, кому за это платят, и платят хорошо. Не так ли, Тристан?
- Истинно так, Ваше Величество, - Тристан покосился на принца. – Хоть и приятно защищать столь приятных людей. А когда за это еще и платят…
Роберт снова рассмеялся, и речь мужчин потекла куда-то в сторону предстоящего зимнего турнира. Ричард слушал их вполуха, снова засмотревшись в окно кареты, подперев рукой голову.
Они ехали по Ригелю уже давно, и каждое «скоро» отделяло их от Гереса все меньше. Впервые Ричард был не только от дворца, но и от Аскерта так далеко – невероятно далеко, по меркам мальчика, выросшего в пределах замка. Его так редко выпускали на воздух, что казалось, будто весь мир сузился до королевского дворца, и там, за его стенами, нет совсем ничего – ни травы, ни полей, ни деревьев, ни даже неба с облаками. Но оказалось, что все это было. А еще были деревни и даже города! Ричард смотрел в окно кареты, пожирая любопытными глазами абсолютно все, что видел, пренебрегая сном так, как только им может пренебрегать юный ум. Несколько раз он просыпался, чувствуя на голове руку матери, что забирала его в свою карету, укладывала головой на колени и, напевая колыбельную, гладил по волосам. Порой его, заснувшего во время стоянки на поляне, кто-то нес обратно в карету, и что-то подсказывало, что это был отец или Тристан – почему-то они оба пахли дубленой кожей, потом и чем-то еще, каким-то густым и душным разнотравьем.
А еще он читал. Книги были знакомы, но здесь, на воздухе, в дороге, слова воспринимались как-то иначе, с некоторой долей волшебства. Отец над ним даже как-то подшутил, сказав, что они едут не в Ригель, а ловить оборотней… и потом не знал, куда деться от вопросов, что тысячами посыпались из наследника престола. Королева после с улыбкой наставляла супруга: «в чем-то он похож на тебя – бесстрашен, но в знаниях, а не на арене».
Ричард снова задремал, ведь сон был единственным способом «ускорить» время и перенестись на пару часов вперед, где Герес будет куда ближе, чем любое «скоро» Тристана. Но проснулся он от криков, и сначала подумал, что на них напали, а потому почти испуганно заметался взглядом по карете. Тут же на его плече ощутилась тяжелая мозолистая рука телохранителя.
- С пробуждением, Ваше Высочество. Мы приехали.
Снаружи и правда кричали, но не разбойники, а жители столицы Ригеля. Они кричали приветствия, бросали в их сторону мелкие зерна и ленты, а по высоким темным домам из камня и бревен были развешаны разноцветные флаги. Людей было столько, что Ричард поначалу почти задохнулся от накатывающей паники, представляя, что будет, если вся эта толпа вознамерится подойти ближе. Он никогда не видел столько народа, но почему-то подумал, что они похоже на море. Пусть и читал про него только в книгах.
Королевский дворец Гереса ничуть не устал в пышности убранств городским улицам, а высокие башни нависали над делегацией из Антареса, демонстрируя свою важность и силу. Ричард во все глаза смотрел на вековые стены замка, на дворцовых слуг, встречающих их, и даже на стражников, тихо несущих свою службу на постах.
От всего этого – людей, города, замка – он испытывал растерянность, которую пытался не демонстрировать, ведь это обязательно отметит если не отец, то ригельская королевская семья… Ведь заметила и Авалайн, которая подошла к сыну, взяла его за руку и мягко прошептала:
- Ты бледен, сын мой. Все хорошо, не бойся. Вдохни и выдохни, тебе станет легче.
Ричард посмотрел на матушку и сделал то, о чем она сказала – вдохнул и выдохнул. И правда стало легче, потому королева и выпустила его руку, но мягко придерживала за плечо. Пусть паника еще не ушла из его взгляда, но теперь позволила любопытству выбраться на первый план.
И любопытный взгляд юного принца остановился на юной принцессе – ее было легко узнать, ведь шла она поотдаль от короля Луиса и его супруги. И пока короли обменивались почестями, Ричард во все глаза рассматривал ту, о ком знал только имя. Айла. Такое красивое, текучее и острое, почти как исток реки или лезвие кинжала.
Этой девочке Ричард и улыбнулся.

Отредактировано Richard V (30.03.2022 18:54:52)

+2

3

+

Только Боги знают, как жилось маленькой принцессе при королевском дворе.
Она была ребенком и многое из того, что происходило вокруг, оставалось вне ее восприятия. Она не понимала, почему ее отец практически не заходит к ней. Бывало, что всего раз за всю долгую неделю, наполненную бесконечной учебой, пыльными фолиантами о науках грамотности и чтения. Они говорили, что у короля много работы. Спрашивали, зачем дитя спрашивает о нем. О маме… Но она не знала. Наверное, просто потому, что каждому ребенку в определенный период времени нужны рядом папа и мама.
Отдушину Айла находила лишь в таком же редком присутствии рыцаря, облаченного в черное. Он пугал ее, было бы глупо отрицать очевидное. Пугал, но не настолько, чтобы девочка отторгала его, какое-то неестественно отцовское внимание к пятилетке. Он дарил ей игрушки, которые сам вырезал из дерева и уже очень скоро у Айлы скопилась настоящая коллекция: вот и рыцарь с мечом, рыцарь с копьем на лошади, а вот и лошадка, которую она так любила. И кукла, и даже причудливая, первая набивная игрушка, которую великий герцог выписал из самого Валериона!
Почему-то сегодня ей не разрешили взять с собой игрушки. И вообще очень многое не разрешили. Все вокруг находились в таком смятении, что казалось, будто бы праздник в мгновение был позабыт. А может быть ей так только показалось? Приготовления велись целую неделю. Неделю из Эссена в Герес текли по тракту повозки с яркими осенними цветами, скорее всего последними в этом году. Но что вдруг изменилось? И почему ей никто не говорил?
Айла не впервые была в тронном зале дворца, но впервые была там вместе с осколками остальной своей семьи. Казалось, что все сейчас как-то не так. Его величество король Луис восседал на своем высоком стуле, а рядом с ним мать - королева Ригеля, леди Дюмонд. Айла в испуге попятилась, но брат схватил ее за руку и сжал тонкое запястье, не давая уйти в тень, за его спину. Он был старше и всегда задирал ее, но Айла говорила себе не обращать на это внимание.
— Как все вы знаете, сегодня дворец ожидает приезда высоких гостей. — Голос отца громогласный и не терпящий возражений взлетел под высокие своды арочного потолка тронного зала. — Нас посетит королевская чета Сомерсетов вместе с принцем Ричардом.
Раймон усмехнулся.
Айла, чье круглое лицо с алеющим румянцем щек теперь не выражало никаких эмоций, аккуратно высвободила свою руку из крепкой хватки брата. Речь короля была простой, он всегда говорил предельно простыми и понятными словами, но несмотря на это придворные и народ очень его любили. Он говорил, что всем им нужно выйти во двор, именно туда сейчас прибудут гости, к приезду которых готовились весь сегодняшний день и много дней до этого. Теперь принцесса понимала, какого размаха ожидается праздник. И вместе с тем, ей было несравнимо страшно. Для чего они едут? И почему она вдруг присутствует на таком важном мероприятии вместе с родителями и братом? Не захотят ли ее отдать этим господам? И что было бы правильнее сделать, если захотят? Для лошади она еще слишком мала, едва управляется с маленькой пони по имени Лакмус. Да и ускакать не сможет - вокруг ведь одни стены, да башни. Стража наверняка ее поймает.
В раздумьях пролетело время до приезда короля и его семьи. Принцессу одернули за рукав ее платья, чтобы та выпрямилась и сложила руки как и положено воспитанной маленькой леди, когда во двор въехала огромная карета, как видно, королевская. Множество славных рыцарей и еще несколько не таких больших, но все-таки богатых, сразу видно, повозок. Неужели король привез с собой практически весь свой двор? Что же, если не всю, то большую его часть.
Они, король Роберт III и его жена, которая вела за руку мальчика, направились прямиком к королю Луису. Обменявшись дружескими рукопожатиями и партией шуток приятельских шуток, они оба развернулись лицом к выстроившейся в длинную ширенгу знати. Мать Айлы и Раймона, будучи женщиной в некотором роде скрытной, коротко кивнула королеве Антареса и улыбнулась ее сыну, после чего подошла к своей дочери, принцессе Айле и встала за ее спиной.
— Ваше Величество, с моей дражайшей супругой, королевой Элоиз вы уже знакомы. Позвольте представить вам моих детей, — Луис взмахнул широкой ладонью и указал сперва на своего сына. Раймон был выше и старше Ричарда и Айлы, уже носил меч, длинный плащ с соболиным воротом и витиеватый двимеритовый обод - венец принца. Мальчик поклонился королю и королеве Антареса. — Мой сын, принц Раймон I и моя любимая дочь, — король Ригеля тепло улыбнулся, что было большой редкостью, и указал на маленькую девочку, за чьей спиной стояла мать. — Принцесса Айла II де Монфор.
Только сейчас Айла позволила себе поднять взгляд и посмотреть на… Ричарда. Это единственный человек, до чьих глаз она дотянулась первой и, на них и застряла. Казалось, это мгновение застыло во льдах, но Айла, неожиданно даже для самой себя, улыбнулась принцу и лед начал таять. Он был очень красивым и, кажется, чуточку выше, чем она сама.
Процессия во главе с двумя королями пешим ходом со скоростью раненой лани проследовала во внутренний двор дворца. Во время своей прогулки Луис и Элоиз в красках рассказывали гостям о тех и других растениях, которые Элоиз устраивала в саду - таковым было ее любимое времяпрепровождение, а дети замыкали процессию.
Айла шла молча. Она не слушала Луиса, но и не слушала никого другого. Она больше не боялась, что ее заберут в Антарес, ведь отец назвал ее "любимой" дочерью, а значит - он не злится на нее.
— Скажите, — вдруг произнесла Айла, глядя на идущего рядом с ней Ричарда. — Вы и правда наследный принц Антареса?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/846919.gif[/icon][lz]<br><b>ПРИНЦЕССА АЙЛА</b>, 9<br> наследная принцесса королевства Ригель[/lz]

+2

4

+

Айла смотрела на него, а Ричард – на нее. Светлая кожа, длинные слегка вьющиеся волосы, большие глаза, ровная линия губ. Она выглядела как принцесса в своем платье и с украшениями в волосах, но могла выглядеть такой же милой и симпатичной крестьянской девочкой. Об этом, вероятно, мог подумать любой другой принц его возраста или чуть старше.
Но все, что Ричарду думалось – он не видел никогда и никого грустнее.
И тут ему захотелось сделать что-то такое, что вызовет ее улыбку. Ведь девочки красиво улыбаются, так? Мама, когда улыбалась, становилась такой красивой. И служанки, когда умиленно улыбались, тоже. А потом – еще красивее, если он говорил, чтобы они чаще улыбались. Сам Ричард улыбался редко, еще реже – смеялся, ведь это было что-то… очень мягкое, нежное и девичье. Вот папа любил смеяться, но он больше хохотал или усмехался, и это совсем не было похоже на нежный перезвон маленьких золотистых колокольчиков маминого смеха.
А на что похож смех Айлы?
Ричард так крепко над этим призадумался, что не стал прислушиваться к разговорам взрослых. Вряд ли они говорили о чем-то интересном. Обменивались королевскими любезностями, почестями, чем-то там еще – в общем, всем тем, что быстро наскучивало юному принцу.
Короли и королевы шли почти вровень, за ними – наследный принц Ригеля, Раймон, с кем-то из свиты, а за ним, поодаль, в окружении слуг, вышагивали и Ричард с Айлой. Принц видел, с каким заговорщицким взглядом матушка подводила его к девочке, но не стал спрашивать, почему она так смотрит – это было неуместно. Задаст после, если не поймет.
Он думал, что Айла испугалась его – почти так же, как он испугался толпы на улице там, на городских улицах. Но тут девочка заговорила, и Ричард с легким удивлением человека, чьи ожидания не оправдались, взглянул на нее. Это был взгляд очень задумчивый, не по-детски серьезный, а еще очень-преочень любопытный.
- Да, - подтвердил так, будто вопрос значил очень и очень многое. – Понимаю ваше замешательство, Ваше Высочество. Про меня рассказывали странные истории. Одна мне даже очень понравилась – я ее вызнал у слуг и даже запомнил.
Он говорил негромко, но не особо заботясь о случайных «ушах» и соглядатаях. Дворцовая жизнь приучила его, что ничто сказанное и сделанное не останется в тайне, а потому опасаться было нечего: он ведь ничего нового не расскажет принцессе. А так, может, получится ее развеселить.
- Говорили, - лицо мальчика словно просветлело, - что я – злобный подменыш, принесенный монстрами в замок, и что к шести летам воспряну силой да пожру половину замка. Но в шесть лет у меня только сменились все зубы… Наверное, дело в этом – с такими зубами особо никого не съесть.
Ричард приоткрыл рот, демонстрируя ровный ряд жемчужно-белых зубов. С этим ему повезло, как и с придворным лекарем, что заботился о его зубах так основательно, будто именно от зубов шло все остальное здоровье.
- А вы как считаете, Ваше Высочество, - заложив руки за спину, склонил голову, - я похож на чудовище?

[icon]https://i.ibb.co/fYHSLGn/01c2071876afccc723f91eb05b0e0ea95.gif[/icon][lz]<br><b>РИЧАРД V</b>, 9<br>юный принц королевства Антарес[/lz]

+2

5

Принцесса смотрела своими большими глазами на принца, прибывшего из Антареса и, почему-то заострившего свое внимание именно на ней. Айла, говоря откровенно, к такому была не привыкшей. Она вообще не привыкла к тому, чтобы мальчики относились к ней с интересом. Взять хотя бы брата - его, казалось, вообще не интересует ничего кроме оружия, скачек и короны, которую ему сделали по эскизам лучших Ригельских мастеров.
Улыбка, которую она подарила будущему королю Антареса, быстренько покинула ее лицо, потому что Айла вообще не любила улыбаться. Точнее, любила, но почему-то рядом с королем и королевой ей хотелось выглядеть как можно более серьезной. Будто бы если Луис и Элоиза увидят, что их девятилетняя дочь смеется или улыбается, то в конец разочаруются. Это было самым большим кошмаром маленькой девочки, которую, на самом деле, было непросто напугать.
Она продолжала молча слушать Ричарда, и ей казалось, нет! Она была точно уверена, что ту историю, которую он рассказывал о себе и о том, что вокруг его персоны создано много разговоров… довольно странных, про зубы, про страшных кровососущих монстров и что сам он - подкидыш.
На долю секунды Айла позволила себе мысль о том, что они с Ричардом похожи. Ей, как думала девочка, при дворе Ригеля тоже не были рады. Брат постоянно дразнил, обзывался и делал все возможное для того, чтобы обидные прозвища следовали за принцессой пока та не убежит в свою часть дворца. Там ей было хорошо и безопасно - игрушки, которые никто не отнимал, вышивание и рисование, которое только поощрялось. Там было безопасно. Но вот уже через мгновение Айла делает плавное, выверенное движение головой, будто отгоняя от себя назойливое насекомое, роль которой взяли на себя девчачьи мысли, и ровным голоском отвечает будущему королю:
— Нет, — сказала девочка не показывая никаких эмоций. Она думала, что принц старается напугать ее. По крайней мере, Раймон всегда делал именно так, когда хотел заполучить ее внимание и у него, надо сказать, блестяще получалось. — Это вздор. Вы совсем не похожи на чудовище, Ваше Высочество. И с Вашими зубами, кажется, все в полном порядке.
Кажется, их совсем никто не слышал. Впереди шел Раймон и очень скоро его окружила его обычная "свита" из дворянских мальчиков. Айла подумала, что было бесчестным не поддержать разговор, даже если они обсуждали какие-то страшные слухи. В конце концов и самой принцессе есть чего рассказать.
— Раймон говорит, что меня принес в замок суккуб. Королю и королеве было жалко меня, ведь я была совсем маленькой и они решили оставить меня. — Казалось, Айла всерьез верит в этот нелепый слух. Такое у нее было лицо: спокойное и сосредоточенное на манерах, руках, жестах и словах. Всё-таки даже сейчас она не могла себе позволить быть собой. Вдруг мама и папа наблюдают за ней?
Но король Ригеля, вместе с королевой и гостями, уже вывели всю вереницу гостей во внутренний двор замка. Он был украшен яркими желтыми цветами подсолнечника. Их большие лепестки, казалось, преломляют солнечный свет и делают все вокруг насыщенным жёлтым цветом. С высоких каменных фасадов дворцовых стен свисали шелковые ленты, они были натянуты арками от одной стены к другой, большие дубовые столы из обеденной залы вынесли во двор, украсили и сервировали на всех прибывших гостей.
— Как долго вы пробудете у нас в замке, Ваше Высочество? — Спросила Айла, когда они оказались во дворе и смогли отделиться от основной части гостей. — И как прошло ваше путешествие? Мой папа говорит, что конные прогулки утомляют, но я бы хотела однажды отправиться в путешествие верхом. Должно быть это очень интересно, не так ли?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/846919.gif[/icon][lz]<br><b>ПРИНЦЕССА АЙЛА</b>, 9<br> наследная принцесса королевства Ригеля[/lz]

+2

6

Рассчитывая, что слухи о нем позабавят принцессу, Ричард встретился с суровой реальностью – «забавная история» оказалась для девочки повод убедить его, что все не так, что он очень даже человек. Почему-то ему показалось, что это могло немного напугать юную наследницу Монфоров, потому он сказал:
- Вы вовсе не похожи на кого-то, кого мог принести суккуб. Говорят, у суккубов волосатые ноги с копытами и совсем нет крыльев. А у вас очень красивые волосы…
Помолчав, все же добавил:
- Простите, если напугал. Я хотел вас развеселить.
Матушка всегда говорила ему быть честными с теми, кто был приятен, и не скрывать себя настоящего там, где никто не заметит. Вряд ли бы кто-то заметил их разговор, ведь на них, как и на почти всех детей, мало и редко кто обращал внимание. Но оказалось, что у них с Айлой куда больше общего – про обоих ходили разные истории, и придворные совсем не щадили юные умы. Но Ричард был наследником, как Раймон, шедший в окружении свиты из друзей и подпевал, а Айла была девочкой, которая… Ричард задумчиво смотрел на принца Монфор, точнее, в его спину, и размышлял о том, как же воспитывали принцесс. Она, если он верно помнил уроки наставников, не могла наследовать трон, потому ее, скорее всего, совсем скоро выдадут за какого-нибудь графа или герцога – кого ее отец сочтет достойным.
О том, что могут быть иные альтернативы, Ричард почему-то не подумал. Видимо, устал с дороги.
А о дороге и заговорила Айла, потому мальчик перевел уставший взгляд с золоченного полуплаща Раймона на нее. Бесконечная вереница суетящихся слуг выглядела для него уже почти муравьиной возней. Но он понимал, что до поздней ночи придется стоически поддерживать общество и говорить, много говорить.
С Айлой ему было неожиданно легко говорить – слова сами как-то находились, складывались в слова, будто заранее где-то хранились именно для нее.
- Полагаю, несколько дней, Ваше Высочество, - учтиво ответил он, не став уточнять, что сам толком не знает, ведь его, как и любого ребенка, не особо посвящали в планы взрослых. – Ваш отец весьма точен в словах – путь от Аскерта до Гереса занял много времени, а потому мы все устали с дороги. Но знаете, Ваше Высочество, и в Антаресе, и в Ригеле есть удивительные места, которые я с удовольствием посмотрел.
Верхом Ричард ездить любил лишь по той причине, что любил животных и находил общий язык с лошадьми. Даже самые дикие, необузданные и строптивые после пары минут его общества подставляли ему морду под ладонь или брали с этой самой ладони лакомство. Он видел их страх и сомнения, видел, как порой сложно им доверять людям, что причиняют боль, и потому старался этой боли не причинять. Верховые поездки тяжело давались лошадям, но еще тяжелее – тренировки перед турнирами.
Ричард решил не рассказывать о тонкостях верховой езды и, тем более, подобных долгих прогулок. Наверняка принцесса говорила почти о том же, о чем поделился и он – посмотреть мир за стенами замка.
На эти самые стены – пусть и двора, но все еще внутреннего, сокрытого от внешнего мира – он и посмотрел прежде, чем ответить.
- Путешествие верхом по тракту будет и полезным, и открывающим для вас многое из мест обоих королевств. Умеете ли вы держаться в седле?
Ответил он с легкой улыбкой, вспоминая, с каким восторгом смотрел на зеленые ветви деревьев, которые видел впервые; первые пятьдесят раз они его удивляли, но затем все же как-то приелось. Вероятно, через пару месяцев он будет скучать по этой долгой поездке в Ригель.

[icon]https://i.ibb.co/fYHSLGn/01c2071876afccc723f91eb05b0e0ea95.gif[/icon][lz]<br><b>РИЧАРД V</b>, 9<br>юный принц королевства Антарес[/lz]

+2

7

В свои девять лет Айла встречала таких тварей, как суккубы только в рассказах брата и его друзей. Раймон старался описывать в красках ту тварь, которая принесла во дворец "принцессу" Айлу, в очередной раз подчёркивая то, как сильно он обременен ее появлением в своей судьбе. Тогда она думала, что ей страшно. Несколько ночей в кошмарах, страхи быть отправленной со двора росли внутри маленькой девочки, но теперь, слыша слова Ричарда она вдруг ощутила, что больше не боится. Связано ли это было с ощущением, которое преследовало Айлу с того момента, как она узнала нечто большее о своей семье? Или все дело было исключительно в Ричарде. У него были такие любопытные глаза, что принцесса смотрелась в них, как в зеркало, и понимала, что он более чем искренен.
И правда не хотел ее обидеть или напугать, зато постарался быть настоящим рыцарем и сказал ей, что на суккуба девочка совсем не похожа. Раймон, если бы его слышал - Айла бросила в сторону брата непонятный взгляд - сказал бы, что им обоим неизвестно как выглядят суккубы. И вообще, они могут замаскироваться под прекрасную даму.
Подумав об этом, Айла внезапно для самой себя улыбнулась.
Последние несколько месяцев она совсем не улыбалась. Раймон постоянно подшучивал над ней, запугивал и унижал. Должно быть, так он ощущал себя чуточку лучше и развлекался в перерывах между своими занятиями по фехтованию и картографии. Хотя на самом деле Айла понятия не имела, какие уроки посещает будущий король. Они почти не виделись.
— Это смешно, Ваше Высочество. — С улыбкой сказала она.
Кажется, Ричард был одного с Айлой возраста, но она чувствовала себя рядом с ним по-настоящему маленькой. Как же так? Думалось ли тогда маленькой девочке, что Ричард V станет ее женихом этим же вечером по договоренности Роберта и Луиса? Странное ощущение - смотреть в глаза своей судьбе, которая рассуждает о том, насколько страшными могут быть суккубы. Наблюдать за его поведением, мимикой. Айла была очень наблюдательной. Вот и наблюдала за мальчиком до тех пор, пока он не заговорил, отвечая на ее вопрос.
— Король Луис… — Айла слегка помедлила, кажется, сомневаясь, как может говорить с Ричардом о собственном отце. Но дело было сделано, оправлять себя было бы странно и невежественно, так что принцесса продолжила говорить. — Очень умён. Особенно он преуспел в точных науках, Ваше Высочество. Я бы хотела быть такой же умной, как он.
Ричард, проведя столько времени в дороге, выглядел не очень хорошо. Точнее, внешне его усталость ничто не выдавало, хоть Айла и понимала, каких внутренних усилий ему требовалось, чтобы поддерживать такое ощущение у его спутницы. Почему-то принцесса подумала, что должно быть, Ричард мог быть сильнее Раймона, а сам этот факт грел девочке душу.
Они с братом не были врагами. По крайней мере Айла не считала себя врагом ему, как бы при этом не вел себя сам принц.
Вот бы он хотя бы иногда был таким же приятным в общении, каким был сейчас Ричард. Айла была уверена, что они бы смогли подружиться. Вот, к примеру, принц из Антареса с удовольствием поддерживает с ней разговор и ещё ни разу не назвал Айлу гусеницей при всех, как обычно он делал, наслаждаясь застывшими слезами в глазах его собственной сестры.
— Вы расскажете мне о том, что увидели в этом путешествии, Ваше Высочество? — Проговорила Айла, сложив руки в замок и с интересом глядя на Ричарда. — Если хотите, мы можем прогуляться по саду.
Айла обвела взглядом сад, где проходили гуляния. Музыканты играли музыку, чудесные мелодии лились над водой небольшого декоративного прудика, созданного по просьбе королевы Элоиз придворным магом Гереса. Айла не видела ничего другого, лишь этот пруд и этот замок, а ей бы хотелось узнать где начинается земля и где ее берег утопает в водах мирового океана.
— Вы считаете? — Айла засмеялась. — Да, Ваше Высочество. Правда большую лошадь мне ещё не доверяют, говорят, что могу упасть. Мне доверяют пони, но поверьте, это мой лучший друг! А вы? Мне говорили, что вы прекрасно держитесь в седле и, кажется, неплохо фехтуете. Быть может, я смогу увидеть вас на рыцарском турнире в какой-нибудь из следующих лет?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/846919.gif[/icon][lz]<br><b>ПРИНЦЕССА АЙЛА</b>, 9<br> наследная принцесса королевства Ригеля[/lz]

+2

8

Улыбка Айлы изменила и ее лицо – из грустной девочки на него взглянула милая и добрая принцесса, за печальным взглядом которой скрывались нелегкие годы дворцовых невзгод. Ему бы хотелось спросить о многом – о том, почему они с братом такие разные, ведь Раймон явно был громким, а Айла тихой; о том, чем на самом деле живет королевский дворец Гереса, и что ценит семья де Монфор, а что считает глупостью и вздором. Его так редко выпускали из дворца, что эта поездка была невероятным приключением, и даже ужасненько устав, Ричард был готов посвятить всего себя новым открытиям, не стесняясь в вопросах.
Но были приличия и рамки этих приличий.
- Думаю, вы недооцениваете себя, миледи, - ответив ей улыбкой, мальчик склонил голову, выказывая свое расположение. – Любой из де Монфоров не обделен умом, как и любой из Сомерсетов. Такова судьба королевских семей.
Айла говорила с вышколенной осторожностью, которую заучивают многие при дворе с рождения – ни слова в сторону, ни унции лишнего. Отметила ум отца и то, что восторгается им, и этот восторг был понятен Ричарду – ему бы тоже хотелось быть похожим на отца. Но не в части ума, а характера. Он даже бросил взгляд на короля Роберта, что с заливистым смехом рассказывал Луису какую-то байку – возможно, переиначивая какой-то рассказ учителя фехтования. Быть таким же открытым, таким же… эмоциональным. Ричарду порой казалось, что ему не хватает этого, что он холоден и выдержан, как матушка, а от того придворные плетут про него слухи и сплетни, особо не стыдясь в деталях.
Сдержанное общение с принцессой давало какие-то силы не демонстрировать, что дорога вымотала его чуть более, чем полностью, и потому Ричард держал как осанку, так и концентрацию. Все-таки будет верхом невежества зевнуть – наследница может посчитать, что разговор наскучил. Потому мальчик и раздумывал, как и что рассказать, чтобы не только развлечь собеседницу, но и самому удержаться от моветона.
Посмотрев на музыкантов, гостей и все остальное, связанное с отмечанием их прибытия, Ричард почувствовал острое желание сбежать с этого праздника жизни. Даже поразительный пруд с налетом магии никак не увлек Ричарда. Айла предложила прекрасный повод, и принц немедленно благосклонно улыбнулся.
- О, с радостью, Ваше Высочество. Мир за стенами замка Аскерта оказался на удивление восхитительным. Буду счастлив поделиться с вами деталями.
И тут она рассмеялась.
Словно весенний ветерок перебрал золотые колокольчики, и эта музыка ветра, усиленная полукруглыми сводами великолепной башни из белой кости, сама по себе вызвала у него ответную улыбку. Не ту вежливую и почтительную, а такую, какой должна быть улыбка мальчишки его возраста.
- К моему прискорбию, - вздохнул, и улыбка погасла, - я не так силен, как хотел бы мой отец и мой учитель фехтования. Но да, должен отметить, что мне удается сидеть в седле. Возможно, если меня выпустят на турнир против вашего брата, я смогу пришпорить коня и оказаться очень далеко прежде, чем он выбьет меня из седла.
Ричард говорил с долей шутки, но уже прекрасно осознавал, что Раймон и выглядит, и действует куда больше силой, чем чем-то иным, а потому у хлипкого принца Антареса в прямом столкновении против него не особо много шансов. Может, и не стоило этого говорить Айле – все же она сестра Раймона, одна из де Монфор, и вполне очевидно, что может воспользоваться сей информацией по своему усмотрению. А это было равнозначно «против» наследника четы Сомерсетов. И она была бы в своем праве.
И все же он не стал просить ее «сохранить маленький секрет», а свернул на видимую тропинку сада, где было заметно тише и не так многолюдно.
- Что касается путешествия, - перевел он разговор в более безопасное русло, - меня впечатлили места, что называются «источниками силы». Мы делали остановки рядом с ними и была возможность как следует их рассмотреть. Эти огромные величественные колонны из дерева со странным узором, а наверху – что-то, похожее на магию. Сложно описать словами, Ваше Высочество, но зрелище стоит того. Однако не думаю, что туда можно добраться на пони.
Последнее он добавил с такой задумчивостью, словно и правда раздумывал, может ли пони доскакать до ближайшей эльфийской колонны.

[icon]https://i.ibb.co/fYHSLGn/01c2071876afccc723f91eb05b0e0ea95.gif[/icon][lz]<br><b>РИЧАРД V</b>, 9<br>юный принц королевства Антарес[/lz]

+2

9

— Откуда вам знать? — С улыбкой спросила Айла, пожалуй, чуть более живо чем требовали правила, установленные этикетом общения даже для таких маленьких детей как они с Ричардом.
Как-то ей сказали, что при дворе нет детей. Нет такого понятия, как ребенок, если ты отпрыск королевской крови. Наверное поэтому с ней никто особенно не церемонился, рассказывая во всех красках о рыцарских турнирах и о том, что мир держится лишь на мудрости королевских семей де Монфор и Сомерсет. Айла думала, что ее учителя абсолютно правы. Знала, что для того, чтобы править справедливо необходимо быть очень умным человеком. Дальновидным, честным со своим народом, а если и был у тебя враг, необходимо было держать его поблизости.
У Айлы не было врагов. Она вообще не знала, что такое вражда, хотя Раймон, бывало, упоминал это странное слово. Когда Айла спросила про значение у своего опекуна, великого герцога Эссена, он лишь мягко ей улыбнулся и сказал, что для подобных знаний принцесса еще слишком мала.
— Прошу прощения, Ваше Высочество. — Спохватившись, произнесла девочка. — Конечно, вы правы. Наша доля быть образованными людьми. Хоть я и не имею отношения к престолу. И знаете, я считаю образование скорее преимуществом, чем бременем. Благодаря ему мы с вами можем разговаривать, а некоторые деревенские дети нашего возраста не могут себе этого позволить. Или могут, но несколько иным способом… Когда я вырасту, то непременно займусь образованием деревенских детей. Как считаете, его величество король Луис мне разрешит?
Айла не знала, что творилось за пределами замковых стен. Была ли там бедность, или было процветание, она никогда не выходила за пределы королевского дворца. Даже верхом она ездила лишь под присмотром недалеко от конюшен. Иногда она смотрела на эти высокие каменные стены и не могла поверить, что когда-нибудь сможет просто выйти за пределы внутреннего двора. Ричард, вот, мог. Он был принцем, может, поэтому?
Рыцарские турниры это ничуть не весело. По крайней мере Айла считала именно так. Рассказов учителей и зарисовок из книжек ей хватало для того, чтобы составить обо всем этом мероприятии свое собственное мнение. Как можно было наслаждаться зрелищем падения из седла? Ран, убийств, разбитых копий и пронзенных щепками доспехов? Айла стала серьезной, слушая речи Ричарда относительно того, каким по его мнению будет их поединок с ее братом и… невольно бросает взгляд в спину Раймона. Он был гораздо старше их двоих, сильнее и выше. Порой его руки были такими сильными и тяжелыми, что Айла не представляла себе человека, который мог бы сразить принца в поединке.
Переводя взгляд на Ричарда она тихо произнесла:
— Могу ли я просить ваше высочество об одном одолжении? — Ее голос стал совсем тихим, перешел в шепот, и тогда девочка чуть склонилась, шепча на ухо Ричарда: — Не могли бы вы взять меня с собой верхом на лошади? Даю вам слово, что буду примерно сидеть за вашей спиной.
От него приятно пахло. Казалось, будто бы дальняя дорога никак не повлияла ни на Ричарда, ни на его внешний вид. Взгляд у Айлы был таким серьезным, что Ричард, должно быть, подумал что она говорит всерьез. Но девочка улыбнулась, а затем вновь рассмеялась, постепенно доверяя настоящую себя этому мальчику. Ту, другую себя, которую знали и любили при дворе: улыбчивую, мягкую, пластичную как река.
— Мне говорили об этих местах. Кажется, они построены эльфами что до сих пор живут на материке. Вы не встречали их, ваше высочество? Мне говорили, что они очень красивы.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/846919.gif[/icon][lz]<br><b>ПРИНЦЕССА АЙЛА</b>, 9<br> наследная принцесса королевства Ригеля[/lz]

+2

10

Откуда знать?..
Вопрос, пусть и заданный с улыбкой, привел Ричарда в легкое замешательство. Учителя и родители твердили, что правитель обязан быть мудрым, особенно будущий правитель, именно поэтому в его распорядке дня были сплошные уроки и совсем мало – игр и отдыха. Вряд ли быт того же Раймона сильно отличался от его, но что касается Айлы… Поначалу подумалось, что девочкам необязательно быть умными, ведь большинство окружавших его придворных дам были прелестны и даже красивы, но вот с умом было, скажем так, грустно даже мальчику его лет. Тех взрослых, с кем интересно поговорить на разные темы, а не только о последней моде на эльфийский шелк или гномьи драгоценности, было до обидного мало.
Но Айла совсем не походила на глупых придворных дам.
Обдумав все это, Ричард хотел было выдать свои мысли, но Айла и сама нашла ответ, чем вызвала неподдельный восторг и восхищение во взгляде юного принца. А затем это сменилось легким удивлением и даже недоумением.
- Как не имеете? – он приподнял брови, совершенно позабыв, что подобные вопросы не по дворцовому этикету, и ему следует одуматься. – И вы простите меня, Ваше Высочество, просто… я удивлен, что вы, как принцесса, не имеете отношения к престолу. Иначе бы нас не представляли.
А ведь верно – их представили друг другу, одну семье другой. Королевская семья Антареса и королевская семья Ригеля, под одной крышей и за одним столом – кто из летописцев не внесет это историческое событие в книги бытия? Только мертвые или очень глупые.
Но мысль Ричарда в этом направлении – и любом другом – не зашла дальше, потому как уже другая тема захватила его. Как любой уставший ребенок, даже при всем своем изыскательном уме, он оставался на поверхности, чтобы не утомлять рассуждениями собеседницу.
Она ведь была так мила с ним.
- Полагаю, когда вы вырастете, король уже не сможет запрещать вам нести просвещение, - ответил он, склонив голову. – Я много читал книг по истории, Ваше Высочество, и заметил, что многие проблемы в обществе связаны с отсутствием достаточного образования. Если вы возьметесь за обучение населения речи, письму и грамоте, они начнут улучшать свой быт и менять королевство к лучшему. По крайней мере, я надеюсь на это. Ни один король не может быть против такого.
Ричард мог бы бахвалиться своими знаниями и аналитическим складом ума, но говорил обстоятельно и вдумчиво, оценивая каждое слово. Он не видел жизни за стенами дворца, и эта поездка в другое королевство стала для него откровением. Он увидел настоящую жизнь и настоящих людей, которыми правят короли, и это проняло его, усеяв умную голову семенами не менее умных мыслей.
Только вот голова была еще несколько мала.
Когда же Айла понизила голос, сойдя до шепота, Ричард с интересом склонился ближе к ней, чтобы расслышать. Легкий флер цветочных духов и чего-то еще, такого приятного, почти сладкого. От сочетания шепота, просьбы и общего приятного впечатления от Айлы Ричард невольно улыбнулся.
Вот бы все принцессы были такими, как она.
- Обязательно, Ваше Высочество, - он приложил ладонь к сердцу, - даю слово. Вы даже можете сидеть передо мной – я умею ездить с кем-то еще.
Мало кто верил, что он в седле с лет четырех, если не раньше, а Ричард не придавал этому значения. Ему нравились лошади и поездки верхом, а он нравился лошадям и конюхам, с которыми ему было куда легче общаться, чем с придворными.
Или как с Айлой. Кто бы мог подумать, что с кем-то еще можно так легко и приятно общаться. Потому ему хотелось говорить и говорить много, но усталость давала о себе знать, а потому он делал паузы перед ответами, обдумывая слова.
- К сожалению, нет, Ваше Высочество, - он даже вздохнул, не скрывая разочарования. – Как и гномов, ведьмаков. Чародеек тоже, но у нас есть придворный чародей… отцу он не очень нравится, но его советы имеют смысл. Я слышал, что у вас тоже имеется придворная чародейка.
Но Айла спрашивала не о том, потому Ричард смущенно улыбнулся.
- Ммм, я видел руины эльфийских построек. Это недалеко от границы Антареса с Ригелем. Там… Большая башня, состоящая из арок, немного покосившаяся, но еще стоит. А вокруг нее раскинулось большое озеро – чистое настолько, что на нем цветут самые белые лилии, которые я только видел. Я бы хотел… показать их вам как-нибудь.

[icon]https://i.ibb.co/fYHSLGn/01c2071876afccc723f91eb05b0e0ea95.gif[/icon][lz]<br><b>РИЧАРД V</b>, 9<br>юный принц королевства Антарес[/lz]

+2

11

— Может быть, я неправильно выразилась, ваше высочество. Я имела в виду, что королем станет мой брат, а я не имею к престолу никакого отношения. — Айла улыбнулась.
Весь ее вид говорил о том, что она даже радуется тому, что на самом деле не будет принадлежать престолонаследованию. По крайней мере до тех пор, пока жив Раймон. А судя по всему он никуда не собирался, его крепкий организм боролся со всем от болезней до повреждений в процессе фехтования и никто не сомневался, что он станет королем который будет способен прожить долгие годы, пока костлявая не заберет его в свое царство. К тому же Айле было гораздо интереснее общаться с народом Ригеля самостоятельно. Поэтому она тянулась к слугам, спрашивала у них про их быт и истории, которые они рассказывали друг другу. Отсюда ее знания об эльфах, чародеях и ведьмаках. Парочка из них так или иначе сталкивалась с этими существами и могли рассказать обо всем ребенку, создавая у нее хотя бы какое-то впечатление, которым Айла, вне всякого сомнения, очень гордилась.
— Правда? — Воодушевилась предложением принца Айла. Она сидела впереди наездника всего раз, когда тот показывал ей как держаться в мужском седле. Для умения управлять лошадью из женского седла, предполагалось, второй наездник вовсе не нужен. — В таком случае заверяю вас, что не откажусь, ваше высочество. Может быть мы с вами сможем ускакать очень далеко, туда, где мой брат нас не найдет, как вы считаете?
Ричард выглядел очень умным и любознательным. Он без зазрения совести демонстрировал свою начитанность и Айле это даже нравилось. Он совсем не выглядел как избалованное дитя, или как ужасный зануда, какой сама принцесса представлялась своему родному брату. По крайней мере Раймон постоянно ей об этом говорил. И значит, он был не прав! Она вовсе не отталкивала людей своими знаниями, постоянными вопросами и желанием быть еще более умной и всесторонне развитой молодой девушкой. Оказывается, Ричарда она этим совсем не отталкивала от себя, а значит, Раймон просто завидовал ей! Может быть, и Раймону было не так уж неприятно ее общество. Или в половину не так, как он об этом всем вокруг говорил, стараясь еще больше оттолкнуть сестру от себя.
Мимолетный взгляд в спину Раймона, полный всего спектра эмоций от чудесного осознания фальши в его словах и действиях, до абсолютной радости от того, что она в действительности не неудобный ребенок и вовсе не подкидыш, каким ее, якобы, считал весь королевский двор. Теперь, когда Айла многое - не без помощи Ричарда - поняла, ей стало казаться будто она заново научилась дышать.
— Да! — Радостно откликнулась Айла на вопрос Ричарда о придворной чародейке. Как бы странно это не прозвучало, но она заменила маленькой наследнице Гереса мать с ранних лет. Давала той книги и зачаровывала безобидные игрушки, чтобы те как по волшебству перебирали ногами по полу, или напевали голосом чародейки.— Она очень хорошая. Дает мне книги про чародеев и их академию. Вы знали, что она находится в горах, но найти в нее вход не так-то просто, ваше величество? А еще говорит, что только тот, у кого есть ген магии может найти туда путь. Академия называется Торвер Вельд. А как зовут придворного чародея Вашего отца? Он дает вам книги?
А потом он рассказывает про самые красивые и белые в мире лилии, которые хотел бы показать Айле. Она улыбается неловко, робея тут же, как и все остальные леди которым говорят что-то приятное. Айла любит цветы, но ей их не дарят, потому что те, кто мог бы - очень далеко. Герцог, который является ее опекуном, каждый раз привозит свежий букет, когда приезжает в Герес, но Айла видит его так редко.
— Это… было бы замечательно, ваше высочество. — Говорит принцесса и вновь ее улыбка становится широкой и яркой, как свет звезды. 

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/846919.gif[/icon][lz]<br><b>ПРИНЦЕССА АЙЛА</b>, 9<br> наследная принцесса королевства Ригеля[/lz]

+2

12

Никакого отношения. Ричард покосился на Айлу, но не стал говорить, что принцесса не может не иметь к этому отношения. Даже если сейчас у нее нет притязаний на трон, история не раз показывала, что наследницы всегда могли перевернуть с ног на голову любой вроде бы решенный вопрос престолонаследия. Однако было заметно, что Айле этот вопрос кажется несколько неуместным и, пожалуй, некомфортным, а потому Ричард, обычно чутко относившийся к чувствам окружающих, не стал продолжать. Кивнув, он продолжил идти рядом, даже не замечая, что не пытается выдержать привычные ему «две ладони» в расстоянии от девочки. Рукав его камзола изредка затрагивал рукав ее платья, и это ничуть его не смущало. Более того, он этого даже не замечал.
А обычно он более внимателен.
Но сейчас беседа настолько поглотила его, что будь он менее воспитан и более раскрепощен, уже бы предложил Айле побегать наперегонки или найти самое высокое дерево в этом саду. Чтобы на него взобраться, ободрав все локти и коленки.
Похоже, вопрос «сбежать куда подальше» задел что-то животрепещущее в юной принцессе, из-за чего она горячо поддержала предложение прогулки верхом. Ричард очень серьезно кивнул, словно уже размышлял, каких скакунов им взять.
- Разумеется, Ваше Высочество. Мы всегда можем найти место, куда не ступала нога человека или не сможет ступить нога вашего брата. Правда, нам придется задуматься о пропитании и строительстве дома своими руками, но всякий разумный человек сможет выжить даже в непригодной для жизни среде.
Он уже читал книги с советами для походов и изо всех сил ждал возможности хотя бы самому поставить палатку или шатер. Но в дороге ему ни разу не представился шанс – его, как и всегда, вежливо отодвигали в сторону, чтобы он «не поранился». Звучало для Ричарда это как «не путался под ногами», и вместо практического опыта он получал визуальный, наблюдая за тем, как слуги из свиты разбивали лагерь. Тогда ему казалось, что нет ничего сложного в том, чтобы натянуть хотя бы тент, но что-то подсказывало – возьми он все в свои руки, все будет не так уж и легко.
Но если нужда заставит, придется пробовать.
По правде сказать, он не рассчитывал на столь яркую реакцию на его вопрос о чародейке. Вспоминая Вильгельма, Ричард невольно позавидовал Айле белой завистью, ведь у нее с придворной установились совсем другие отношения. Королевский советник всегда выглядел невозмутимо скучающим, отвечал односложно, а разъяснял снисходительно, но в некоторых моментах советовал весьма редкие и опасные книги для юного ума. Не то надеялся, что Ричард не поймет, не то что они сломают его детскую психику.
Ричард находил книги интересные, а Форца – опасным, потому старался спрашивать у него что-то исключительно по крайней нужде, когда все остальные варианты были исчерпаны.
- Я слышал о Торвер Вельде, - кивнул принц, не став уточнять, что рассказывал ему об академии магов Форц, а рассказывал он только плохое. – Нашего чародея зовут Вильгельм Форц. Он… советует мне книги, которые очень сложны для понимания, но, тем не менее, интересны. Не думаю, что он хороший человек, Ваше Высочество, но он хороший советник и чародей.
Было заметно, что ему не очень приятно говорить о придворном чародее, но он быстро перестал хмуриться, с интересом разглядывая, как улыбается Айла. И сам невольно начал улыбаться, вторя ее тихой радости.
- Посмею себе вольность, Ваше Высочество, - остановившись, он развернулся к девочке и со всей серьезностью заявил, - но вы очаровательно улыбаетесь. Я почти не припомню, чья бы улыбка была столь же красивой, как у вас.
Он все еще выглядел серьезным, но его щеки предательски алели.

[icon]https://i.ibb.co/fYHSLGn/01c2071876afccc723f91eb05b0e0ea95.gif[/icon][lz]<br><b>РИЧАРД V</b>, 9<br>юный принц королевства Антарес[/lz]

+2

13

Принцесса улыбалась все шире и шире, ведь Ричард говорил ей такие важные для нее слова: сбежать туда, куда; сбежать от брата; сбежать прочь. Удивительно, должно быть, это слышать от человека который когда-нибудь должен был занять место на престоле на ряду с его собственным отцом, к слову, очень добрым, как казалось Айле, и любящим посмеяться, человеком. Впрочем, принцесса большинство людей встреченных ею на жизненном пути судила именно по себе. Уж как ей нравилось смеяться и улыбаться, и каким добрым она считала знаком ответную улыбку даже если поводов улыбаться не было! А видя своего отца в компании с Робертом, которые по-приятельски что-то обсуждали и смеялись над шутками друг друга, ее сердце от волнения и возникшей детской симпатии к юному принцу начало трепетать.
— Правда? — С совсем не наигранным восторгом уточнила принцесса Айла у Ричарда, ведь он мог и пошутить про то, как они могли бы сбежать как раз-таки из-за того, что он привязан к этому золотому стулу на котором восседает король. — То есть… Знаете, я неплохо строю из песка. А еще считала поварские книги в нашей библиотеке и могу вас заверить, что некоторые из них кажутся мне не такими уж сложными и позволяют надеяться, что я могла бы справиться с печью и готовкой. Если конечно… Ваше высочество добудет нам пропитание.
Все это было очень забавным до тех пор, пока Айла не начала себе представлять это варварское мероприятие которое так любит посещать ее брат - охоту. Охота это то, чего она не пожелала бы никогда ни себе, ни другому, а тем более тому, за кем бегут всадники с копьями и луками, а впереди них - свора слюнявых собак пытается загнать несчастную лань или кабана в угол! Что за кошмар!
— Полагаю, что самостоятельно не смогла бы ощипать даже курицу… — Уклончиво добавила Айла, не желая говорить о том, что для начала любому зверю надлежит свернуть шею, прежде чем приступить к его готовке. А вот это принцесса уж точно не сможет. Решительно нет, нет.
Зато когда тема сменилась и Айла вынудила Ричарда отвечать на вопросы об их придворном чародее, все изменилось. Его лицо изменилось, хоть принц и старался не показывать виду. По всему было понятно, что отношения между наследником престола и придворным чародеем не ладились от слова совсем. По крайней мере то, о чем только что поведала Ричарду Айла, было чуждым для их с Вильгельмом общения. И за это Айла почувствовала укол совести.
— Да, разумеется, книги довольно сложны, ваше высочество, но не находите ли вы их особенно интересными благодаря тому, что в них написаны основы магии? Ах, если бы я только могла колдовать, как делает это Велена. Она так искусна в этом деле, что мне кажется, может вообще все. Иной раз возьмет воду в кувшине и превратит в вино! Представляете? А однажды она сотворила такое, что я до сих пор помню его вкус. Называется “яблочный сок”. Это когда из яблока выжимают сок прямо в стакан! Мне он очень помог, когда я болела. — Про себя Айла отметила, что ей обязательно нужно будет поговорить с Веленой об этом Форце. Осталось лишь не забыть его имя к моменту разговора. — Простите меня, ваше высочество. Я так много говорю…
Они так и продолжали идти прогулочным шагом по площадке, подготовленной для торжества и празднества, когда Ричард внезапно остановился и обернулся к принцессе, предупреждая ее, что хочет позволить себе вольность. Айла, доселе видавшая вольности только от брата, немного напряглась, думая совсем не о том. Но оказалось, что Ричард действительно принц и воспитан настолько прекрасно, как только это возможно.
От услышанного комплимента щеки Айлы сделались пунцовыми, как куст алеющей герани. Она сначала прикрыла глаза на мгновение, потому что не ожидала услышать ничего подобного, а потом, присев в легком реверансе, произнесла:
— Благодарю вас, ваше высочество. Вы очень добры.
Стоящие в стороне король Луис и король Роберт, оказалось, в тайне наблюдают за своими детьми, в честь которых в сущности и было затеяно все происходящее. Луис, легко улыбаясь в обществе старого друга, короля Роберта, произнес:
— Твой сын станет хорошим королем, Роберт. — Он положил ладонь на плечо короля Антареса и сжал его, показывая, что вполне дружелюбен и шутит, но лишь в половину, как и было в сущности любой шутки. — И мужем для моей дочери.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/846919.gif[/icon][lz]<br><b>ПРИНЦЕССА АЙЛА</b>, 9<br> наследная принцесса королевства Ригеля[/lz]

+2

14

Ричард кивнул.
- Правда, Ваше Высочество. Я порой раздумываю о том, чтобы сбежать, ведь родители крайне опекают меня и редко позволяют куда-то выбираться. Поездка в Герес – первая, смею признаться, в моей жизни. Пусть даже мне и не будет позволено надолго удаляться от дворца, я бы с удовольствием сбежал с вами… хотя бы на время.
Последние слов звучали неподдельно тоскливо.
Как любой ребенок, Ричард доверялся чувствам, и чувства его говорили простое – Айла хороший человек, и раз ему так с ней спокойно и приятно говорить, то, наверное, и сбежать будет не менее интересно. Но он не питал иллюзий относительно «сбежать насовсем» - отец не раз говорил, что больше наследников не желает, а матушка скромно отмалчивалась. Пока что Ричарду было сложно понять, почему родители не желают еще наследников, а в тонкостях человеческих отношений он пока еще не очень разбирался.
Зато таланты Айлы, перечисленные ею, его очень поразили – в приятном смысле. И она говорила уже не первый раз о книгах! Упоминание о них в который раз вызвали в Ричарде неподдельный восторг, отразившийся в его блестящем восхищенном взгляде. Почти никто из придворных в Аскерте не читал книг, а принцесса Гереса, мало того, что читала, так еще и помнила! И оценивала, что некоторые рецепты из поварских книг могут у нее получиться. Учитывая, что Ричард почти всегда имел дело с беспомощными дамами, а всю работу выполняли слуги, он был удивлен. И снова – приятно.
- Пусть я не жалую охоту, - скрепя сердцем, признался, - но при необходимости смогу охотиться. И помню, как слуги ставили палатки, а также советы путешественников – в нашей библиотеке немало дневников именитых исследователей. Полагаю, совместными усилиями у нас все получится.
Было заметно, как неприятно Айле говорить об охоте, и Ричард каким-то образом уловил, что она сострадательна к животным, пусть некоторых и приходится убивать ради пропитания. Ему же, как мальчику, надлежало взять на себя эту жестокую роль охотника, и он был к ней готов. Но это не значило, что он не сопереживает им. Но в вопросе выживания следовало всегда ставить свою жизнь или жизнь близкого выше жизни любого животного. Даже любимого скакуна или собаки.
Этого, разумеется, Ричард не сказал. Не стоило омрачать тяжелыми истинами их занимательную беседу.
А вот послушать про ригельскую чародейку было любопытно, потому принц и слушал так внимательно, что ни разу не сбился с шага. Интересное дело, ведь Велена применяла магию из заботы к королевской семье… Не сказать, что Форц такого не делал, но уж совершенно точно не сотворил бы из воды яблочный сок.
- О нет, что вы, - слегка обеспокоенно ответил Ричард, побоявшись, что его молчание Айла сочла за скуку, - мне интересно и слушать, и говорить с вами. Я просто… вероятно, это не слишком учтиво с моей стороны, но сравниваю вашу чародейку и нашего мага. Вильгельм как-то вылечил меня от жуткой лихорадки одним коротким заклинанием, и после почти неделю ходил очень бледный и болезненный – мне говорили, что он забрал мою болезнь себе и перехаживал, отказавшись пребывать в постели, но… Яблочным соком меня не угощал. Магия у него получается так легко, что меня порой снедает зависть к этому, но я понимаю, что подобное мастерство далось ему с трудом, и он тратит силы исключительно на то, что считает необходимым.
Будь он постарше, сказал бы иначе – что придворный чародей прагматичен и лишен чувств к кому бы то ни было, кроме своей персоны. Но детский разум, пусть и взращенный на книгах и огромных объемах информации, все трактовал по-своему.
Прозвучавший искренний комплимент принцесса приняла с истинно королевским достоинством, и потому Ричард также поклонился ей в ответ. Он все еще выглядел слегка смущенным, но считал, что нет ничего лучше сказанной правды, особенно если она так прекрасна, как и сама девочка.
- А вы добры ко мне, Ваше Высочество. Честно признаться, я и не думал, что вы настолько увлекательный собеседник, но встреча с вами превзошла все мои ожидания.

Король Роберт усмехнулся, качнул головой.
- Авалайн не любит, когда я так говорю, но мы с ней долго над ним трудились, - он заговорщицки подмигнул Луису. – Да и сам он смышленый. Порой такие взрослые разговоры со мной ведет, ты бы слышал! Не пройдет и пары лет, как станет принимать участие в Совете и все, спишут старика.
Короли посмеялись и отвернулись, проходя к столам с угощениями. Королевы тоже не заставили себя ждать. Дети остались без присмотра, однако…
Королева Авалайн, замедлившись, вытянула шею и высмотрела Ричарда. Общение с юной принцессой Ригеля занимало ее сына, однако они были на чужбине, и она, как любая мать, желала держать ребенка ближе к себе.
- Ричард! – окликнула, подозвав жестом. – Подойди, будь добр.
Ричард нехотя повернул голову к матери – было заметно, как ему не хочется отрываться от сверстницы, с которой интересно поговорить.
- Прошу прощения, Ваше Высочество, я скоро вернусь, - он поклонился вновь, и в голосе его звучало искреннее сожаление, словно его звали уже уезжать, а не пару мгновений.
Он неспешно подошел к Авалайн, сохраняя невозмутимое выражение лица, но королева тотчас улыбнулась и потрепала его за щеку.
- Какой недовольный, - склонившись, полушепотом проговорила она, - я оторвала тебя от чего-то интересного?
Ричард вспыхнул румянцем и опустил голову, а королева лишь тепло обняла его и поцеловала в макушку.
- Все хорошо, мой маленький. Принцесса тебе понравилась, да?
- Да, - помедлив, буркнул Ричард, зажатый в материнских объятиях, - матушка, на нас смотрят.
- И что? – Авалайн с улыбкой отстранилась, но все еще держала его за плечи. – Ох, какой ты серьезный!..
Они все еще мирно переговаривались между собой, но Ричард бросал в сторону Айлы взгляды, полные интереса.
Сложно расставаться с тем, с кем нашел понимание с первых слов.

[icon]https://i.ibb.co/fYHSLGn/01c2071876afccc723f91eb05b0e0ea95.gif[/icon][lz]<br><b>РИЧАРД V</b>, 9<br>юный принц королевства Антарес[/lz]

+2

15

— О, нет, — Айла тихо засмеялась, — я и не думала указывать вам, что вы не учтивы, ваше высочество! Сравнивать ваш мир и мой это нормально, пожалуй. Ведь мы так мало знаем друг о друге. Но я бы хотела узнать о вас больше. Если вы позволите, разумеется.
Девочка все еще была смущена. Ей казалось, что она впервые за долгое время встретила человека который действительно любит ее слушать и вполне радостно рассуждает обо всем, казалось бы, абсурдном, даже о побеге из дворца, с такой неподдельной охотой и даже сам предлагает варианты существования после побега. Он дальновидный юный принц, нельзя было отрицать, что это Айле нравилось.
— Вот видите, наши с вами взгляды на охоту совпадают, — сказала она, продолжая улыбаться. Улыбка на лице была визитной карточкой Айлы де Монфор. — Интересно, в чем еще мы с вами похожи? Во что вы любите играть?
Их забавный детский разговор внезапно оказался разбавлен неожиданным комплиментом от которого Айла все еще не могла прийти в себя. Реагировать на подобные вещи согласно принятому среди дам этикету ее научили еще до того, как выпустить из заточения в другой части замка, а еще прежде убедились, что все это доведено у Айлы до автоматизма. Но что делать со смущением, которое так явственно выступило на щеках бедного Ричарда?
Ответ нашелся сам собой и Айла, полагая, что поступает правильно, незаметно для других наклоняется к принцу и целует его в пылающую щеку. Для нее это мелочь, ничего не стоящая, но поддавшись душевному порыву Айла совершила практически преступление в глазах своей матери, так неудачно повернувшейся в этот момент проверить, не позорит ли ее ребенок, о жизни которого она практически ничего не знала. Во взгляде королевы Элоиз вспыхнул гнев, который она сразу же направила Луису, чьей улыбки и смеха было достаточно, чтобы стало понятно, что тот души не чает в своей девочке и поощряет ей даже такие вольности.
В это время Ричарда подзывает мать, королева Авалайн, и Айле на долю секунды кажется, что она сейчас будет ругать своего сына за то, что тот позволил принцессе вести себя так откровенно с ним. Даже если это был ответ на его комплимент. Но ругани не следует, по крайней мере Айла не слышит, как Авалайн повышает голос и тактично отворачивается, чтобы не наблюдать за сценой, в которой Ричарду было неловко перед ней: когда его мать обняла его и потрепала за щеку, Айла сдержала улыбку, но то, что случилось дальше… повергло ее в ужас.
К ней, с улыбкой хищной дикой собаки направлялся Раймон. За прошедший год девочка уже достаточно изучила своего брата, чтобы знать, что это выражение его лица не несёт ничего хорошего. Как, впрочем, и то, что его прямой взгляд был направлен именно в ее сторону.
Должно быть именно он увидел ее легкий поцелуй, принадлежащий теперь принцу Ричарду, и это вывело брата из себя настолько, что он решил отложить свою первостепенную задачу, состоящую в том, чтобы понравиться как можно большему количеству дворян, прибывших на праздник во двор короля и королевы Гереса. Айла решила отступить и едва не упала на спину, спотыкаясь о невысокий бортик, ограждающий прекрасную розовую клумбу. Это и заставило девочку замереть на месте.
— Ваше высочество. — Как можно более спокойно сказала она, а улыбка исчезла с лица принцессы. Она была готова к любому повороту событий, от удара по щеке до непривычной для него ласки, даруемой лишь для того, чтобы затем отобрать ее прилюдно. — Что скажете о сегодняшнем торжестве?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/846919.gif[/icon][lz]<br><b>ПРИНЦЕССА АЙЛА</b>, 9<br> наследная принцесса королевства Ригеля[/lz]

+2


Вы здесь » SARGAS » Прошлое » [15.10.1111] Dynasty


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно