02/05 Новый выпуск новостей! 30/04 Обновлен дизайн!
Best post by wilhelm forz
Таулер это, Таулер то. «Я обсужу это с леди Таулер». «У леди Таулер встреча с принцем». «Леди Таулер поручено…» Вильгельма начинало подташнивать от одного упоминания новой придворной чародейки. Для него Аннабель была приветом из прошлого, которое он изо всех сил пытался забыть. А тут вот как. Старик про него вспомнил. Старик решил организовать ему «достойную отставку». Надо ли говорить, что подобное положение дел до возмутительного не устраивало Форца? Все мелкие и неважные поручения были переданы Таулер, а все важные и срочные Вильгельм, как и полагается человеку дальновидному, уже разрешил. Король почти отмахнулся от него, когда Вильгельм заговорил о небольшой поездке, и эта отмашка почти вывела его из себя, едва не продемонстрировав всю силу своей ненависти к монаршему идиоту. читать далее...
администрация:
AylaThijmenRekhema

SARGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Прошлое » [28.08.1117] Это непостижимо


[28.08.1117] Это непостижимо

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

— Это непостижимо —
https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/87/952102.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/87/623075.gif
28.08.1117, королевский дворец, Герес, королевство Ригель
Robert Landry || Ayla de Montfront
Вознесение было одним из любимых праздников, поскольку в нем с трепетом смешивались тоска по погибшим близких, и яркое счастье связанное с воинской доблестью. Именно в этот день, а точнее говоря на закате этого дня, граф Несса и принцесса Ригельского королевства сговорились встретиться в том крыле, что до недавнего времени служил целым миром для маленькой девочки.

0

2

[indent] Каждый раз видя принцессу, Роберт останавливался, превращаясь в звонкий колокольчик. Рыцарские шпоры бряцали друг об друга, когда он вытягивался в струнку перед ней, а она улыбалась. Всегда улыбалась ему, словно была его и только его от кончиков пальчиков её ног и до последнего волоска на голове. Которые он хранил, как самое ценное богатство в этом и других мирах, сколь бы много их не было. И вот так встречаясь один на один они всегда уговаривались об иной встрече, на зашифрованном и понятном только для них, языке.
[indent] После всего Роберт шел к себе, снимал стесняющие движения доспехи, оставляя лишь, на кожаном толстом ремне висящий меч. Его гордость. Имена мечам давать повелось уже давно, но он до последнего не хотел этого делать: веровал в отцовские мудрости, гласившие, что стоит лишь дать мечу имя, как он обязательно лишит кого-нибудь жизни.
[indent] Во время их встреч с принцессой не хотелось думать ни про меч, ни про принца, ни про что-то иное. Хотелось слушать её речи и он готов был делать это целую вечность.
[indent] Сегодня они сговорились встретиться в той части замка, где встретились когда-то давно. В той, где проживала принцесса те годы, пока её не ввели в дворянское общество. Эти коридоры Роберт знал наизусть, потому что пребывал здесь едва ли не половину своего времени, с ней. Проводил его с такой любовью и охотой, что отсутствие такой возможности стало настоящей пыткой для него.
[indent] Внизу, в зале с начищенном до блеска камнем, танцевали гости дворца и короля в частности. Каков был шанс, что принцесса покинет этот праздник жизни ради того, чтобы провести вечер в компании рыцаря. Пусть и графа, но они все ещё не должны были допускать ничего подобного между ней и им. Ведь она была принцессой, а он - безродным псом по сравнению с ней.
[indent] Роберт места себе не находил. Брался за рукоять меча, сжимал его в волнительном томлении. Ходил туда-сюда по балкону, затем мерял шагами комнату, в попытках скоротать время и понять, сколько ещё необходимо ждать появления принцессы. И придет ли она сегодня туда, в его скромный приют отринутого сердца? Сможет ли сбежать из под пристального внимания придворных? Конечно, он хотел верить в самое лучшее. Айла была лучшим из лучшего в его жизни, он благодарил всех богов мира за то, что они сниспослали ему её нежную улыбку, образ, нежные руки и счастье просто видеть её. Издалека, не говоря уже о большем.
[indent] Роб подготовился к визиту леди, выдвинув в середину залы кушетку и заложив ее шкурами и подушками, чтобы пригласить принцессу сесть. С этого места, как он предполагал, был прекрасный вид на небесные светила: луна и звёзды, столь яркие сегодня, должны были показать принцессе, сколь сильно много она значит для него. Такая прекрасная и далёкая, словно все эти звёзды вместе взятые.
[indent] Лёгкая поступь и стук каблука по ступеням. Роберт в нетерпении едва не бегом преодолевает разделяющее его с лестницей и перилами расстояние, чтобы посмотреть, кто же идёт к нему. И увидев Айлу, уже не может сдержать теплой улыбки.
[indent] Она вызывала у многих, едва ли не у всех такие чувства: улыбнуться, смеяться. Несла лишь свет и любовь в этот мир, не смотря на то, какое отношение к ней выдавал принц. Роберт был бесконечно ему предан и несмотря на это, его почему-то никогда не оказывалось рядом, когда принцесса Айла желала в очередной раз наладить отношения с Районом.
[indent] Едва леди Айла поднялась на этаж, Роберт опустился на колено перед ней. Её прекрасные руки он тронуть не смел, и встать, впрочем, тоже. Смиренно ожидая разрешения подняться, он думал лишь об одном:
[indent] — О боги, как она прекрасна!

0

3

[indent] Уроки никогда не были скучными. Айла любила учиться, делала все возможное для того, чтобы полюбить своё заточение ещё сильнее. Ведь каждый раз к ней приходил человек, который навсегда заменил ей отца и мать, любовь семьи, брата и даже возлюбленного. Ей было четырнадцать когда их с Ричардом V пообещали друг другу. Это не было любовью, они даже никогда не видели друг друга и не разговаривали, чтобы понять хоть что-то друг о друге. Айла не понимала тогда, не осознавала всю тяжесть, которая ляжет на её плечи после заключения брака с королём Антареса; ей и без того было сложно поладить с братом, она не понимала, в чем причина его ненависти и не знала, как ещё смягчить сердце будущего короля, если не с помощью его верноподанных, вассалов и, не боясь этого слова, друзей. День за днём оканчивал месяц, затем и год. Принцесса увидев Ричарда лишь однажды ничего не могла понять о нём, кроме как очевидное: он недурен собой, но и не вызывал в девушке абсолютно никакой любви. Впрочем, фрейлины все, как одна говорили, что всё у их пары ещё впереди и они обязательно будут счастливы, если сама Айла этого захочет. Ведь в чувства чаще всего зависят от женщины.
[indent] Сама же принцесса этого верования не придерживалась, ее сердце уже давно было отдано другому. Пускай порой она отгоняла от себя эту мысль столь яростно, что забывала, с каким усердием добивалась совсем недавно капельки внимания герцога в угоду этим же самым чувствам.
Впрочем получив послание от Роберта, язык письма которого для несведущих был похож на речь безумца, Айла обрадовалась. Только им двоим был ведом тайный смысл написанного, что и позволяло им встречаться вот уж больше пяти лет. Магия момента, магия тайны, ведомой лишь им двоим. Это то, что всегда связывало этих двоих.
[indent] Для принцессы Роберт был отдушиной, глотком свежего воздуха в этом огромном и пустом замке. Увы, герцог Теймен не мог находиться при дворе слишком долго, ему требовалось отбывать домой, в Эссен, чтобы заниматься тем же, чем занимался и сам король - заботиться о делах своего надела. Тогда Айла оставалась бы одна, если бы не этот мальчик. Они дружили со времени, когда принцесса ещё едва умела разговаривать и неизвестно, что привлекло в ней сэра Лэндри. Тогда ему было одиннадцать и его невозможно было остановить: так он и оказался в той части замка, где жила принцесса Айла с кормилицей и няньками.
[indent] Они договорились о встрече там, где много лет назад. Там, где воспоминания заполняли каждый уголок. Где они играли, будучи детьми - Айла была ребенком, а он уже взрослым. Роберт рассказывал о рыцарях, о турнирах, которые проводили в честь праздников. Айле доводилось лишь полюбоваться на попадавшие в поле её зрения дворян, вычурно одетых согласно традиции Ригеля.
[indent] Сегодня сама принцесса была одета в белое, скромное платье, расшитое бисером. Голову украшал венец из бусин жемчуга и горного хрусталя. Она уже привыкла к тому, что в волосах было что-то, что показывало окружающим её принадлежность королевскому роду, но сегодня, как частенько, когда они оставались с Робертом одни, хотелось отказаться от этого венца и тяжести, лежащей на плечах благодаря ему.
[indent] Айла поднималась по темной лестнице для слуг, откуда был самый ближайший доступ к уговоренной комнате. Девушка подняла голову в середине своего пути наверх - не могла удержаться, - и увидела Роберта. Сэра Роберта. Такого взрослого, красивого. Улыбка у него была как всегда добрая, он сдерживал радость и старался выглядеть как можно более отстраненным. Как и Айла. Но едва она успела подняться на последнюю ступеньку и ступить на ровный пол коридора второго этажа, как перед ней на колено опустился ее старинный друг. Рыцарь Роз, Сэр Роберт Лэндри и Несса.
[indent] — Довольно, Роберт, мы одни… не нужно… — Айла взялась за локоть мужчины и легонько потянула вверх, заставляя выпрямиться. Принцесса не любила придерживаться общепринятых правил и норм, за это её любили и в тоже время порицали. — Как я тосковала по тебе, мой милый друг!

+1

4

[indent] Едва прекрасные, нежные ручки девушки коснулись локтя мужчины, заставляя подняться с колена, он подчинился. Роберт стоял перед ней, великолепный в своей молодости и уверенности. Улыбка светилась на его губах любовью к этой девушке которую он, впервые за день мог не скрывать. Принцесса была так далека от него, и он понимал, что только сами боги могут спустить в подлунный мир, коли будет у них таковое желание, и распорядиться их судьбой, соединяя вместе столь разных по положению людей. Айла - принцесса и наследница престола целого королевства, и он - какой-то граф, не самого великого по размеру графства, пусть и, по его скромному мнению, самого прекрасного.
[indent] Роберт склоняет голову, опускает плечи чтобы дотянуться до прекрасной ладони и тонких пальчиков. Подносит к губам её руку и легко прикасается к коже, пахнущей миндалём.
[indent] — Смею заверить, что мне также не хватало вашего общества и... миндального молока, чей запах я ощущаю от вашей кожи всякий раз, когда подношу изящную руку к своим губам, чтобы выразить благодарность и надежду на новую встречу.
[indent] Он выпускает тонкую ручку девушки из своей ладони, видно, как Роберту на хочется этого делать, но он обязан. Его не было почти месяц и он не знал, как изменилась жизнь принцессы за это время. Быть может её чувства изменились? Быть может, она больше не желает отдавать свою ладонь кому-то кроме избранного её сердцем… Болью отдавалась эта мысль в сознании графа, но он старался не задумываться об этом. В конце концов, вопреки доводам рассудка и всяческим иным нормам, как морали, так и общепринятому этикету, Айла была с ним в этот вечер. Не боялась бросить тень на себя, как не боялась и оставаться с ним наедине. Сегодня это была его маленькая победа над соперниками и только Боги будут знать, что будет между старыми друзьями этим вечером.
[indent] — Позвольте, — Роберт отточенным жестом отскакивает в сторону и предлагает принцессе пройти вглубь свитого им "гнёздышка", разумеется, Айла также видит и кушетку, и шкуры, разложенные на ней. Роберт не хочет показаться вульгарным, но позаботился о своей гостье и решил, что ей было бы приятно присесть, коли будет в ногах усталость, на теплые меха, нежели на твердое и холодное дерево. — Вы так прекрасны сегодня, Ваше Высочество! И я безумно счастлив, что Вы соблаговолили посетить этот сиротский приют, раскинутый практически под сенью звёзд. Сегодня всё для вас, леди Айла. Вы позволите?
[indent] Роберт предлагает даме свою руку, чтобы проводить ее к балкону. Выходить на него им нельзя, если они хотят остаться незамеченными. По крайней мере это укрытие могли бы счесть за любовный тайник, поскольку Роберт позаботился и зажёг вокруг сотни свечей, чтобы в помещении было действительно светло. Любой, кто взглянул бы на королевский дворец с улицы сразу увидел бы это сияние, но все оставалось в достаточной тайне до тех пор, пока никто не видел их лиц.
[indent] Был бы он собой, если бы не преподнес леди розу и сегодня? Конечно же, нет. Так что проводив даму ко входу на балкон, Роберт спешно удаляется к чайному столику, стоящему у перил балюстрады. На столике он берет цветок, со стебля которого он сам совсем недавно удалил все шипы, которые только могли ранить нежную кожу девушки, которой он этот цветок собирался преподнести.
[indent] — Миледи, — Роберт оказывается рядом с ничего не подозревающей принцессой и вновь опускается на одно колено и склоняет голову, демонстрируя леди Айле свою покорность. Затем он поднимает голову, но не встаёт с колена, протягивая розу принцессе. Цветок имеет насыщенный красный цвет, стебель светло-зеленый, а листья глубокий изумрудный оттенок. — Прошу вас принять этот цветок, как символ моей глубокой привязанности к вам…

+1

5

— Отчего же сиротский? — Айла улыбается рыцарю.
Роберт так изменился за этот месяц: его взгляд стал более тяжёлым, вероятно, сказалось пройденное им сражение с монстрами на границах своего графства и герцогства Герес в целом. Он уезжал домой для того, чтобы защитить родные земли и теперь казалось, вернулся совсем другой человек. Конечно принцесса берет его за руку, идёт вместе с ним к выходу на балкон, но не выходит на него, справедливо отмечая, как Роберт смог украсить это темное и невзрачное помещение. Скорее всего он пользовался чьей-то помощью, а может делал всё сам - от роз, до свечей. И только подумать, сколько сил было им потрачено… всё ради неё одной.
Впервые за столько лет их дружбы, Айла почувствовала себя несколько неловко. Она всматривалась в темное небо и с ужасом отмечала, что звёзд совсем не видит. Они, разумеется, были там, вдали, но она их не видела. А всё потому, что луна на небе светилась слишком уж ярко, затмевая всё вокруг. Подобно этой луне свет исходил и от человека, которого она любила. Из-за этого света Айла не видела никого и ничего вокруг, а ведь Роберт не раз и не два говорил девушке о том, что влюблен или о чем-то похожем. Но Айла не верила: слишком долго она считала, что её отделили от семьи из-за какого-то недостатка, который мешал ей быть на равных с правящей династией Де Монфор. Даже заключённая с Ричардом помолвка не убедила принцессу в обратном, а лишь в том, что она фигура на доске, а не человек. А вот её луна тем временем... широким росчерком пера заключил этот проклятый союз. Как он мог? Как мог и отец? Неужели совсем не щадил желаний своего ребенка?
— Благодарю, — она принимает розу из рук графа Несса и подносит ее к губам, приятный цветочный аромат тянется тонкой струйкой к носу принцессы и она прикрывает глаза на короткий миг. Как же давно ей не дарили таких прекрасных цветов… при дворе это было бы воспринято так, будто Айла поощряет чью-то привязанность. — Она прекрасна. Где же ты находишь такие изумительные цветы каждый раз?
Темная ночь и тысячи тысяч фонариков поднимаются в небо, подсвечиваемые пламенем маленьких свечек. Чародеям пришлось проделать нелегкую работу, чтобы сварить достаточное количество варева, в которое погружают маленькие фитильки. Каждая свечка - как маленькая душа, только она не скитается по свету, а и в самом деле отправляется на небеса, к Всематери и Всеотцу. Этот обычай в день вознесения Айла очень любила. Казалось, что на свет этих маленьких свечек придет любая душа и сможет попасть в лучший мир.
Принцесса чтила традиции.
— Ты необычайно храбро сражался на турнире, Роберт. — Айла аккуратно касается груди мужчины сквозь бархатный камзол, парадный, с кожаными вставками в виде полосок. — Как твоя рана? Неужели нельзя было не выходить сегодня на ристалище? Пускай Раймон заберёт себе все лавры, только…
Слишком прямая речь Айлы могла смутить рыцаря, но такой уж принцесса была с самого детства. Прямолинейная и своенравная, она доставляла хлопоты всем вокруг себя. Пожалуй из-за этого ее так не любил Раймон. Конечно, были и другие причины, но именно эта прямолинейность и открытость раздражали его более иных ее качеств.
Какое счастье, что с Робертом она могла не думать о подобном. С ним разговаривать было всегда очень просто - нет нужды подбирать слова тщательно, если твой собеседник не преследует цель "уличить даму в чем-нибудь".
— Прошу меня простить… — Опустив голову, Айла принялась рассматривать бархатные лепестки ароматного цветка в ее руках. — Мои слова могли обидеть тебя, пожалуйста, прости, если так и произошло.

+1


Вы здесь » SARGAS » Прошлое » [28.08.1117] Это непостижимо


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно