02/05 Новый выпуск новостей! 30/04 Обновлен дизайн!
Best post by wilhelm forz
Таулер это, Таулер то. «Я обсужу это с леди Таулер». «У леди Таулер встреча с принцем». «Леди Таулер поручено…» Вильгельма начинало подташнивать от одного упоминания новой придворной чародейки. Для него Аннабель была приветом из прошлого, которое он изо всех сил пытался забыть. А тут вот как. Старик про него вспомнил. Старик решил организовать ему «достойную отставку». Надо ли говорить, что подобное положение дел до возмутительного не устраивало Форца? Все мелкие и неважные поручения были переданы Таулер, а все важные и срочные Вильгельм, как и полагается человеку дальновидному, уже разрешил. Король почти отмахнулся от него, когда Вильгельм заговорил о небольшой поездке, и эта отмашка почти вывела его из себя, едва не продемонстрировав всю силу своей ненависти к монаршему идиоту. читать далее...
администрация:
AylaThijmenRekhema

SARGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Прошлое » [14.06.1117] They will eat you alive


[14.06.1117] They will eat you alive

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

— THEY WILL EAT YOU ALIVE —

https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/40/68228.gif

14.06.1117, гостиница для высокопоставленных господ высшего уровня качества и охраны
Nuada Airgetlam | Rekhema
Marilyn Manson - I Put a Spell on You (OST Lost Highway) ◄
Рехема и Нуада знакомы уже лет 30, не меньше. Встреча была случайная, но они сразу почувствовали натуры друг друга и нашли контакт. И не просто на каких то общих темах, вроде личностных качеств или увлечений вне работы. Скорее даже просто на ненависти к другим. На доминировании, превосходстве над другими. И вдвоём они могли втоптать в грязь и морально уничтожить любого. Прекрасный, но смертоносно ядовитый дуэт.
Но, так как оба персоны очень политически активные и занятые, да и принадлежат к разным сторонам, они решили завести традицию встречаться на том же месте по весне и просто приятно провести время в компании друг друга.

Отредактировано Nuada Airgetlam (01.12.2020 13:27:36)

+1

2

Весна. Время - час после заката.
Центр Ригеля. Гостиница
"Velvet nights"

Небо ясное, звёздное, уже по летнему тёплый ветерок мягко играется с полупрозрачными алыми занавесками из тончайшего шёлка, заставляя огоньки в свечах и фонарях взволнованно подрагивать. Медное свечение их огней щедро льётся на улицы. Эти прекрасные шумные улочки, полные людей, цветов, криков, запахов... 
После захода солнца, когда последний лучик спрятался за горизонт, небо почернело и на нём начали проступать россыпи звёзд, центр Ригеля преображается в одно мгновение. Огни ночного города совсем иначе освещают город и, конкретно, одно огромное здание на главной улице. Не слишком приметное днём, рядом со своими соседями, ночью оно превращается в настоящую алую бархатную жемчужину. Из окон распускаются длинные ленты алых занавесок и золотистых нитей. Уличные огни контрастно и объёмно подчёркивают убранство этого дома, с новой силой зажигая его краски.
Огромное здание, больше напоминающее королевский дворец, которое только ночью было хорошо освещено со всех сторон. А так же было щедро украшено всевозможными убранствами, вплетёнными в дизайн современного искусства. На деле же являлся он ни дворцом, ни театром, ни даже храмом, но... увеселительным заведением иного рода.
О, и вы только не подумайте, что это какой-то дешёвый бордель, где вместе с дамой на одну ночь ты можешь подцепить болезней до конца жизни. Нет! Подобное место не по карману обычному торговцу, фермеру или кузнецу. Да и не каждый состоятельный аристократ был в состоянии позволить себе тут часто появляться. Это заведение было создано для людей совершенно иного уровня. Для развлечений совсем иного уровня.
Еда здесь была от лучших поваров со всех уголков Ригеля. Лучшие продукты, лучшие повара, лучшие сервизы, добытые у торговцев из других краёв. Тут даже можно было встретить эльфийский фарфор или диковинные сладости с далёкого востока. Персонал прислуги здесь был не просто крестьянами, но специально обученными людьми. Они знали этикет, всегда улыбались и были готовы выполнить любой, даже самый изощрённый каприз своих знатных постояльцев. И, если в обычных заведениях такого рода было много простых блудниц, набранных на сию должность по воле судьбы, то здесь... это были нарядно и богато одетые компаньонки, обладающие как завидными манерами, так и искусством вести интересный светский диалог.
Словом, провести тут ночь сравнимо с тем, чтобы провести ночь в настоящем раю...

В главном холле стоял приторный запах кардамона и сладостей, который окутывал каждый уголок довольно большого помещения. Стояли цветы в широких низких горшках, а окна были занавешены плотно тяжёлыми тканями разных цветов и узоров. По стенам холла были расставлены диваны с позолоченными ножками и массой ярких шелковых подушек, от пестроты которых рябило в глазах. На некоторых из этих диванчиков восседали прекрасные юные дамы с пышными волосами, в которые были вплетены свежие цветы или даже перья каких-то очень крупных и ярких тропических птиц. Они взмахивали своими ресницами и веерами, хихикая между собой, время от времени кидая соблазнительные хищные взгляды в сторону появившегося здесь статного мужчины.
Мужчина был облачён в тёмный камзол с узорной серебристо-серой вышивкой, по одному фасону которого было очевидно, что данное одеяние было сделано ловкими руками эльфов. Впрочем, раса мужчины так же сразу бросалась в глаза. Он не скрывал ни своего роста, ни длинных белокурых волос, ни заострённых ушей, торчащих из-за них. Он шагал, гордо выпятив грудь и его неестественно яркие для обычного человека светлые глаза метали молнии. И без того выделенные природой скулы были особенно хорошо видны из-за того, как сильно он сжимал челюсти, выражая своё недовольство.
- Я здесь уже десять минут, а ко мне только сейчас подослали кого-то? Теряете хватку... - чуть скривив своё слишком женственно прекрасное для мужчины лицо, фыркнул Нуада. Чем вызвал нижайший поклон мужчины в форме и тонну извинений.
- Чтобы к моменту, когда я решу подняться в номер, мои вещи уже все были там, ясно? - он вручил прислуге ключи от своего номера и только сейчас вернул свой взор в холл. Его взор пытливо скользил слева направо, ровно до того момента, как не встретили то, что так жадно искали. Он чуть шире распахнул глаза и гримаса раздражения быстро сменилась широкой белоснежной улыбкой. Он тут же взмахнул урками в стороны, заставив свои белоснежные локоны рассыпаться по груди.
- Моя леди! - трепетно обратился он к чародейке, которую сразу было и не заметить. От того лишь, как ловко она, вся одетая, по своему обыкновению, в красное, сливалась со здешними кровавыми интерьерами. В несколько быстрых широких шагов он пересёк весь холл, сократив расстояние между ними менее, чем за минуту. Но вместо крепких объятий, которые, казалось, были неизбежны, он вдруг резко поклонился в пояс, выставив левую ногу чуть вперёд, а правую ладонь прижав к груди. Левая рука сделала изящный мах в сторону.
- Ты всегда отрада для моих глаз! - заявляет он смело, выпрямляясь и перехватывает её руку, целуя внешнюю сторону ладони чародейки.
- Рехема... о, я так привык видеть, что с годами люди лишь стареют, но ты не прекращаешь меня удивлять. С каждой нашей новой встречей, ты всё прекраснее и прекраснее! Давно ждёшь? Ох, надеюсь, что нет, я прошу прощения. Так виноват. Не гоже заставлять свою спутницу ждать... но, ты знаешь, дела не могут заставить себя ждать. Но я старался всё успеть, дабы поскорее тебя увидеть...

+1

3

Несколько дней вдали от дворцовой суеты. Несколько дней спокойствия с пряным ароматов и разговорами, темы которых нельзя обсудить в замке короля Ригеля. Да и с кем? Рехема все так же не могла, положив руку на сердце, выдать список своих близких друзей. В Гересе она - придворная чародейка, огненная ведьма, вспыльчивая стерва, которая непременно наколдует неугодным то расстройство желудка, то поросячий хвост на лбу. Ложь и провокация, последний раз подобным Рехема занималась очень давно и в компании одного ведьмака, но тогда он сам виноват. Еще раньше - на занятиях по практике проклятий. Долгие годы чародейка слышала в голове строгий голос преподавателя, приказывающий разбиться ученикам на пары и творить. Даже порой хвалили за творческий подход, а потом дружно избавляли своих однокашников от рыбьих глаз на щеках, неудержимого смеха, икоты и прочих неприятностей, появившись с которыми в приличном обществе, хотелось лишь одного - что бы молния ударила с неба прямо в... И тут желания разделялись: кто-то хотел испепелиться сам со стыда, кто-то - окружающий, и лишь немногие желали смерти тому, кто это проклятье наколдовал. Чистые, юные, невинные умы академии Торвер Вельд.
На самом деле, можно было устроить посиделки с принцессой Айлой, будь она немного постарше. Ее любопытный ум и желание узнать что-то новое заставляли Рехему тщательно следить за тем, что чародейка рассказывает, иначе бы пришлось отвечать на весьма неприятные вопросы, которые будут задавать очень неприятные личности. Огненной ведьме не хватало друга, будто, пока остальные ученики академии успешно обзаводились друзьями, порой даже любовными связями, она решила установить связь с книгами и библиотекарем, методично выедая последнему мозг чайной ложкой новыми манускриптами и книгами. Работник упорно не сдавался и отсылал верную девчонку куда подальше, например, спать, но книги, которые не подходили для уровня Рехемы на тот момент, не выдавал.
Чародейка сидела в удобном кресле, ожидая своего собеседника на ближайшие несколько дней. Если бы кто-то сказал, что знакомство с эльфом приведет не к долгой взаимной ненависти и попыткам друг друга придушить, а к крепкой дружбе, в которой они оба были равны и поддерживали добрым словом выходки товарища, то Рехема рассмеялась. Очень немногие из эльфов нейтрально относились к людям. А Нуаду, как казалось женщине, удалось немного переубедить чудом, иначе не скажешь. Ждать долго не пришлось, за что своего товарища чародейка уважала: в лепешку расшибётся, но постарается прийти вовремя. Можно было, конечно, пошутить, что Рехема не припоминает, когда успела отдать роль опаздывающей дамы Науде.
- Нет, я прибыла недавно, успела лишь отдать распоряжение по поводу вещей и немного прийти в себя с дороги. Хотела утопить извозчика в луже, но решила не портить платье грязью, - у чародейке на душе от гнева остались лишь угольки, а вот бедный мужчина, не заметивший яму, заикаться, вероятно, будет долго, - Все ли ты успел сделать, чтобы нас никто не пытался найти и вернуть тебя на службу?
Никто из них не знал точно о работе другого. Можно было строить догадки, подозревать в шпионаже и прочем вредительстве разным государствам. Для Рехемы и Нуады эта тема была табуирована, и каждого это устраивало. Ведь нельзя постоянно разговаривать лишь о трудовых моментах? Можно было обсудить последнюю моду на платья, новые сорта вин или посмотреть на прекрасную россыпь звезд на темном небе. В такие моменты у чародейки голова будто очищалась от лишних забот и переживаний, поэтому Рехема после возвращения в королевский дворец принималась за работу с новыми силами и нескончаемым, как казалось окружающим, запасом энергии.
- Мы так же стареем, просто медленно. Куда нам спешить? Ты вот тоже, дорогой мой эльф, не особо торопишься покрываться морщинами и посыпать скользкие дорожки песком со своих плеч, - слышать похвалу из уст Нуады было безусловно очень приятно, и Рехеме было не чуждо женское кокетство.

+1

4

Выслушав короткую сводку об удаче извозчика, что не был утоплен в луже за свою нерасторопность, он улыбнулся и мысленно похвалил и сам себя, что дело с его багажом так же обошлось малой кровью. Он и за меньшее мог бы наказать плохую прислугу, но у эльфов таких не бывало, а люди... ну это люди, что с них взять? Было бы только больше шума, нежели действия, если бы он как нибудь всё таки отвесил пощёчину прислуге, что встретил его на входе.
Он и так привлекал к себе слишком много внимания, а в дуэте с Рехемой так вообще - глаз не оторвать, какие колоритные персонажи нарисовались в самом сердце Ригеля. А лишние глаза и уши им ни к чему, столица и так кишит шпионами. Так что, дабы не нарушать долгожданную встречу и покой их парочке, Нуада был рад, что просто обошёлся парой веских слов с тем, кто тащил его багаж сюда.
- Я рад, что не заставил ждать. О, да... сейчас если кто-то и будет гореть желанием меня достать, то это будет кто-то с островов и ему на это потребуется изрядно времени. Так что на все выходные я твой, моя милая... - снова не в силах сдержать порыв светлых чувств к чародейке (у него светлых вообще было мало и он редко ими разбрасывался), он поцелвоал её руку ещё раз, прежде чем выпустить из прохладной клетки своих тонких белых пальцев.
- Но, всё это скука смертная! Дела, дела, дела... прочь мысли о работе! Сейчас в твоей огненной головушке должны быть мысли лишь о том, как ты скоро погрузишься в расслабляющую ванну. С особыми маслами, которые мне удалось раздобыть не так давно и не так легко. И я жажду разделить их аромат и пену в твоей компании! - он рассмеялся и, выпрямившись, предложил чародейке свой локоть, дабы та могла за него ухватиться.
Он был прекрасно осведомлён о том, что Рехема - сильная чародейка (хоть и без подробностей). Но было бы с его стороны не тактично не предложить даме помощь. Длинные платья с не самым удобным фасоном, высокие каблуки - ходить во всём этом было подобно пытки. И он знает об этом не по наслышке! Так что ему бы не хотелось лишний раз устраивать дискомфорт. Да и воспитан он был в лучших традициях семьи высших эльфов.
- О, ты слишком добра! Эта кожа ещё пару столетий останется неизменной. Мы просто не доживаем до старости, наверное... - он подмигнул ей и, дождавшись, когда она примет от него поддержку, пошагал вперёд, уводя Рехему за собой.
- О, дорогая, у меня столько всего запланировано и в каждом из мероприятий мы не будем спешить. Какое вино желаешь чтобы подали, когда мы дойдёи до купален? - он хитро оскалился в обворожительной улыбке.

https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/40/654403.png

Пройдя через длинные пёстрые коридоры, глухо отстукивая каблуками по мраморные полы, Нуада вывел чародейку к двум огромным створчатым дверям. Резка на которых показывала сюжет незатейливый, но детальный и атмосферный. Скалы, деревья, водная гладь - горячие источники. Конечно, в центре Ригеля не было естественных природных горячих источников. Однако, на первом этаже данного заведения было несколько купален разного вида и объёма. Нуада зарезервировал главную купальню ещё пол года назад (да, очередь туда была длинная, даже если у  тебя были связи и деньги). Так что он был очень доволен собой, когда они очутились перед ними. Более того - он был несказанно горд собой.
- Моя милая, добро пожаловать в лучшие купальни на этом материке! - и на этом слове, он в две руки распахнул створки, предоставляя взору чародейки всю красу и размах помещения.
- Ну, что скажешь? - он самодовольно усмехнулся.
- Хотя нет, сначала скажи мне, какое вино ты будешь пить, пока мы будем нежиться в горячих водах? - он подошёл к небольшому круглому столику, поднял две бутылки - одну нежно розовую и другую насыщенно красную.
- Начнём с чего полегче или чего покрепче?

+1

5

Нуада умел убеждать и соблазнять. Даже не в плане плотских утех, хотя, несомненно, эльф - привлекательный мужчина, а в организации отдыха. Работа у придворной чародейки была нервной, напряженной и любой мог разбудить её хоть глубокой ночью, ведь дела королевские не имеют определенного графика. Поэтому встречи с добрым другом Рехема ждала с нетерпением, не афишируя свои связи с эльфом. А то ведь напридумывают, скажут, что ведьма, стоящая подле короны, кувыркается с остроухим. И сложно понять: от зависти или от неодобрения.
Дружбы между мужчиной и женщиной не существует? Разве? За мысли Нуады, конечно, она не ручалась, но от себя могла сказать, что с появлением в её жизни этого эльфа многое изменилось. Расовая нетерпимость, в котле которой варилась ведьма почти всю жизнь, ушла окончательно из сознания. Ублюдки были везде, но и ведь приятные личности имелись, как и среди эльфов, так и среди людей. Поэтому Рехема едва заметно сжимает своими пальцами предложенный ей локоть и улыбается в ответ. Друг прав, прочь мысли о работе. Она уже предвкушала, как снимет с себя это неудобное платье и туфли, переоденется в купальный костюм и погрузит своё тело в ароматную воду.
Роскошь поражала даже искушенные взгляды. Чародейка рассматривала интерьер тайком, пока они шли по коридорам, не хотела сойти за очередную пассию своего спутника. Почему-то Рехеме казалось, что у Нуады толпы поклонниц и любовниц. Но она не осуждала, это его дело, но особо неприличный вопрос, оставшись наедине, могла задать, не опасаясь, что её попытаются утопить в горячих источниках.
- Ты же знаешь, дорогой, что градус понижать нельзя? - с тихим смешком уточнила женщина, - Надеюсь, эти бутылки только на один вечер, а не на все выходные? Иначе я негодую!
Хорошее вино в хорошей компании - почему бы и нет?
- По скольку я ответила на твой вопрос по поводу напитков, то теперь скажу, что думаю об этом месте, - шутить никто не запрещал, поэтому лицо ведьмы помрачнело, а уголки губ опустились, - Ну что я думаю...
Драматичные паузы должна уметь выдерживать любая женщина, а именно ей в первую очередь чародейка была. Главное, не перегнуть палку и не довести собеседника до бессильной ярости своими упрёками и мнимым недовольством.
- Это прекрасное место, милый Нуада, - она вновь широко улыбается, уже не скрывая своего восхищения, - Не знаю, кого тебе пришлось уговорить, кому пришлось угрожать или кого пришлось даже убить, но я в восторге. От источников, конечно, а не от кровопролития.
Старое доброе насилие могло решить мелкие проблемы, но в итоге может привести к бедам куда более глобальным. Хотя, как ей думалось, у эльфа были свои очаги воздействия. А комнату можно разглядывать уже после погружения в воду, благо, что багаж уже доставили, и можно начинать расшнуровывать корсет. Об одной мысли о этом предмете женского наряда у чародейки скрипели зубы. Ведь просила сделать шнуровку спереди, а получила наоборот, времени разбираться не было, так что сейчас придётся проявлять ловкость рук и очень богатый словарный запас ругательств. Или же... Чародейка с любопытством посмотрела на эльфа, обдумывая ещё один вариант.
- Даже не знаю, стоит ли просить о таком мужчину, не состоя с ним в браке или романтических отношениях, - женщина разглядывает своего друга, будто видит впервые, - Но уверена, что для начала необходимо осушить бокал за встречу.

+1

6

Как только створки дверей распахнулись, в лицо ударил душный тяжёлый аромат благовоний и свежих масел. От такого приятного, но крепкого запаха, голова сразу теряла свою ясность, а мысли обретали необъяснимую, необоснованную лёгкость. Окна были от пола, до самого потолка высотой, однако, медная решётка узорами, напоминающие листья растений, не давали просочиться в комнату ничему, кроме света. Соответственно здесь, на верхних этажах здания, за подобного рода окнами, они были далеко от завистливых и злых глаз и ушей. Практично, продумано и, конечно же, невероятно красиво исполнено.
Вроде бы, такая мелкая деталь, но, эльф всё заранее просчитал и до мельчайших подробностей. Конечно, сейчас он находился в своём отпуске и пребывал на материке исключительно в качестве гостя, нежели шпиона или официального посла. Диковинный путешественник-авантюрист. Однако, о характере своей профессии не забывал. У него уже была готова легенда, что приехал он сюда просто как странствующий богатенький эльф-купец, которого сюда привела лишь работа и возможность потратить кучу золотых себе в удовольствие. Плюс, конечно же, ни ему, ни Рехеме было бы не на руку, если бы их вместе увидели не нужные личности. Это была ещё одна из причин, по которой он так спешно увёл чародейку из главного холла наверх, в их покои. Хотя тут был не только холодный расчёт... ему самому просто нетерпелось поскорее всё-всё-всё показать Рехеме. Удивить её своими способностями и, я бы даже сказал талантами в организации отдыха. В конце концов, он потратил много денег, сил и времени, чтобы в этом году всё так же у них прошло идеально. И, как истинный ребёнок, эльф неосознанно жаждал увидеть и услышать из уст Рехемы тот восторг от того, как он молодец...

Нуада был так взволнован, что болтал без умолку, задавая вопросы быстрее, чем чародейка успевала на них отвечать. Его собственные глаза разбегались по помещению, не зная, за что схватиться. Он не знал, что первым делом сделать - избавиться от плена тесного камзола или же открыть бутылочку вина. Но крепкая хватка его спутницы под локоть его немного осаживает. Он мягко довольно улыбается, прикрыв ярко горящие в полумраке глаза и позволяет этому терпкому, сладкому, почти что приторному аромату, наполнить его лёгкие и дать веренице суетливых надоедливых мыслей осесть на дне его черепной коробки приятным фоновым шумом.
- Ох, мне порой кажется, что с тобой, моя милая и ненасытная леди, я готов снова и снова испытывать возможности знаменитой силы восстановления эльфов, забыв обо всём! - с шуткой отвечает Нуада. Её кокетливая улыбка и тихий смех так волновали его сердце. Каждая ответная шутка, лёгкий дружеский флирт, встречный взгляд из под мрака пушистых ресниц... Боже, будь он чуть помоложе, понаивнее и поглупее, то непременно бы спутал это прекрасное светлое чувство с влюблённостью. Ох, Рехема. С ней ему было так хорошо и легко, что он забывал обо всём. Словно с плеч Аиргетлама на эти дни снимался не только груз ответственности за свою расу, но ещё и под сотню лет в придачу.

Ну, что я думаю... - к моменту, когда Рехема затянула эту слишком драматичную и пугающую для Нуады паузу, эльф как раз стоял возле небольшого столика слева. Перед большим круглым зеркалом в резной позолоченной раме, на небольшой, отполированной до сияния столешнице, стоял серебряный поднос с фруктами, нарезанными кубиками и соломкой восточными сладостями и высокий графин с тяжёлой крышкой. Через прозрачное круглое "пузо" которого было хорошо видно тёмно бардовую вязкую жидкость. И пара бокалов... один из которых Нуада, от напряжения тишины, чуть было не уронил. Тем самым бы непременно посрамив ту знаменитую эльфийскую ловкость.
- Уф, дорогая, ты заставляешь меня терять годы жизни, такими своими выходками! - наигранно возмущённо, Нуада закатил глаза. Но почти сразу же так же тихо рассмеялся, эхом вторя чародейке.
- Впрочем, за это я  тебя и люблю! - усмехнулся он, почти в усмешке и повернулся  к ней уже с двумя наполненными вином бокалами.
- А прочими глупостями не забивай себе голову, это уже не важно. Моё удовольствие - доставить тебе удовольствие... за нашу сладостную долгожданную встречу и предлагаю выпить первым тостом! - чуть приподняв и вытянув руку с бокалом навстречу чародейке, провозгласил торжественно эльф. И, как только их бокалы с тихим глубоким звоном встретились, он сделал несколько больших глотков. Он не спешил смаковать или растягивать удовольствие, проглотив почти весь бокал одним махом. Словно измученный жаждой путник.
- О, ты меня уже заинтриговала, милая моя, я весь внимание... - не скрывая своего любопытства, Нуада быстрым и довольно грубым для эльфа движением, стёр остатки капель вина со своих бледных губ, которые то тут же окрашивало в манящий, кроваво алый цвет...

+1

7

Рехема уже не девочка давно, смешинки в глазах потускнели, сменившись на груз ответственности, который лег на плечи придворной чародейки Ригеля. Она устает от дворцовой жизни, редко чувствует удовлетворенность от того, чем занимается. Она - вечная нянька короля и друг принцессы. Рехема не имеет право на ошибку, не должна показывать свою слабость и усталость. Но сейчас, вдали от королевского дворца, можно было выдохнуть, немного забыть нормы приличия и перестать изображать из себя чопорную даму. Не то, что бы чародейка была легкомысленной, просто в обществе Нуады можно было расслабиться и перестать делать вид, что все удары судьбы - пыль.
Ей хотелось залезть в воду, собрав длинные волосы в небрежную прическу, ей хотелось пить вино и знать, что завтра не надо будет вставать на рассвете, чтобы заняться очередными очень важными делами. Рехеме хотелось испытать ту жизнь, которой она была лишена из-за своих непомерных амбиций в молодости. И что-то ей подсказывало, что Нуада сам не в потолок плюет. Пусть он никогда не признается, не даст себе слабину, но с эльфом можно не загонять себя в клетку дворцового этикета, позволяя себе некоторые вольности.
Вино радует мягким вкусом, чародейка смакует напиток. Надо отдать должное другу, выбирать алкоголь он умел. Воистину эльфийское чутье. Не каждому человеку такое дано, если вообще среди людей такое есть.
- Восхитительный букет, дорогой Науда, - чародейка улыбается, глядя на собеседника.
Неудивительно, что это его заинтересовало. Пусть кто-нибудь покажет на мужчину, который услышав слова Рехемы из уст женщины, не отреагирует на них. А если пропустит мимо ушей, то можно сделать определенные выводы.
- Корсет, будь он неладен, со шнуровкой на спине. Сама я, к сожалению, не справлюсь. Поможешь?
Она ставит бокал на стол и снимает верхнюю часть своего наряда. Рехеме будто чуждо стеснение, она не ломается, как девочка на выданье, не стоит из себя саму невинность. Движения спокойны, отточены, не лишены грации. До эльфийской, пожалуй, далеко, но в платье не путается, просто перешагивая упавшую ткань и поворачиваясь к Нуаде спиной, убирая волосы на плечи, чтобы ему не мешали водопады огненно-рыжих волос. Чародейке действительно необходимо было расслабиться, сбросить негатив после не очень удачной поездки к месту встречи с дорогим другом. И только богам известно, сколько усилий она прилагала, чтобы не дать понять эльфу, что считает его симпатичным мужчиной. Хотя, он сам это прекрасно знал и умел этим пользоваться. Если же эльфийское очарование не помогало в достижении цели, в ход шло умение владеть оружием и талантом сворачивать шеи.
Рехема помнила ту недолгую потасовку Нуады с человеком. Танец. Смертоносность, грация и изящество будто обрели облик, облик ее друга. Стоит ли говорить, что драка закончилась, не успев начаться? Мало воинов, кто может противостоять такому. Чародейка же наблюдала за этим, не скрывая улыбки.
- Надеюсь, тебя эта просьба не смутит.
Глупо было даже предполагать, что эльф видел мало обнаженных женщин. Его лицо уж точно не зальет неровный румянец, как у того слуги, который без стука зашел в покои чародейки. Правда, вылетел он еще быстрее, ведь был не только стыд и смущение, но и заклинание, которое Рехема не постеснялась использовать.

+1

8

Льстец. Как непревзойдённый шпион и грамотный посол, Нуада умел красиво зубы заговаривать. Его голос и без того был достаточно чарующим для ушей простых смертных рас, а уж прирождённый талант к дипломатии придавал его словам поистине волшебные свойства. Он много говорил за этот вечер, успев всеми правдами и неправдами убедить чародейку в том, как он польщён и как он рад её компании. Показал свои слабости, открыл душу и хотя глаза его до сих пол излучали ледяной арктический холод серебра, улыбка могла растопить даже самоё чёрное сердце. Разумеется, он использовал все свои умения скорее неосознанно, для него это уже было скорее естественно.
О, Нуада был нетерпелив. Конечно, во время своих заданий, так сказать, на "работе", он всегда сохранял хладнокровие. Во все прочие моменты своей жизни Нуада, можно сказать, как и его отец, отличался пылким темпераментом. Вот юноше уже 72 года, а нетерпелив сейчас был словно мальчишка. Перебирал пальцами, шуршал полами своего роскошного одеяния и периодически даже едва заметно выдвигал челюсть чуть вперёд, бросая острые пытливые взгляды на каждое движение Рехемы. Каков же будет её вердикт?
— Восхитительный букет, дорогой Науда, — эльф поджимает чуть губы, почти не пряча счастливую улыбку и во взгляде его искрится пламень хвастовства. Ох, так глупо и мелко, но Нуаду действительно такая похвала делает счастливым. Он не делал это вино собственными руками, он не отливал бутыль, но пусть даже малой толикой, но он был причастен к тому, что Рехема наслаждалась, искренне наслаждалась тем, что он ей преподнёс.
Дома он был лишён подобных дифирамб. Любых вообще. Его отец хоть и гордился им, как и мать, но оба они были достаточно скупы на похвалу. Ни объятий, не потрепать по волосам, не улыбнуться в честь хоть одного, самого маленького достижения их чада. Особенно в мелочах. Среди эльфов вообще было не принято как-то поощрать и хвалить своих отпрысков или друг друга. Эльфы позиционировали себя как идеальную высшую расу. А уж если ты был ещё и высокого рода, а так же чина, то... про такое и вовсе можно забыть. Даже если ты всё выполнил идеально, тебя не похвалят, но не забудут помянуть, что всегда можно было бы сделать и лучше. Это многим казалось жестоким, но подобный подход закалял. Планка у эльфов была задрана высоко и они сами на этом настаивали и Нуада, в общем, был только "за" к такому подходу  к воспитанию остроухих воителей. Однако... невозможно было отрицать то, насколько сладостно приятно похвала звучала особенно для него.

Корсет, будь он неладен, со шнуровкой на спине. Сама я, к сожалению, не справлюсь. Поможешь? - и чародейка не пожадничала на похвалу, заставив эльфское сердечко трепетно сжаться в груди. Однако же, за всем этим он чуть было не упустил кое что более важное. Услышав слова Рехемы, но, как будто, не сразу осознав их в своей голове, Нуада воззрился на неё, чуть приподняв тонкие светлые брови.
Надеюсь, тебя эта просьба не смутит. - не прошло и мгновения, как лёгкое удивление переросло в усмешку. Нуада проплыл следом за Рехемой, каким-то чудом не путаясь в оставленных за нею тяжёлых тканях пышного платья. Откуда-то, словно из воздуха, в его руке возник шёлковый кусочек ткани, отливающий серебром. Прошитый крупными драгоценными камнями платок скользнул меж длинных белоснежных пальцев Аиргетлама. Ещё мгновение и он приподнимает огнено рыжие волосы женщины, собирая их наверх и подвязывая этим самым платком. В нос ударяет аромат парфюма чародейки, смешанный с её кожей. Под такой завидной копной красных волос она немного вспотела и, пожалуй, нос простого смертного такое даже бы не уловил, но эльф...
- О, моя дорогая, я видел в грёзах, как снова буду иметь возможность к тебе прикасаться... - томно шепчет Нуада, снова как бы неосознанно очаровывая своей магией обольщения. Он ведёт лицом у её плеча к шее, не касаясь кончиком носа кожи, но достаточно близко, чтобы Рехема могла почувствовать его горячее дыхание на своей коже.
- Ты выглядишь чудесно... не могу дождаться, когда смою с твоих хрупких нежных плеч всю усталость и напряжение... - продолжает он, бросая колкие пылкие взгляды в отражение зеркала, в котором мог столкнуться с чародейкой взглядом. Ловкие пальцы эльфа, между тем, уже распутали вереницу туго натянутой шнуровки её корсета и тот опал к её ногам.
- Идём... - уже шёпотом проговаривает он, скользящим движением от плеча, к локтю, а затем и к запястью, он перехватывает руку Рехемы и ведёт её к воде, от которой так и шёл приятный пар. Не страшась намочить свои штаны, он помогает Рехем опуститься по ступеням в воду. Затем медлит, отходя к столу и скидывает спешно, уже не как в танце, свой камзол. В белой рубашке, широко распахнутой на груди, он подходит обратно к столику и переставляет поднос с вином на бортик водоёма. Затем, выдернув розы из вазы, рывком обдирает лепестки и швыряет их кровавым дождём над головой чародейки.

https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/40/950549.gif

Отредактировано Nuada Airgetlam (16.06.2021 02:26:50)

+1


Вы здесь » SARGAS » Прошлое » [14.06.1117] They will eat you alive


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно