02/05 Новый выпуск новостей! 30/04 Обновлен дизайн!
Best post by wilhelm forz
Таулер это, Таулер то. «Я обсужу это с леди Таулер». «У леди Таулер встреча с принцем». «Леди Таулер поручено…» Вильгельма начинало подташнивать от одного упоминания новой придворной чародейки. Для него Аннабель была приветом из прошлого, которое он изо всех сил пытался забыть. А тут вот как. Старик про него вспомнил. Старик решил организовать ему «достойную отставку». Надо ли говорить, что подобное положение дел до возмутительного не устраивало Форца? Все мелкие и неважные поручения были переданы Таулер, а все важные и срочные Вильгельм, как и полагается человеку дальновидному, уже разрешил. Король почти отмахнулся от него, когда Вильгельм заговорил о небольшой поездке, и эта отмашка почти вывела его из себя, едва не продемонстрировав всю силу своей ненависти к монаршему идиоту. читать далее...
администрация:
AylaThijmenRekhema

SARGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [15.04.1121] Блиц


[15.04.1121] Блиц

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Блиц
https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/643884.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/952177.gif
15.04.1121, Ригель, королевский дворец → источники
Ayla de Montfront || Thijmen Valacar
Даже в самом страшном, злом безумии; самой непроглядной, кромешной тьме твой голос направит меня к тебе.
------------------------------------
Герцог заподозрил угрозу для жизни принцессы со стороны ее нового советника, чародея и некроманта. А потому, после ее недавней попытки сброситься с башни, принимает решение увезти девушку подальше из дворца, чтобы оградить от влияния темной магии...

0

2

[indent] Айла открыла глаза. Она не понимала, какое сейчас время суток: сквозь окно в ее покои уже давно не проникал солнечный свет. Принцесса лежала в своей кровати, обессиленная, бледная и израненная своими ночными кошмарами. Казалось, будто это никогда не закончится и теперь всё, что она будет видеть на протяжении тех дней, пока её земной путь не закончится, это то, как горят в огне люди. Как они кричат, просят пощады… От мысли об этом принцесса прикрыла глаза, сглотнула подступающий к горлу ком и тихо выдохнула. В последнее время ее дыхание все больше и больше смахивало на шуршание лёгкой на ветру ткани. Серое, потерявшее былую привлекательность лицо, осунулось после отказа от пищи. Состояние наследницы престола приближалось к точке невозврата, после которой не поднимаются с кровати, уходя в вечное странствие по иным жизням.
[indent] Видимо предчувствуя для себя такой исход событий, принцесса старалась заставлять себя подниматься. Чтобы не случилось, она каждый раз поднималась с кровати и привычно шелестела от кровати и шкафа, затем к окну и обратно. Иногда останавливалась, рассматривая собственные руки и пытаясь припомнить: правда ли все то, что всплывает в памяти её грустными картинами безысходности и боли?
[indent] Так и сегодня. Айла поднимается, чувствуя сильную слабость во всем теле. Лучи утреннего солнца и радостный щебет птиц не восхищают ее, а, скорее, наоборот. В сознании всплывает картина прошлой ночи, проведенной в коридоре между дворцом и лунной башней… Эхом в голове стучат ее собственные слова, сказанные с ненавистью по отношению к чародею, привязанностью к которому не хвастают в приличном обществе. А ей, принцессе, и вовсе не пристало. И вот она плывёт по своим покоям, игнорируя вошедших в комнату слуг, которые, как и всегда помогают принцессе собраться к выходу. Она вообще редко сейчас на что обращает внимание больше, чем на эти свои сны. И настолько они кажутся принцессе реалистичными, что она перестала различать где для нее реальность, а где — те самые, мучительные сны. Во сне она почти не имеет голоса, кричать бесполезно: на крики прибегают все, от стражи до лекарей, но это всего лишь сон. Очень скоро принцесса перестала кричать, превращаясь в собственное воспоминание, в тень! Ещё хуже, чем приходилось быть ее матери, королеве, в своем заточении в той самой башне, с которой вчера все началось.
[indent] Айла присела в напротив окна, глядеть в него не хотелось совсем. Пухлая молодая девушка причесывала принцессе волосы: со времени, когда это с нею началось, Айла не любила заплетать свои волосы хотя бы в какую-нибудь прическу. Нет. Она сейчас была словно кем-то другим, чем-то другим, что живёт (или вернее, существует) в теле прекрасной розы, чей лик и улыбка раньше озаряли всё вокруг.
— Ваше Высочество… — Чей-то голос отдаленно доносился до сознания девушки, но она лишь взглянула на его источник и вновь провалилась в ужасное небытие.
[indent] Темное облако, окутывающее сознание, рассеялось. Айла глядела вдаль, что открывалась ее взору с высоты лунного моста, на котором она стояла. Ветер, довольно сильный и довольно холодный, проникал под тонкий материал ее платья, накинутый второпях плащ совсем не спасал. Она стояла босая на холодном каменном полу, пальцы ног "ощупывали" то, что под ними и даже цеплялись, в какой-то мере за пол под ногами. В голове стучало лишь одно:
[indent] "Прыгай! Прыгай! Прыгай!"...
[indent] Айла часто моргая, пытается прогнать это безумное наваждение. Но густой туман безумия охватывает ее разум, не выпуская из своих объятий. И вот, она снова стоит на том ледяном полу. Пальчики ног уже не перебирают каменный пол, они оказались над пропастью — принцесса стоит на краю. Её боль не передать словами, она задыхается в слезах и собственных криках, а разум настойчиво повторяет:
[indent] "Прыгай! Прыгай! Прыгай!"
[indent] Тьма скрывает иллюзию вновь. Принцесса все еще в своих покоях, в полной безопасности от иных, желающих (а ведь они желают) ей только плохого. Все эти люди: начиная с родного брата и заканчивая случайным встреченным стражником, все они хотят её смерти. Никто не любит по-настоящему, никто не хочет видеть ее в Ригеле. Говоря откровенно, она здесь лишняя. Чужая. Ей не нужно было возвращаться. Лучше бы принцесса осталась там, в Антаресе, под присмотром короля Ричарда, как он и предлагал.
[indent] Айла прикрывает глаза рукой, устало опираясь локтем на столешницу, что была перед ней. Ей невыносимо хочется спать, но она боится себе это позволить, потому что знает, что ничего хорошего она там не увидит. Только боль. Кровь. Слезы. И не услышит ни единого знакомого голоса, словно оказалась в полном одиночестве в чужой стране. Снова. Это ее кошмар? Кошмар наяву.
[indent] Внимание Айлы практически не цепляется ни за что, усталое сознание с трудом улавливает какую-то кутерьму за дверью в ее покои. Знакомый голос, холодный, как сам он — глыба льда, по имени Теймен; тот, чей образ плотно засел в сознании но сейчас, даже если бы Айла хотела вспомнить черты его лица, не смогла бы. Его будто не было. Принцесса даже сейчас не понимает, слышит она его наяву, или в одном из своих страшных снов. Однако решает обернуться на звук. Единственный знакомый голос за столько дней, часов… Или даже месяцев? Она не знала, сколько прошло времени, не понимала, какое сейчас время года. Мир стал серым, словно в одночасье изменился, обесцветился. 

0

3

Они вошли во дворец словно призраки, с рассветом.  Стража не задержала неприметную карету и два десятка всадников следующих за ней через черновые ворота, снабжавшие кухни и погреба. Гербов не было, но они знали с кем имеют дело.
     Двести шагов. Поворот. Шестнадцать шагов. Робкий ропот новенькой служанки которую уверенно но вежливо оттерли в сторону. Ей повезло сегодня. Напряженный момент когда его чародей изучает вход в покои и кивает подтверждая успех их задумки.
    Удар и хруст тонких, разлетевшихся щепой створок. Когда то он выписал эти двери, ажурной работы из соседнего королевства. Сколько лет прошло? Семь? Двенадцать?
    Вскрики и шорох. Тени выпорхнули из-за дверей как птицы, подавляя сопротивление и проверяя путь. Пара сдавленных женских криков и все стихло. Лишь тихие шаги тяжелых кавалерийских сапог по ковру.
    Первое что встретило в  дверях  Тая это запах. Он не ожидал такого.  Отвратительно знакомый запах  застоя, болезни, беды... так не свойственным этим покоям. А он ведь помнил их живыми, наполненными ароматов свежих цветов, и духов эльфийской работы, которыми она хвасталась. Недоглядел. Камень в груди ответил  глухим рокотом, сбившимися за все эти дни болью, и страхом.
    - Взять. Всех.
    Тихий, хриплый, полный обещания голос. Ответом ему был шорох, пара всхлипов и скрип стали. В обширных покоях осталось едва ли с полдюжины человек. Самых верных, проверенных.  Только тогда можно позволить себе подойти и упав на окованное черным металлом колено осмелится  словить в дрожащие пальцы руку и заглянуть в глаза. Которые не узнают его. Ледяная маска лица треснула гримасой боли.
    - Искорка… как он только осмелился...
          Голос оборвался переходя в глухой рокот. Гортань словно сдавило гарротой. Но они не могли остановится, оставались минуты пока слуги поднимут переполох. Это было не страшно но маг мог  быть в пределах дворца.
           Карета покинула место менее чем через пол стражи, молнией пролетев в открытые ворота, и скрывшись сначала в столице а затем и за её пределами.

Отредактировано Thijmen Valacar (30.09.2020 04:00:42)

+1

4

[indent] Принцесса поднимается со своего места, на писки и тихие, сдавленные возгласы своей прислуги они реагирует лишь лёгким покачиванием головы из стороны в сторону. Облаченные в доспех благородные мужи королевства должны были вызвать недоумение и возгласы. Сама принцесса должна бы проводить наглецов вон, но… вместо всего этого Айла лишь провожает взглядом тех, кто пришел сюда, чтобы забрать всех ее людей. Чтобы забрать и ее, видимо. В голове пульсирует навязчивое:
[indent] "Никто не поможет, никто…" и "Они хотят причинить зло…", а потому, когда в покоях остаётся лишь одна она и к ней подходит мужчина, облаченный в черный доспех, Айла становится очень сердитой. Настолько, насколько ей позволяет состояние крайнего истощения. Он берет ее руку аккуратно, словно она — хрусталь, и заглядывая в глаза, зовёт искоркой. Этот человек, чей голос так знаком, кажется, совсем не хочет причинить ей боль, наоборот. Сомкнутые губы чуть приоткрываются, но слова все ещё не могут сорваться с них. Лишь одно, абсолютно лишённое какого-либо смысла:
[indent] — Башня…
[indent] Говорить принцессе все ещё сложно. В ее состоянии все поступки людей, что ворвались так нагло в ее покои, были ничем иным, как эпизодами. Айла видела их в замедленном действии, не могла повлиять ни на что. А может и не хотела? В тайне надеясь на то, что это последнее, что она видит в жизни.
[indent] Очнулась принцесса уже в карете. Не то, чтобы очнулась, о, нет. Она не кричала и не молила о помощи, не просила отпустить ее и видела, что никто вместе с ней этого тоже не делает. Значит ли, что все это сон? Может быть, она снова в своем сне? Это многое объяснило бы, ведь наяву никто не пришел бы ее спасти. Никто не хотел спасать ту, кто сама загнала себя в угол. Но сны и реальность столь сильно сплелись между собой, что в карете, когда Айлу довольно сильно укачало и она уснула (так того и не заметив) разом стало мрачнее обычного. Словно сама принцесса проецирует эту тьму, что разъедает изнутри на всё что окружает её. Находиться с ней в одной комнате слуги уже давно перестали любить, потому как поведение принцессы пугало их, но связанные обещанием хранить что бы то ни было а тайне, они хранили. Уходили, отворачивались, когда девушка в очередной раз кричала и билась в агонии среди смятых простыней. Сейчас у них не было выбора, не было возможности отвернуться и убежать.
[indent] А Айла, тем временем, спала. Впервые ее лицо ничего не выражало, внешне она была даже спокойна, но аура… Очень быстро стало понятно, что находиться рядом с принцессой человеку в здравом уме будет не то, чтобы неприятно, но даже страшно. Тот, кто не поддавался панике, старался не смотреть на принцессу и то, что она отбрасывает своим сном беснующиеся сумеречные тени, похожие на языки пламени. Это как раз то, что она каждый раз видела в своих сновидениях, давно уже переставших быть счастливыми и яркими.
[indent] Но в этот раз ее сон отличался от тысяч предыдущих. В нем был голос, который называл принцессу как-то странно, но так тепло и по-родному. Она была уверена, что будет идти на этот голос сквозь вязкий ужас, крики умирающих людей, сквозь боль и пламя, которые чувствует своей собственной душой; и, когда она, наконец, окажется рядом с тем, кому будет принадлежать голос, Айла скажет ему одну лишь фразу, потому, что на большее во сне едва хватит сил. И вот, она, пробираясь сквозь этот ужас и дым, оказывается на земле возле объятого пламенем дома. Лежит. Рядом плачет дитя, а над ней стоит Медив. Он только что убил всю её семью. Но голоса тут нет!
[indent] Он уводит куда-то в сторону, по кромке леса, дальше от этого страха. Айла поднимается на ноги, хватает ребенка, только что рождённого мальчика, и бежит, забыв обо всем. Сквозь густой лес едва слышен этот голос. Голос того рыцаря, который опустился перед ней на колено.
[indent] Айла тихо всхлипывает сквозь сон от бессилия: она снова там, где и всегда. Одна, в густом лечу под покровом ночи. Она — умерла.

+1

5

Они неслись гулко стуча по камням Старого тракта. Стальные подковы боевых коней высекали искры, колеса кареты громко стучали распугивая приличных торговцев  и добрых граждан направлявшихся с товарами в Белый Город. Но тракт пустел быстрее чем они могли бы сбить кого бы то ни было. Черно-белое знамя Эссена во главе кавалькады трепетало на ветру говоря всем - “Уйди! Дай дорогу! Подо мной скачут лучшие рыцари этой земли и не тебе становится поперек их воли!”
             И обыватели расступались, кланялись и  вспоминали сказы о турнирах и поединках в Городе Грез, где герцог щедро награждал и любил воинов. И его рыцари платили ему той же монетой, стекая со всех краев и сражаясь на полях славы или брани.
Кавалькада влетела в имение, где их коней тут же приняли уже находившиеся тут воины. Треть из прибывших развернуло коней и ушли в поля дозором. Остальные спешившись разошлись кто отдыхать кто на посты.
Место куда они прибыли было известное. Поколения назад один барон, по совершеннейшей случайности, построил имение рядом с эльфийским акведуком. Теперь тут были постоялый двор, термы. Чистая вода считалась целебной даже магами, да вот беда место отрубало всякий наведенный эффект словно топором. Такое уж было её свойство и мало кто рисковал заходить сюда из наделенных силой.
Сам Валакар едва почувствовал “грань” - двемерит доспеха скрывал её, но амулет дернулся и повис на шее мертвой железкой. Но место Тай знал слишком давно. Место от полированного дуба пола до красной черепицы крыш было снято им, отнюдь не ради целебных качеств местных вод. Хотя состояние принцессы требовало явно уже куда как более действенных средств, которые тут увы были не доступны. Воистину всегда приходится выбирать из двух зол… Тай, притормозивший коня у ворот и встав на стременах и махнул мнимо ленивой страже рукой. Створки ворот скрипнув отворились и карета скрылась за ажурной стеной имения.

Отредактировано Thijmen Valacar (30.09.2020 12:33:25)

+1

6

Карета и всадники неслись, что есть мочи, а принцессе было все равно. Она уже давно не проявляла заинтересованности, виной тому было ее состояние, конечно. Состояние существования, слепого отчаянья, в котором и обратиться за помощью — признак слабости. Так она думала. А ведь раньше рассказывала всё, что на душе, Теймену, единственному другу и наставнику. Сегодня она его даже не узнала. Его голос сквозь сон преследовал воспалённый девичий разум, Айла гналась за ним в отчаянной попытке спасти и свое собственное сознание, усталое, слабое, больное.
Внезапно сон, который она видела, оборвался. Бесконечный бег по горящей деревушке сквозь крики умирающих детей, превратился в плавный полёт сквозь белёсые облачка, мягкие, теплые. Она плыла словно по воде, но не по ней, теплые лучики солнышка прогревали обнаженные плечи, но Айла смогла обхватить саму себя за плечи. Ей было страшно, что кошмар вернётся, что он снова будет сводить с ума и причинять боль. Но иллюзия всё не возвращалась, сердце принцессы, наконец, успокоилось: из истошно бьющейся в клетке пичужки, обратилось в спокойное, как прежде, сердечко молодой прекрасной девы. Этот сон, пусть и был коротким, дал Айле куда больше сил, чем она могла получить за прошедший месяц. И, о, какое это было счастье! Счастье открывать глаза и не чувствовать на губах застывшие дорожки соленых слёз; не думать о том, что ночью ранила себя, метаясь в постели и хватаясь за собственные руки, разыскивая защиту, поддержку.
Карета остановилась и принцесса, наконец, открыла глаза. Ее взгляд заметно прояснился, по сравнению с тем, что было несколько часов назад в покоях. Однако было кое-что, чего она испугалась и вся сжалась, осознавая, что перед ней два взрослых и могучих воина, которых она не знала. Она вообще не знала, где находится. Да, различила карету, что было нетрудно, но какая и где — нет, и именно это ужасно её напугало.
Принцесса открыла было рот, чтобы позвать кого-нибудь, кого в последний раз помнила подле себя, и с удивлением обнаружила, что не знает никого, кроме чародея, которого привела с собой из Антареса. Его здесь явно не было, и быть не могло. Айла при всем своем темпераменте сейчас наверняка требовала бы от своих охранников представления, но то была прежняя Айла. Эта — испуганное, загнанное в угол дитя. Ее большие, как у оленёнка глаза, были полны страха и отчаянья. Последний сон, придавший сил сознанию и телу, казалось, был чем-то невозможным.
Неловкая попытка сбежать из кареты. Провал, конечно же. Кто бы ни был человек, привезший ее сюда, но он точно знал, что эти двое его не подведут. Айла схватилась за медальон на шее, от безысходности скорее, чем от истинной в том потребности, и обнаружила, что нынче он холоден, как лёд. Знал ли чародей о том, что принцессу похитили? Или… она ушла силой? Айла совсем ничего не помнила. И это приводило ее в леденящий душу ужас.

+1

7

Попытку самоубиться об дорогу выпрыгнув на  ходу присек  один из воинов.Покрытый шрамами массивный мужчина с коротким седым ежиков волос, просто с огромной силой сжал дверцу  не давая той открыться. Второй же, куда как более молодой голубоглазый блондин
, видя испуг в глазах девушки поспешил прийти ей на помощь.
- Прошу простить Ваше Высочество, мы уже почти прибыли, но выходить пока не слишком безопасно
Он неловко -  карета замедлилась но все еще была в движении- поклонился, стараясь не задеть и не напугать принцессу еще больше.
-.И прошу вас, не бойтесь, вы среди друзей. Мое имя Бранд, сын Герада, барона Сали. Вы могли видеть меня год назад, я имел счастье быть в свите Герцога вместе со своим отцом когда вы почтили нас короткой беседой. Обстоятельства происходящего сейчас несколько необычны, но полагаю мой господин лучше прочих сможет пояснить обстоятельства. Мы приехали Ваше Высочество, осторожно тут ступенька...
Карета действительно замерла, а молчавший до тех пор амбал отпустил дверцу  и с несоответствующей размерам проворностью выпрыгнув из кареты быстро откинул ступеньки. Бранд же выйдя следом преклонил колено подавая руку чтобы леди могла опираться спускаясь. Этот жест, привычный, повторяющийся бесконечное количество раз при дворе, что как надеялся рыцарь ,станет некой опорой не только физической но и моральной. Как часть некоего привычного бытия в котором странные люди не врываются на рассвете в спальни.
За дверями кареты было все еще по утреннему прохладно, но весна уже взяла свое. Яркое солнышко заливало небольшой парк, разбитый между внешними стенами и белым камнем дома, крыльцо  с тремя низкими ступеньками. Статуи, тонко подобранные клумбы и голоса птиц из парка создавали на удивление пасторальное впечатление. Которое не портили даже время от времени мелькающие люди в доспехах и цветах Эссена, и сам владелец оных земель стоящий в нескольких шагах от кареты. Оружие, высокие сапоги, растрепанные волосы и простой, тертый дублет поверх кольчуги придавали герцогу довольно разбойничий вид. Хотя холодное, чуть горделивое спокойствие в лице, осанка  и поза развеяли эту иллюзию, явственно говоря о благородном происхождении.
Чуть в отдалении у ступеней крыльца замерло в поклоне двое женщин лет тридцати и девушка  едва достигшая возраста когда начинают выходить в мир. И если по старшим можно было с уверенностью сказать что они относятся к простолюдинам и прислуга этого особняка, то девица, стрельнувшая исподтишка любопытным взглядом голубых глаз из под светлой челки,  к оным явно не относилась.

Отредактировано Thijmen Valacar (30.09.2020 14:30:04)

+1

8

Ранее Айла любила разговаривать, ее открытость этому миру всегда вызывали у окружающих некий восторг в смеси с презрением. Многие считали, что настоящий представитель правящей династии никогда не стал бы позволять себе досужие разговоры с людьми не имевшими ни титулов, ни регалий. Айла была вовсе не такой. Кто знает, откуда в ней эта чистота, но сегодня от прежнего облика принцессы не осталось и следа.
Оказавшись на улице она огляделась по сторонам: пение птиц совсем не ласкало ей слух, расцвет весны не волновал сердца, как это было раньше, особенно в пору, когда встречался один… друг. Принцесса смотрела на окружающие её красоты словно бы сквозь, потому что отступившие, наконец, чары проклятья сковывали разум и душу настолько сильно, что невозможно было сразу начать видеть вещи, будто ни в чем не бывало. Впрочем, она и не старалась. В ее мире в покои к ней явились чужие люди, чьих имен и лиц она совсем не помнила, не знала, не могла узнать, даже если бы постаралась. Все здесь были смутно знакомыми, но ни Бранда (впрочем, его имя она сумела запомнить хотя бы сейчас и планировала, ежели придется, воспользоваться его добротой при побеге...), ни тех людей, что склонились в учтивом поклоне перед королевской особой, посетившей их пристанище, Айла не знала.
Она сделала несколько шагов по направлению к расположившимся под сенью древесной кроны парковой аллее, но ноги едва не подвели девушку и она оступилась. Правда, подоспевшим слугам в помощи отказала — её пронзила крупная дрожь настоящего испуга от осознания того, что кто-то может коснуться ее руки.
Кто-то… Но этот, — она посмотрела в сторону мужчины, стоящего поодаль — его вид был довольно пугающим, слегка небрежным, но отчего-то казалось, что это привычное дело, был другим. Он уже прикасался к ней однажды… По крайней мере, пристальный взгляд принцессы пытался уловить нечто, что подскажет, было ли это сном или явью; и завеса тайного проклятия вдруг начала рушиться на глазах.
Айла, расправляющая плечи, выглядела уже совсем другим человеком. К ней еще не вернулась была бойкость и уверенность в себе, к тому же она не спешила подходить к Теймену — его имя буквально билось в голове, словно те самые, страшные слова, заставлявшие еще вчера совершить прыжок в неизвестность. Но сердце, а принцесса ощутила это довольно явственно, забилось у нее сильнее и щеки, наконец, начали обретать привычный, здоровый румянец.
Слово очнувшаяся ото сна, принцесса рассматривала присутствующих вокруг: снующих туда сюда рыцарей и иных людей герцога, его знамя — обрывки воспоминаний всплывали в памяти, будто снопы разноцветных искр. Красивых, ярких, волнующих. Каждая из таких вспышек заставляла Айлу ощущать себя чуточку лучше. Теперь она хотя бы понимала, кто она такая, ощущала себя принцессой, а не тенью, забытой и потерянной во мраке чужих воспоминаний.

+1

9

То что девушка и избегает касаний не укрылось от взора Тея. И это было как он знал дурным признаком, если конечно можно было считать в состоянии принцессы хоть что то хорошим. Со скачкой и утренним ветром к Валакару вернулось привычная ему холодность, и внешне он остался непроницаем. Просто занес еще пунктов во всевозрастающий счет к одному магу. К тому же от его взгляда не укрылось то как быстро начала приходить себя принцесса. Это радовало и давало толику успокоения.
- Пожалуй вопрос как вы себя себя чувствуете Ваше Высочество, может прозвучать скорее как неуместная шутка, чем как искреннее беспокойство коим является. На долю секунды он сбился со своей гладкой речи. За спиной у Айлы, девчушка, под испуганными взглядами более опытной и вышколенной прислуги производила явственное нарушение этикета действием, пытаясь мимикой и жестами что то ему показать. Через мгновение до него дошла собственная тупость - девица явственно указывала на то что его подопечная может замерзнуть. Хорошие дети у Герада, внимательные. Тей слегка кивнул, и не глядя жестом отпустил слуг. Девица испарилась со скоростью явственно не достойной высокого положения присутствующих
- Так же прошу меня простить за некоторую бесцеремонность. Но после вчерашних событий я не смог выдержать опасения за вашу жизнь и принял меры.

Если бы не вчерашняя ночь, в самом начале которой принцесса кричала о ненависти и жажде умереть, что, вероятно, не скрылось от внимания герцога, никто и не обратил бы на нее внимания. Так думалось той Айле, которая находилась под влиянием чародейского подарка. Принцесса же, та, чей разум не был запутанен воздействием никакой магии, была недовольна происходящим.
— Благодарю, — коротко отвечает она. Чтобы скрыть нервозность, руки сжимаются в кулаки. — Ваша забота льстит, но я предпочитаю покидать покои по собственной воле.
Герцог упоминает события минувшей ночи, и Айла не может содержаться, вздыхая. Поднятые плечи вновь опускаются, девушка заметно нервничает, вспоминая свое страшное помешательство, едва не приведшее к её смерти.
— Ах, Вы об этом... — Спеси в голосе принцессы стало многим меньше. — На то были причины... — Не нашла ничего умнее Айла, кроме как сказать эту фразу. Она вообще не хотела об этом говорить. Хотелось обнять себя за плечи, закрыться, спрятаться от пристального взгляда герцога, но вместо этого Айла по привычке тронула пальцами амулет, что висел на ее шее. Привычка.
*посты диалога пишутся совместно игроками и выкладываются по очереди по обоюдному согласию

+1

10

— Несомненно были Ваше Высочество...
“... и на момент мы заняты их устранением” мог бы он добавить. Но про это принцессе пока что лучше было не знать. В упомянутую всуе свободную волю  Валакар не верил и на карат. Было бы наивно считать что магия, или наваждение выветрится мгновенно как только девушка ступит на “святую землю”.
     — И о них я хотел бы тоже поговорить. За поздним завтраком. Каюсь исполнение моего задума потребовало столь раннего выезда, и три часа по пыльному тракту возможно были утомительными. В этом месте отличные термы, и я полагаю живительная вода этого места окажет на вас не менее благостное влияние чем воздух...
     Светловолосая егоза,  появилась на крыльце, сжимая в руках желтый плащ в лисьей оторочки, и со все той же неподобающей леди скоростью направилась в сторону говоривших принцессы и герцога, пока не напоролась на негодующий взгляд Брендана, безмолвной тенью следующего за Айлой. Вблизи похожесть обоих была  поразительной. Экстренно затормозив девчушка прошла оставшиеся пять шагов чинно и с необычайной грацией. Присела в реверансе, протянув одежду, тут же перебив плавную речь Валакара.
  — Плащ Ваше Высочество! Поутру тут холодно, и вы можете простудится!
На лице стоявшего на фоне брата отразился явственный ужас, Тей не рагневался. Непосредственность и искренность младшей де Сали подкупали, а перед принцессой и своими людьми он не считал что произошедшая мелочь может повредить его репутации. Конечно будь здесь тот же герцог Пойнтер или их суровый отец... все бы сложилось немного по другому.
  — …  и услуги юной Ханны де Сали, с чьим братом я полагаю вы уже знакомы. Я надеюсь что эти двое, за честность и благородство рода которых я могу ручаться, хоть немного компенсируют вам неудобства моей нынешней авантюры.
      де Сали, поняв что только что вместо закономерной взбучки на предмет этикета и дисциплины, герцог щедрой рукой отсыпал  им комплимент,  синхронно уставились в пол. Ханна зарделась.
[indent] Взгляд принцессы не выражал абсолютно никакой любви к герцогу и его поступку. Также, как и к его мотивации сделать нечто подобное, пускай и из соображений "во благо". Как казалось Айле, она имела право злиться и вполне благополучно злилась. Брови изогнулись, преображая лицо девушки гримасой негодования.
[indent] — Вы хотели поговорить, — Айла была непоколебима. — Я не голодна. Давайте говорить прямо сейчас.
Принцесса развернулась вокруг, к людям герцога и, не меняя выражения своего лица, вполне убедительного, между прочим, произнесла:
[indent] — Оставьте нас!
[indent] Предложенная ей накидка с лисьим мехом осталась без внимания. Принцесса не могла проследить то, почему она такая...эмоциональная и не в самом добром ключе. При этом ее к тому моменту достаточно сильно потряхивало. Толи от злости, толи от холода. Но никакой завтрак ее сейчас не мог свернуть с проторенного пути. С чего бы ей вообще разговаривать о том, что было вчера? Им всем - а Теймен был в числе их всех - не было дела до того, как сильно изменился мир принцессы Айлы. Она была предоставлена самой себе и никто, кажется совсем никто не справлялся о состоянии ее здоровья, когда она выходила из своих покоев столь же обессиленная, как этим утром. Отсутствие сна сказывалось на ней не самым лучшим образом, и казалось, что сил нет даже поесть.
[indent] Зато злость, которую Айла испытывала в данный момент, словно источник неиссякаемой энергии заставляла и голос быть твёрже, и ноги стояли уверенней на земле.
Внезапный порыв негодования закончился…
Она несколько раз моргнула, будто в глаза что-то попало, и уставилась на герцога взглядом, полным растерянности. Теперь эмоции, которые она испытывала, испугали её.
[indent] — Ваша милость… - Только и нашлось у неё сказать, прежде чем слабость вернулась в тело и разговаривать снова не расхотелось.

+1

11

Гнев дочери и сестры короля не оставил присутствующих безразличными безразличными, слуг как ветром сдуло, и все на миг замерли. Лицо Бранда слово окаменело и стало жестким, а юная Ханна, которой в плане герцога несмотря на молодость тоже была отведена роль, казалось сейчас втянет голову в плечи от испуга. Но никто из эссенцев не выполнил приказ Айлы. Даже напуганная девчонка, за долю секунды побледнев как полотно,осталась стоять там где и была, все так же протягивая злополучный плащ.
— Они вас не послушают, Ваше Высочество.
В голосе герцога не было ни злости, ни иронии. Похоже его не задела внезапная вспышка Айлы. Или он этого не показал - Тей умел скрывать свои эмоции ничем не хуже другого политика.
— Но я прошу вас послушать то что я скажу, и вспомнить что здесь никто не хочет вам зла. Я прошу вас о следующей безделице. Вы пойдете в дом где переоденьтесь в подготовленную вам одежды. Леди де Сали будет оказывать вам услуги в качестве фрейлины, если оно будет необходимо. Вы оставите все что на вас сейчас в комнате, включая любые украшения. Если у вас возникнут сомнения, или вы не найдете сил оставить что либо, воспользуйтесь помощью Ханны, это одна из причин по которым она здесь.
Упомянутая подняла взгляд на принцессу и несмотря на все еще не сошедший испуг взгляд голубых, нечеловечески голубых глаз, был наполнен в равной степени страхом и решимость выполнить возложенную на нее ответственность любой ценой.
— И только после этого мы поговорим. Если у вас есть желание, хотя про то что вам станет легче от воды из "Источника" я тоже не шутил. Все это крайне важно, и я прошу сделать именно то что я сказал. И вспомнить о том что хотя возможно я был не лучшим опекуном и наставником для юной леди, но не было и дня когда я бы не пекся о вашем благополучии.             
Айла выглядела так, словно ей только что плеснули в лицо воды. Ей в голову не могло прийти, что люди герцога не подчиняются ей. И только сейчас это осознание окатило ледяной волной страха — так брат принцессы мог в одночасье лишиться своих людей, так она сама может однажды сгинуть, если выберет не того человека, которому стоит доверять. И принцесса повиновалась желанию герцога без лишних слов. Она развернулась, вновь глянув на девушку, сжимающую в руках плащик, приготовленный специально для принцессы и… попыталась улыбнуться ей. Фрейлина её высочества, это такой почетный пост… и пожалуй, после всего произошедшего, лучше уж эта девушка, чем ловкая чародейка притворившаяся невинной овечкой ради господина. Неизвестно, до чего ещё они бы дошли.
— Благодарю вас.
С этими словами Айла зашагала в сторону дома. Ханна тут же принялась выполнять свои обязанности перед герцогом. Проводила принцессу в отведённую ей комнату, помогла ей снять её платье, затем надеть новое, приготовленное специально для неё. Ханна была очень аккуратна, старательна и молчалива. Айла чувствовала за собой вину за это.
— Давно ты знаешь герцога?
— Да, Ваше Высочество. Кажется, всю свою жизнь, Ваше Высочество.
Вновь воцарилась тишина. Новое платье было великолепным. Светло лиловая атласная ткань струилась по плечам принцессы, подчеркивая аристократическую бледность ее кожи и яркость глаз. За время, что недуг пожирал разум, он коснулся ещё и тела. Айла успела похудеть, но не настолько, чтобы это сказалось на ее внешних данных.
— Вам очень идёт, Ваше Высочество! — Не смогла сдержать восторга Ханна, а затем прижала руку к своим губам.
                     Но Айла не рассердилась и не закричала. Она улыбнулась девушке непривычной (ведь уже отвыкла так улыбаться) теплой улыбкой и, сняв с шеи медальон, направилась к де Сали.
— Полагаю, это, — Айла вытянула руку вперёд, из сжатой в кулак ладони виднелся кулон, подаренный ей чародеем Медивом. — Ваша истинная цель. Отдам вам его добровольно.

+1

12

[indent] Как только де Сали успокоилась к ней вернулась её естественная неусидчивость и живость, но она крайне серьезно старалась теперь ничем не нарушить этикет, и не вызвать новой вспышки. Выходило своеобразно. Вы когда либо видели щенка которого вышколили настолько хорошо что он будет послушно сидеть и даже носом не вести вашу сторону? Но вот его хвост! Ханна несмотря на отличное воспитание явно была под большим впечатлением от того что ей довелось не только увидеть саму принцессу, но подумать только - прислуживать ей! При этом то что она прощупала - дотошно, проходя тонкими, быстрыми пальцами по швам и шитью каждый предмет из многочисленных одежд Айлы - явно не вызывало у неё и близко такой ажитации.
[indent] — Не могу знать Ваше Высочество. Но если вы так полагаете… то наверное так оно и есть. Хотя мой брат всегда говорит что Его Светлость никогда не делает ничего просто так.
[indent] Медальон аккуратно лег в черную металлическую коробочку, и звонко хлопнула крышка. Айла могла поклясться что в жизни не видела столько двимерита за один день и в одном месте.
[indent] Расставаться с медальоном было труднее, чем девушка могла подумать. Но крышка коробочки захлопнулась, словно крышка гроба над покойником. Страшно подумать, но ведь она была так близка к тому, что называют смертью… А ведь это так страшно. Они с Ханной покидают новые "покои" принцессы и мигом оказываются в просторной обедней, где накрыт стол на четыре персоны. Но Айла не спешит подходить ближе, да и нет у нее аппетита. Девушка лишь замедляет шаг, оказываясь в обедней и, не сводя пристального взгляда с герцога, делает несколько шагов к окну, из которого открывается прекрасный вид на парк.
[indent] — Я выполнила Вашу просьбу, удовлетворите и Вы мою, Ваша Светлость. — Произнесла принцесса, намекая на то, что вполне готова говорить о… инциденте. Почему-то именно сейчас ей не хотелось находиться здесь: солнечный свет, наконец, заинтересовал её и принцесса, обернувшись к Валакару, произнесла с улыбкой:
[indent] — Здесь очень красиво. Сейчас я это вижу. — Принцесса аккуратно подкрадывалась к щепетильной теме разговора. К тому, что произошло сегодня утром
[indent] — Но… Что с моими слугами? Я почти не помню событий сегодняшнего утра… — она прижимает ладонь к лицу, явно стараясь одолеть пелену забытья, но видит лишь образы.
[indent] — Почему мы здесь? — Какой простой вопрос и как много же на него ответов.
  [indent] Мужчины явно начали трапезу не дожидаясь дам. Это было весьма невежливо, но несмотря на пышность стен, серебро посуды и высокие горлышка кувшинов с явно не дешевым вином в воздухе оставалась ощущение напряженного ожидания. Оно чувствовалась в небрежно брошенных на чистую скатерть пластинчатых перчатках Валакара. В смотрящем в стену, но взведенном и с наложенным под скобу болтом арбалете Бранда. В бумагах “украшенных” быстрым скачущим почерком, небрежно сдвинутых в сторону и прижатых массивным но пустым кубком.
[indent] Герцог отер губы, и поднял глаза на Айлу, решая действительно ли она может вести разговор. Но что бы там не происходило в её душе, похоже что осознанность своих действий присутствовала.
[indent] — Если говорить по сути, то Ваше Высочество тут по причине характерной особенности этого места противостоять магии. Мне пришлось организовать лихой кавалерийский налет на сам дворец, выбить дверь вашей спальни и увезти Вас сюда.
[indent] Бумаги на столе заставляли немного нервничать. Было в них что то недоброе. Тонкий но мерзкий запах сальной свечи и капель жира, плохая, пожелтевшая бумага... К тому же у Айлы закрадывалось впечатление что почерк ей смутно знаком. Но буквы скакали словно рука которая это писала дрожала.     
[indent] — Но к примеру с точки зрения обывателей и дворцовых сплетников с утра вернулся Герцог Эссена, встревоженный состоянием своей подопечной. Найдя оное плачевным он изволил гневаться и в мгновение ока вывез принцессу со свитой к одному из целебных источников. И все это как ни странно правда.
[indent] Раздался тихий стук и скрипнула дверь. Бранд вопросительно посмотрев на герцога и дождавшись короткого кивка встал и направился к дверям, где один из воинов в черном что то начал тихо шептать рыцарю. Сам же Валакар продолжил
[indent] — Или вот еще курьез. Во дворце заговор, посреди которого находится весьма известный в узких кругах некромант, проходившие обучение магии девицы благородного происхождения, и особа королевской крови, сестра короля. В свите которой вся вышеописанная компания имеет свойство обретаться и одной Богине ведомо кто из остальных фрейлин в этом замешан и насколько. Не считая прочих шалостей, принцесса явственно находится под неким вредоносным воздействием и едва не погибла. А это ни много, ни мало преступление против короны. Наш добрейшей души монарх хорошо если лично не захочет принимать участие в пытках и просто прикажет всех четвертовать без изысков.  А там между прочим дети цвета аристократии, дочери и жены графов, и баронов.

0

13

Слышать то, что говорил герцог, неприятно. Хотя бы потому, что одним из действующих лиц во всем этом действе был никто иной, как Медив. Айла была уверена, что чародей не мог бы причинить ей вред, ведь он дал своё слово. А она этому слову поверила.
— Вы говорите складно, герцог, но это наглая ложь.
Парировала Айла, прохаживаясь от окна с одной стороны к другой. Ее взгляд скользнул к тому месту, где сидел Бранд. Его она, наконец, вспомнила.
— Мне знаком этот почерк, — принцесса взглядом указала на бумаги, лежащие перед Валакаром. — Чародей прибыл ко двору из Антареса, и, это правда… Мне было известно о некоем проступке, за который его подвергли гонениям там. Но, как, должно быть, также известно его светлости,
Айла взглянула в глаза герцогу с некоторым осуждением и обидой.
— В тот момент, когда на принцессу напал наёмный убийца, мы с вами знаем, чьих рук это было дело, верно? Так вот, в тот миг чародей не сомневался и спас жизнь Вашей протеже.

Только что Айла улыбалась и говорила о красоте этого места, но слова герцога в какой-то мере задели её. Она доверилась не тому человеку? Нет, этого просто не могло быть; чародей залечивал синяки, даже следы "королевского негодования", абсолютно ничего не требуя взамен. Рехема предупреждала принцессу о том, что у Медива репутация кровавого и одержимого темного мага, но Айла не могла поверить, что это правда.
— Люди, которых вы схватили, герцог… они ни в чем не виноваты! не более, чем тот, кто назначил их в должность, не находите? — Это было сказано с интонацией, со звоном надежды на милосердие друга в голосе, — вы, также виновны, как и они. поэтому…
Принцесса бросила взгляд, полный опасения, на Бранда. Не была ли она слишком… прямолинейной в разговоре с его господином?
— Прошу вас…
Но монолог прервала Ханна. она неловко скрипнула стулом, что был у стола и бросила испуганный взгляд на герцога. Не на принцессу. пожалуй, только сейчас до Айлы в полной мере дошло, кто сидит перед ней и находится во главе стола. кто, в конце концов сейчас ответственен за её судьбу. ведь вскоре ее брат узнает о случившемся, если ещё не узнал и гнев его будет необуздан…
           Валакар слушавший все со спокойным лицом, позволив себе легкую тень теплоты в улыбке, после того как Айла, перевела разговор на своих слуг. Это было так в её духе… Он перевел взгляд на дочь своего вассала, после чего протянул руку и подняв со стопки бумаг бокал с легким стуком поставил его на стол. Ханна, для которой на момент происходило судя по всему разрушение основ мироздания, моргнула и тут же вспомнив о том в какой роли тут находится отвесила поклон и потянулась к графинам. Её брата в помещении уже не было, Бранд явно решил что несмотря на проверенность людей, происходящее за этими дверями не для их ушей. Но если судить по оставленному арбалету  и шлему стоящему за креслом, он собирался вернуться.
          — Ну приступим. Полагаю я буду говорить по пунктам.
          Герцог принял бокал со светлой жидкостью из рук Ханны и промочил себе горло. Разговор явно грозил стать долгим и не слишком приятным. Пользуясь небольшой паузой де Сали, с поклоном задержала горлышко графина над кубком принцессы, вопросительно на ту посмотрев. От взгляда Айлы не укрылось что перед тем как предложить вино Валакару, девушка осмотрела сосуд и отпив первый глоток из кубка, на несколько мгновений замерла пробуя тот на вкус.
      — Все что мной сказано, Ваше Высочество, результат почти месяца кропотливой работы придворного мага королевства, моей скромной особы и столь нелюбимого вами Алого Герцога. Так же к делу привлечены в той или иной мере еще четыре сотни людей, преимущественно из моих. Магов, разведчиков, солдат, рыцарей и охотников на ведьм Эссена.
      В голосе герцога прозвучала нотка гордости своими людьми. При столь малом они достигли результатов которых он от них требовал.   
     — До недавних пор мы скрытно и осторожно исследовали происходящее, собирая сведения и надеясь решить ситуацию тихо. К сожалению ваше состояние, больше не подразумевало такой возможности и я вынужден был прибегнуть к радикальным мерам. Но ваше утреннее “похищение” это завершение изменений в плане, а не начало. Потому что сообщниц некроманта мы брали теплыми в их же постелях. Этот документ…
           Рука брезгливо коснулась грубой бумаги страниц.
      — … является собственноручно написанными признанием одной из ваших фрейлин.  Каюсь я поступил не слишком по рыцарски, но время не терпело, а мне нужны были результаты в течении часа. Магический допрос произвел на леди неизгладимое впечатление. Хотя если бы она проявила упорство я бы перешел к старому доброму огню и железу, наплевав на приличия и законы. Откровенно говоря её родственники уже имеют полное право жаловаться королю и требовать моей крови. И наверное так и поступили, если бы не были еще больше впечатлены бумагой со словами “измена”, “преступный сговор” и “покушение” с печатями двух герцогов. Лорд Пойнтер был крайне краток и убедителен.  Я опущу подробности но мокрые штаны не идут графьям. К слову именно Алый герцог сейчас прикрывает по старой дружбе мою и вашу шкурки там, в Белом Городе. И судя по тому что мы не наблюдаем Королевской Хоругви на подступах - пока что успешно.
       Обычно Тей бы не говорил всех этих подробностей, не допускал тона и манеры говорить не подобающих коронованной особы. Он не хотел чтобы подобная грязь липла к светлой и доброй в душе девушке,  думал что даже будучи принцессой Айла сможет пройти по жизни не коснувшись её. Заблуждение. Его заблуждение. И теперь он сам привел к тому что дорогой ему человек находится в плачевном состоянии. Научил сражаться клинком, но от настоящей опасности оружия не дал, потому что ему было бы больно видеть замаранными эти руки. А Валакар не был из тех кто будет повторять ошибки прячась за иллюзиями и пустой надеждой на авось.
        —  … что касается ваших девушек, раз я на них уже перешел. Большая часть из них действительно не слишком то и замараны. Да кто-то наверняка судачил о вас или шпионил для родичей. Пустяк и в целом дело житейское в обычных обстоятельствах. Но вы едва не погибли что сильно сгущает краски. К тому же сейчас ваш “цветник” впечатленный утренним налетом и последующим знакомством с кандалами, пишут все что знают, не знают, или придумают. Запутываясь а временами и оговаривая других в попытке выкрутится. А у Пойнтера тем же самым заняты некоторые из их родичей и знакомых, причем вот они то без кандалов, на искреннем “стремлении к справедливости”.
    Скрипнула дверь - вернулся Бранд де Сали. Судя по всему ничего срочного в этот раз не произошло, поскольку он едва слышно и стараясь не привлекать к своей особе внимания сел на свое место. Ханна налила ему вина, после чего попыталась взглядом дать понять что тут ужас что творится.
    —  Итак… по сказанному у вас есть вопросы, или перейдем к интересной части Ваше Высочество?

Отредактировано Thijmen Valacar (13.10.2020 18:55:32)

+1

14

[indent] "— Снова герцог Пойнтер!" — Айла нахмурилась при одном упоминании его пренеприятной персоны: принцесса не любила в нём всё, от скрипучего голоса, который заставлял холодок идти по спине, до его вида. Едва ли можно было найти в Ригеле человека, который сравнился бы в своей мрачности с Пойнтером. Будучи маленькой, Айла, совсем не боявшаяся Валакара (а ведь и он был суров временами, она прекрасно это помнила), приходила в ужас при виде Алого Герцога.
[indent] Принцесса кивнула девушке, застывшей с кувшином над бокалом для принцессы. Даже эта маленькая девочка полностью подчинялась герцогу. Айла смерила ее взглядом: девочка была расторопной, довольно красивой, судя по всему очень доброй, и вышколенной для того, чтобы прислуживать… герцогу. Не принцессе, герцогу. Это поразило её ещё тогда, во время сцены во дворе аккурат после приезда сюда Её Высочества. Но здесь она была лишь гостью герцога, леди Айлой де Монфор. Да, происходящей из королевской семьи, но здесь всё было точно так, как желает того герцог.
[indent] — Рехема… — Тихо произнесла принцесса, после чего взглянула на герцога. Она так и знала, что зрение не может обманывать, и знакомые аккуратные буквы, выведенные на бумагах, принадлежат именно ей. Но, почему-то от этого факта стало неприятно ещё более, чем от всего вышесказанного.
[indent] Айла обошла стол и всё-таки опустилась на отодвинутый стул. Геройство здесь было лишним, тем более, что она все ещё чувствовала слабость. Да и в ногах… правды в них не было.
[indent] Принцесса слушала герцога, не произнося ни единого слова. Она сверлила взглядом снятую с его руки пластинчатую перчатку, оставленную на столе совсем рядом. И почему-то мысль о том, какая же у него большая ладонь, не покидала ее. Совсем как в детстве — Валакар всегда казался ей большим, она росла, но он все ещё оставался большим. И сейчас. Она была такой маленькой, глупой и слабой девочкой… А он… Всё ещё оставался большим.
[indent] — Что? — Айла бесцеремонно выкрикнул а свой вопрос, когда Валакар указал на один из листов бумаги, на котором быстрым, неровным почерком было написано что-то рукой одной из фрейлин. Ее почерк принцесса тоже узнала, правда, не сразу.   — Вы пытали моих фрейлин?! — Взгляд Айлы вновь стал сердитым. Именно в этот момент она сильно обиделась на Теймена. Как он мог сделать всё это за ее спиной?!
[indent] А потом он сказал, что они обманывали её… были чародейками, на службе у Медива. Осознание происходящего догоняло принцессу, и ощущения, которые настигали ее, становились ужасными. Девушку бросило в жар, затем в холод. Лицо сделалось бледным.
[indent] — Ваше Высочество? — Ханна заметила перемены и обеспокоилась.
[indent] Но Айла остановила её жестом. Да, земля сейчас уходила у принцессы из под ног в прямом смысле этого слова. На глаза навернулись слёзы и девушка изо всех сил старалась скрыть их. Она не любила плакать на людях, не говоря уже о том, что её слезы увидели бы и герцог и Бранд, кем бы он ни был. Наверное, он хороший человек, раз присутствует здесь и…
Герцог снова упоминает Пойнтера. Конечно же… она понимала, что дело не в нём. Но от одной мысли о том, что он остался с ее фрейлинами, которых уличили в измене и, возможно, пытал их. Она не знала, но предполагал, что с ними были жестоки, а они… скорее всего для их поступка была причина. Айла не смогла себя больше сдерживать, и вопреки этикету, прижала ладони к бледному лицу. Слёзы покатились по ее щекам, она тихо всхлипнула, закусила губу, чтобы успокоиться.
[indent] — Они не могли… — Судорожно зашептала принцесса, когда смогла взять себя в руки. Сначала она смотрела на свои ладони, влажные от слез, а потом посмотрела на герцога: — Скажите, что всё это неправда?.. Прошу вас, Ваша светлость…
[indent] В ее глазах уже виднелась та боль, которую причиняют людям предательством. Айла привыкла к ним, они вместе смеялись, она делилась сокровенным с ними. И, о, боже, как же хорошо, что по своей глупости не выдала ничего, что могло погубить чью-то жизнь! От мысли об этом, глаза принцессы вновь наполнились слезами, но она не позволила себе спрятать лица.
[indent] Во всем этом лишь герцог, на которого она сейчас смотрела, остался ей единственным другом. Он сделал всё, чтобы спасти свою подопечную, пусть и не прибыл в башню вчера ночью. Сейчас он был с ней, объяснял, что люди бывают плохими — предают, а ей словно бы пять. Опять.
[indent] — Его Величество… знает?
[indent] Сделав паузу что бы девушка немного успокоилась, Валакар продолжил уже медленнее.
[indent] — Если вам показалось, что все девушки из вашего круга все как одна хотели вам зла, то да, это не правда. Они обычные люди, со своими склонностями и слабостями. Не боги, но и не демоны. Разные. Вас не окружала сплошная паутина лжи и фальшивых зеркал. Не более чем любого другого благородной крови, а скорее всего даже менее. Если желаете потом я смогу назвать имена тех кто давал показания не за страх, а за совесть. Эти бумаги еще не у меня, но я уверен что такие есть. Народ вас любит Айла. Если сомневаетесь - просто посмотрите на Ханну.
[indent] Уши последней явственно вспыхнули. Юная де Сали, в указанный момент, все так же не решаясь перебить словом или делом Валакара, пыталась незаметно подсунуть кружевной платок так, чтобы Айла опустив руку от лица неминуемо нашла бы его.
[indent] Все таки он не удержался и немного осветлил краски. Но лишь немного. Ввиду простодушия принцессы её окружение частенько случайно или из амбиций выдавали то или иное посторонним. Но за исключением заговорщиков никто не хотел ей зла.
[indent] — Но все же некоторые из них злоупотребили вашим доверием злонамеренно. Как минимум снабжая сведениями о вас Медива, и разделяли его взгляды. — Герцог снова сделал паузу. — Вы в состоянии выносить дальше тягость этого разговора? Я могу ненадолго прерваться, если вам нужно время прийти в себя.

0

15

Врут все. Так или иначе, люди ли, чародеи ли, ведьмаки… Монархи, или знать, окружающая их. Айла приняла предложенный ей Ханной платок, но лишь из отголосков той доброты, которую раньше принцесса оказывала едва ли не каждому своему подданному. А тем, кто в этом нуждался и подавно. Ей так хотелось выпустить все свои эмоции, они буквально до физической боли сдавливали ребра и при каждом вдохе и выдохе принцесса почувствовала резкий укол под сердцем. Но на вопрос герцога ответила обдуманным согласием.
— Продолжайте, ваша светлость. — Голос Айлы дрожал. Она подняла такой же дрожащей, как и ее голос, рукой, бокал и отпила из него. Вино было сладким и легким, совсем не ощущалось на губах, а вот во рту оставило приятное послевкусие. — Прошу Вас лишь об одном, — Айла собрала в себе всю волю, которая только могла быть в ее хрупком теле и произнесла: — Леди… Леди Соммерфельд…
Больше она сказать ничего не смогла, хотя думала, что спросить напрямик. Спросит, предала ли ее Герда, самая близкая ее душе и сердцу подруга, ее фрейлина и любимая собеседница о тайнах юных девичьих сердец.
— Понимаю, что вы милорд, должно быть уже узнали и о моих поступках более, чем достаточно, но… — Было видно, что Айла держится изо всех сил. Все случившееся с ней сильно ударило по ее восприятию прежде всего, самой себя. — Прошу вас, не думайте обо мне плохо! Вы не знаете, каково это… Как страшно быть одной, не иметь возможности помочь, когда так сильно болит… — Айла прижала руку, в которой все еще с силой сжимала платочек, к сердцу. — Мое поведение не может иметь и не имеет, разумеется, никаких оправданий. Вчера я вела себя очень неразумно, прошу простить меня за то, что я доставила вашей милости столько волнений…
“— Ни слова о герцоге Пойнтере, прошу Вас, герцог...”
Айла опустила руку на колено, сжала платок в ней и взглянула на перчатки, лежащие на столе. Она помнит, как впервые взяла их в руки. Была еще маленькой девочкой и атрибуты рыцарства даже одним прикосновением делали Айлу чуть более смелой тогда. Сработает ли сейчас? Стоило проверить, терять ей было уже нечего.
— Знаете, я помню, как увидела вас впервые, — Айла протянула руку: открытая ладонь, тонкие пальчики девушки прикоснулись к одной из перчаток, лежащих на столе. Это изящное движение было почти соблазнительным, таким… нежным. Будто под пальцами таяла кожа того, к кому так хотелось прикоснуться. — Не понимаю, как я могла забыть вас, милорд…
С этими словами Айла опускает руку, кладет на своё колено и вновь возвращает свое внимание герцогу, готовая слушать. И пусть он будет жесток к ней, и эта боль скоро утихнет.
Валакар не смог бы назвать ни день, ни месяц так давно это было. Он уже даже не помнил обстоятельств почему оказался рядом с девочкой в броне. И нет, милейшая принцесса. Герцог Эссена, полукровка и братоубийца, получивший свой титул как нелепую приправу к свершившейся мести, прекрасно понимал как ощущение бессилия так и одиночество. И прекрасно помнил кто был его невольной опорой, светлым лучом среди бури. Взгляд, ловя движение, скользнул к  перчаткам, и рука невольно сжалась. Словно этот, неосознанный жест был в силах пробудить жизнь в мертвой, холодной стали, чтобы та смогла повторить его, поддержать и вернуть надежду и уверенность..
— Память хрупкий предмет Ваше Высочество. Вы, к примеру, храните то, что моя удержать была не в силах. Но это не важно. Память не важна, если она не меняет сути.
  На долю мгновения взгляд герцога потерял привычный холод, и замер, всматриваясь в что то нестерпимо далекое, лежавшее за пределами и этой комнаты и этого времени. Но прежде чем пауза успела стать неловкой Валакар вернулся к прежней, не слишком приятной теме.
— Леди Соммерфельд задержана, но на момент форсированных мер допроса к ней не применяли. Хотя она под серьезными подозрениями в виду её прошлого.
Банальное везение - девушку взяли последней. Правда вероятно пробуждение было крайне неприятным. Охотникам было приказано “не рисковать” и всех известных обладателей силы брали весьма жестко, не давая открыть рот и жестом нежной девичьей ручки выселить боевую группу на постоянное жительство на болото. Приказы же насчет самого Медива, были еще проще - “убейте его раньше, чем он убьет вас.”   
— Вы были очарованы, и едва не убиты, одним из самых опасных чародеев-ренегатов континента. Который оскверняет своим дыханием эту землю уже восьмой десяток лет и известен в узких кругах тем, что умеет втереться в доверие. Если вы, Ваше Высочество считаете что в связи с этим я стану во всем винить вас, то я бы хотел узнать чем я заслужил подобную немилость с вашей стороны. Мне казалось что я еще не выжил из ума. Хотя если есть секрет за который вы опасаетесь и который может причинить вам вред, то я предпочту услышать его от вас.
Если есть что то еще стоило бы узнать это заранее и принять меры. К примеру придушить указанную леди Соммерфилд до того как она успеет что либо рассказать. Хотя Валакар понимал что подобное решение несмотря на свою простоту неприемлемо. По многим причинам. Не последняя  из которых сидела  сейчас перед ним сжимая платок.

Отредактировано Thijmen Valacar (13.10.2020 19:03:43)

+1

16

[indent] — Память не важна, если она не меняет сути… — повторяет принцесса следом за своим наставником, а потом переводит взгляд на Бранда, сидящего рядом с герцогом, с него, на его сестру.
Выражение лица Ханны в этот момент трудно было описать словами: ее щеки залились румянцем, словно она видела что-то постыдное, глаза округлились от искреннего удивления. Она пристальным взглядом уставилась перед собой, и только когда принцесса пошевелилась, "отмерла" и Ханна. Теперь она смотрела круглыми глазами на Айлу. Но принцесса лишь улыбнулась девочке, чтобы дать ей понять, что вовсе не собирается ни кричать, ни злиться, как было совсем недавно.
[indent] По правде говоря, Айла испытывала неловкость и все ещё думала, что эти ее перепады настроения связаны с влиянием на нее магии. Потому и не перебивала.
[indent] — Герда ни в чем не виновата! — Выпалила Айла, а потом поняла, что так себя не ведут в приличном обществе и добавила уже более спокойно: — Прошу меня простить, ваша светлость…
[indent] Почему-то имя чародея заставило Айлу вздрогнуть. Платочек, который она сжимала все это время, выпал из ее рук на пол; принцесса обхватила себя за предплечья, будто бы защищаясь. Ведь столько всего уже было с ним связано… боль, слезы, но и радости было достаточно, улыбки. Айла не могла поверить в то, что это было сотворено чужеродной, темной магией, а не волшебством общения между людьми. Тело пронзила крупная дрожь, словно принцесса замёрзла, но ей всего лишь хотелось укрыться от опасности. От боли.
[indent] — Нет, нет… Что вы, милорд, — Айла попыталась скорее оправдаться за "немилость" и "выжил из ума", ведь она действительно не считала, что он был таковым. Наоборот, как она считала, был очень умён. — Мои слова были призваны просить вашей милости при… расследовании. Ведь это моя вина. Я слепо доверилась проходимцу, на моих глазах убившего человека. — Зрачки Айлы предательски расширились, перед глазами стояла та сцена на площади, где наемник, застывший в облаке магии над землёй, с ужасом и страхом смерти смотрел на неё. Безмолвно прося пощады. Но она лишь отвернулась от него и Медив… убил.
— Я убила его… — Вдруг произнесла девушка тихо, осознание волной хлынуло на нее вновь. — И я привела убийцу в свой дом… совсем не подумав о том, что он может убить… Ваше Высочество, короля.
[indent] Айла взглянула на Бранда, он как-то неоднозначно качнул головой. Ханна в это время куда-то испарилась. Расторопная девушка подумала, что принцессе холодно, и снова оказалась рядом с накидкой. Но принцесса была поглощена своими мыслями.
[indent] — Ваша светлость, я не могла… не понимала… — это было… отчаянье? Будто бы всё, что было у нее сейчас, когда она вдруг поняла, что едва не убила собственными руками добрую половину дворян. Кто знает, сколько ещё Медив держал бы своё слово? Но секрет, разумеется, был. Она осознавала его, глядя в глаза герцога. Слепого к любым ее проявлениям и на секунду принцессе даже показалось, что ее признание ничего не изменит. Валакар даже не поменяется в лице, услышав ее сокровенное, то, что сейчас под сердцем болезненно заныло. Во рту мигом стало сухо. — Секрет… я… — принцесса замялась, щеки подернулись румянцем и поспешила спрятать лицо. Мягкая улыбка тронула ее губы. Особенная улыбка. — Нет, ваша светлость… Все мои секреты Вам известны...
[indent] Покачав головой и иронично подняв бровь Тей невольно попытался прикинуть кому именно мог бы предназначаться этот румянец  предательски вспыхнувший на щеках и улыбка. В свите и вокруг принцессы обычно хватало блестящих рыцарей.  Мысль об этом вызывала в нем некий дискомфорт, но он привычно отшвырнул его в сторону. Текущего кризиса это явно не касалось - Айла была искренней девушкой и если бы ощутила что то подобное в сторону злодея скорее пришла бы в ужас чем в смущение. Последнее к слову тоже было хорошим признаком, значит его план пока работал.
[indent] — Не сомневаюсь что не все, Ваше Высочество, но я верю в ваше благоразумие.  И обращаю ваше внимание что оно, ровно как  и ваша выдержка будут подвергнуты в ближайшие дни немалым испытания. Поскольку скрыть от короля произошедшее не удасться. Не сомневаюсь что он будет в гневе, но сомневаюсь что он сможет обрушить его в полной мере на вашу голову. Если не мудрость то слова его вассалов найдут в нем отклик. Так или иначе. Но последствия могут все же быть.

0

17

Айла смотрела неотрывно на герцога, румянец всё ещё румяной розой цвел на ее щеках, и не думал пропадать. Ханна, расценивая всё так, как любая девушка на её месте, стыдливо отвела взгляд. Её господин был куда старше принцессы, но вся эта ситуация напоминала юной де Сали что-то волшебное, невероятное. Как сама жизнь, расцветающая на руинах войны. "— Да, вы правы, герцог. Об одном вы все ещё не знаете…" — подумала девушка и отвела взгляд в сторону. Ей нравилось думать, что между ними есть что-то настолько трепетное, что нельзя потрогать руками, невозможно осознать. Но это что-то заставляло обоих, находясь в иных обстоятельствах нежели сейчас, даже молчать так, как другие не могут. Когда он заговорил о короле, принцесса вернулась из своих романтических фантазий в реальность. И эта реальность схватила её за хрупкую шею, с размаху ударив головой об землю. Таким было это ощущение, после каждого слова герцога, который был, безусловно, прав.
— Он убьёт меня… — Вырвалось у Айлы прежде, чем она успела подумать. Пойнтер, который всё это время выступал против появления Медива при дворе, пренепременно выскажет своё мнение относительно предательства принцессы, которая подвергла опасности свою жизнь, жизнь короля и очень многих дворян, в том числе и его самого - Пойнтера. Король, который и без того был разгневан из-за разрыва помолвки (и пускай уже не на свою сестру, но это скажется), если не задушит её собственными руками, то… Она не представляла, что он сделает с ней. На самом деле он никогда не причинял ей боли большей, чем пощёчина. Но от его тяжёлой руки спасало только проведение. Вряд-ли за всё её провинности фортуна будет на ее стороне. Одно было ясно совершенно точно: Айла напугана до оцепенения. Она боялась даже дышать, не говоря уже о том, чтобы посмотреть герцогу в глаза. — Я выдержу это, — обесцветившимся от страха голосом, произнесла принцесса. — Вы сказали, что назовёте мне имена… я хочу узнать их.
— В высшей степени сомнительно в текущих обстоятельствах,  Ваше Высочество, что он к вам хотя бы коснется. Во-первых, он не глуп, а это поставит его на одну доску со злодеем в глазах двора и обывателя. Во-вторых, мы с Поинтером, и многие другие дворяне, отклонятся от него за такое. В третьих - это прекрасный повод начать войну.
Герцог пожал плечами, он явно был уверен в своих словах, хотя это было далеко не все.

+1

18

[indent] Слова герцога немного успокоили Айлу. Он всегда чудесным образом влиял на нее, находя слова успокоения. В более нежном возрасте проявлял заботу, даря игрушки, которые делал ей своими руками. Принцесса ждала его возвращений ради появления новой игрушки, и с улыбкой говорила ему: "— Рыцарю нужна лошадка!"
[indent] Редкие моменты, когда Валакар улыбался, были обращены ей. Когда она выросла, все изменилось. Изменился он, она. И обстоятельства вокруг. За ними пристально наблюдали, особенно за принцессой.
[indent] — Вы… Не держите на меня зла, ваша светлость? — Она робко улыбнулась ему, а застывшей с плащиком Ханне протянула руку.
[indent] Юная де Сали протянула плащик принцессе, склоняя голову.
[indent] — Ваше Высочество. — Сказала она.
[indent] — Благодарю, — Айла поднялась со своего места, чтобы Ханна помогла ей одеться. К ней потихоньку возвращались ее учтивость и жизнелюбие. Она вдруг вспомнила, что любила гулять, в Гересе каждая собака знала её и никто не смел причинить ей вред. Даже подумать об этом. — Здесь очень красиво… — Айла глядела в окно, ей казалось, что она внезапно очнулась от мрачного сна. Листья были вновь ярко зелеными; первые весенние цветочки были белыми, с крупным жёлтым глазом посередине. — Мне будет разрешено прогуливаться, ваша светлость? — Она специально задаёт вопрос в такой формулировке. Хочет, чтобы герцог прогулялся вместе с ней, как когда-то бывало они это делали до того, как в ее жизни появился чародей. Валакар был таким напряжённым… Айла винила себя в этом. У него и без некроманта вполне хватало забот, а тут ещё и она, принцесса, едва не перевернула все старания герцога по сохранению спокойствия и процветания.
[indent] — Прогуляться… А почему бы и нет. Но, к сожалению, мои люди заняли почти все место. Хотя, вас, возможно, устроит терраса? Тут недалеко.
[indent] Герцог встал, незаметно перекинувшись взглядом с Брандом. Тот легко покачал головой обозначая отрицание. Но герцог не был уверен. Он встал и сделал легкий жест рукой, поправляя колчан с сагайдаком, притороченные к спине, на эльфийский манер.
[indent] — Сюда Ваше Высочество. И де Сали, захвати свои игрушки. Обои. Пройдемте, принцесса?
[indent] Ушки девочки покраснели но она учтиво встала и поклонившись все так же метнулась вон со скоростью лани. Бранд учтиво кивнул и начал снаряжатся. Проход на который указывал герцог вел на внешнюю террасу  и он направился туда первым.
[indent] С террасы открывался великолепный вид на сад… превращенный в поле боя. Установленные плетеные щиты и корзины с землей,  скрытые за зеленью,  секреты и переходы... и десятки, нет, сотни людей находившихся в них. Земляные работы все еще шли, но даже птица не могла предположить, не пролетев над этой землей, что за ширмой изгороди происходит что либо кроме привычного празднества. А в небе реяла пара соколов…
[indent] — Ваши люди? Место? — Айла сделала несколько шагов к герцогу, она не понимала о ком он говорит. — Меня устроит что угодно, если ваша светлость составит мне компанию. Она легкой поступью следовала за Валакаром, про себя отмечая, как он высок. Доспех здесь был совсем непричем, но Айла очень редко про себя отмечала ту разницу, которая всегда незримой нитью ложилась между ними. Он - рыцарь, видевший не одну и не две битвы, ему было... она понятия не имела, сколько ему было лет! Его глаза становились темными всякий раз, как он злился или был встревожен (уж это Айла успела отметить в нем за столько времени, что знала герцога), когда же герцог улыбался, в его глазах загорался огонёк, а она... Беспечный ребенок, который с удовольствием собирает красивые речные камни для того, чтобы они просто были. Ее глаза всегда ясные, в них отражается солнце. Ей девятнадцать и впервые она встретилась с настоящим предательством во плоти.
[indent] — Игрушки? — Этот указ герцога позабавил Айлу, она следовала за Тейменом. Попав на террасу, принцесса буквально застыла в изумлении. Она чувствовала, что герцог в полном своем боевом обмундировании совсем не зря, но только увидев своими глазами щиты, корзины и людей, снующих туда-сюда, поверила в свои догадки. Она проследила и полет птиц в небе, кружившие над ними сокола не предвещали ничего хорошего.
[indent] — Теймен... — Позабыв надлежащее обращение к герцогу она, подойдя ближе, снова обняла себя за плечи. Ощущение приближающейся бойни вдруг липкими лапами вцепилась в самое нутро. — Вы... готовитесь... к... битве? Нет, нет! — Айла покачала головой, отрицая увиденное. — Этого не может быть. Не может! — В какое-то мгновение она принялась жалеть себя за то, что привела войну на порог собственного дома. На порог его дома... Врядли герцог в восторге от этого. И его люди. Они знают его, знают, что такое - биться за него, по крайней мере она так думала, что она знает. — Герцог, вы... Неужели нельзя избежать этого?
[indent] В голосе принцессы была надежда, но она таяла, испаряясь сквозь пальцы как тонкая вуаль льда. — Я вряд ли нужна ему, ваша светлость, теперь, когда я с вами... Я бесполезна. У меня ничего нет, а значит...

+1

19

Бранд и Ханна вошли ровно за мгновение до слов принцессы. Рыцарь, теперь уже в полной, тяжелой броне нес с собой щит, украшенный вставшим на дыбы оружным леопардом Эссена. Золото и серебро собирали тонкий узор на тяжелой литой поверхности, и стоили ничтожно мало по сравнению с массивным черным кругом самого щита. Ханна же…Поначалу казалось что она надела платье, по глупости или юности подвязав его стальным нагрудником с все тем же леопардом и сложной системой ремней. Но это платье, цвета серебра и собранное из тончайших колец, никогда не предназначалось для бала. Древняя словно мир, эльфийской работы кольчуга, мягкая как шелк и противостоящая магии не хуже двемеритового чудовища её брата. Ремни нарамника лишь служили основой на которой она держалась, будучи ей не по размеру. Но висящий за её спиной лук, копия короткого композита герцога и носимый на тот же манер, не казался игрушкой.
На де Сали было больше чем сокровище, то что на ней было надето не имело и вовсе цены - не во власти человеческих рук было воссоздать доспех высшего эльфа. Но все это герцог казалось не заметил, небрежно повернувшись к принцессе. Только недавно поминаемый взгляд был темен как облака перед бурей.
— Бесполезна? Что ж, Ваше Величество, не окажете ли вы мне милость, пожелайте удачи моим воинам? Бранд, объяви.
Бранд на долю мгновения колебался, вглядываясь в растерянное лицо принцессы, но дисциплина взяла свое. Он шагнул вперед и примостив кромку щита на мраморный бордюр балкона гулко ударил в него три раза стальным кулаком. Люди невольно остановились и подняли глаза.
— Воины Эссена!!! Её Высочество Айла, вторая, Де Монфор почтить вас честью напутствия перед битвой.
Люди внизу замерли, некоторые переспросили у товарищей, другие поставили свою нелегкую ношу и все глаза устремились к балкону. Бранд сделал шаг назад, чтобы дать возможность принцессе подойти к перилам.
Айла во все глаза смотрела на Бранда и Ханну. Ее настолько поразил их внешний вид, что девушка невольно вспомнила о том, как герцог учил ее стрелять из лука. Даже маленькая Ханна… вооружилась стрелами, чтобы дать бой чародею. Эта маленькая девочка оказалась храбрым воином, но Бранд… он неспроста пугал принцессу своим внешним видом. Одетый в тяжёлый доспех он выглядел как гора. Герцога, кажется, ее слова о собственной бесполезности (для мага) зацепили и он предложил напутствовать солдат. Не успела Айла и слово сказать, как Бранд прервал её, объявляя перед людьми герцога. Те вначале остановились, - до этого место выглядело как большой человеческий муравейник. Принцесса сейчас была не в лучшем состоянии, чтобы напутствовать воинов, тем более, если считает, что приложила руку к зачаткам этой битвы. Теперь они идут на битву (по указанию герцога, которому они служат) во имя ее образа. Но делать было нечего, герцог не оставил ей выбора. За что она щедро наградила его сердитым взглядом.
— Славные воины Эссена, — начала принцесса, вкладывая в свою речь весь металл и решительность, так ей не присущие. — Ваши мечи, копья и секиры будут оружием справедливости и возмездия! Тьма сгустилась над нашими землями, отбрасывая тень на всех нас… — В какой-то момент Айла растерялась, но взгляд одного из солдат, в котором она прочитала веру ее словам, воодушевил продолжать. — Я верю, что вы - храбрые воины, все до единого. Я прошу вас стать опорой королю в этот тяжёлый час. Неужели есть в этой или иной жизни враг, способный сломить нас?
Айла говорила это на повышенном тоне. Призывая ответить на ее вопрос. Несколько человек, слушавшие их выкрикнули "Нет!" и она продолжала.
— Злые языки говорили вам, что принцессу постигла злая воля чар чародея, — Айла сделала паузу, впервые ощутив, что не знает, что сказать. Однако народ внизу оживился, подхватывая дух воинственности. — Но я стою перед вами, говорю с вами, а это значит - чары можно победить! И мы сделаем это сегодня! — Послышался одобрительный гул. Жаль, что она не знала, как закончить свою речь и ранее никогда не произносила подобного. Поэтому она решила сказать то, что было… так в её духе. Пожалуй каждый, если не встречал Айлу лично, не разговаривал с ней в силу понятных причин, то хотя бы слышал о проникновенной доброте этой милой девочки. — Пусть Богиня-Мать, солнце и сами звёзды хранят и оберегают вас сегодня, а я… буду молиться за каждого из вас!
Принцесса не обратила внимание на едва слышный шорох в дверях, отдав все свои силы речи. Тем временем от дверей к герцогу скользнул из за двери человек, не отличимый от тени и что то прошептал. Герцог удивленно вскинул брови, после чего хищно улыбнулся и кивнул.
Айла закончила говорить, и первым делом взглянула не герцога. Глаза у нее горели и из них словно сыпались искры, как она улыбалась. Однако, когда девушка обернулась, то обнаружила, что герцога кто-то отвлек и он, кажется, совсем не слушал то, что она говорила. Это девушку расстроило, поэтому улыбка сошла с её губ довольно быстро.
Ханна де Сали, выглядевшая так невозможно, улыбнулась принцессе, и тогда Айла улыбнулась ей в ответ, правда, безрадостной, тусклой улыбкой. Она явно рассчитывала на то, что человек, опекающий ее всю ее жизнь так или иначе, выслушает. Первую в жизни речь принцессы перед воинами. И пусть они не были ее подданными, пусть это были люди герцога, люди короля, но ощущение, которое она испытывала после произнесения этих слов, было несравнимо ни с чем. — Благодарю вас, Бранд. — Сказала девушка, обращаясь к вассалу герцога.

+1

20

[indent] Но герцог вовсе не был безучастен. Отослав вестовых он обернулся, встретившись с глазами Айлы. И это не был привычно холодный взгляд. Да, в нем плясал азарт и огонь. Но была и гордость, так же как когда принцесса, давным давно, первый раз поразила мишень, или в первый раз вышла в люди на бал, или... 
[indent] Шагнув вперед, он легко коснулся ладонью её плеча прошептав на ухо..
[indent] — Прекрасный дебют Ваше Высочество. И... помолитесь и за меня...  Де Сали!!
[indent] Оба мгновенно вытянулись, щелкнув медными подковками сапог о мрамор.
[indent] На лице герцога читалось, что он собирался ляпнуть сродни “головой отвечаете за принцессу”. Но сказал по другому. Мягче и тише, так чтобы слышать его могли лишь те кто стоит рядом.
[indent] — Сберегите её. Любой ценой.
[indent] Кватероны почти синхронно ударили кулаком в грудь,подле сердца, подтверждая свою клятву. Но герцог уже не глядя на них, шагнул вперед к перилам за которыми внизу толпились воины.
[indent] — Эссен!!!
[indent] Голос Валакара зычно разлетелся над перекопаным садом. Собравшиеся притихли.
— Есть у меня для вас две новости. Первая  - я все же проиграл сэру Де Драи, вашему командиру две бочки Ронанского, и сегодня, вероятно, будет праздник. Супостат был замечен направляющимся сюда. Возможно мы прибили надпись “засада” на стене не достаточно высоко…
[indent] Ответом ему был хохот и выкрики солдат, содержавшие некоторое количество не слишком приличествующих для ушей благородной дамы на болконе советов о том что еще можно проделать с магом. Противник был силен, и все здесь были достаточно опытны чтобы осознавать это. Их сальные шутки были привычной разрядкой.
[indent] Герцог поднял руку и шум утих.
[indent] — Но он придет не один.  Этого мы не ждали, но так даже лучше. Меньше времени искать и выковыривать шваль из всех щелей. Да и мы не одиноки. Сегодня здесь собрались многие. Те кто служили мне годами, и те кто присягнул лишь недавно. Хорошие знакомые и нежданные союзники. И те кто просто сделают свою работу. Но всех нас сегодня объединяет одно - мы убиваем чудовищ! И не важно какого цвета у них кровь. Злодей решил попробовать на прочность нашу веру? Что ж - пусть придет.
Валакар обвел собравшихся внизу взглядом. Новость о том что у врага, и без того не самого слабого появилось подкрепление было воспринято без страха. Просто люди стали серьезные.
[indent] — Командиры сотен и ячеек ко мне, союзников прошу также присоединится, внесем небольшие коррективы. Остальные - вы знаете что делать. По постам!
[indent] Герцог поднял сжатую в кулак руку, коротким военным салютом и отступил от перил, уверенный в том что дальше все пойдет по плану.
[indent] Многоголосый рев не был овацией, как это было в речи принцессы. Это был короткий рык “слушаюсь” смешанный до неузнаваемости множеством глоток. И тут же заглушенный топотом шагов, быстрыми командами и отзвуком железа. Они действительно знали что делать, привычное, кровавое ремесло. Но понимание того что солдаты сегодня будут сражаться за правое дело делало руки крепче, а сердца тверже.
[indent] Шаги герцога за спиной были тихими, несмотря на его одеяние. Когда он положил ладонь на плечо принцессы, она едва ощутимо вздрогнула и дрожь пронзила ее тело — некромант трогал ее, но вовсе не так. Она боялась любых прикосновений сейчас, поэтому полностью растерялась, ничего не сказав в ответ на просьбу герцога. И уже через минуту горестно об этом жалела.
Ощущение приближающейся битвы полностью заглушали все остальные чувства. Айла взглянула на герцога с надеждой на то, что он передумает, но, разумеется, осознавала, что теперь этот бой не остановить. Также она понимала, что во что бы то ни стало, посмотрит в глаза некроманту. Пусть и издали, и раз теперь ее верными защитниками станут де Сали, вероятно, еще и не в единственном числе, это было не недостижимой целью. К тому же именно сейчас они нужны были ей оба и принцесса, окончательно вернув свою былую прыть и жизнь в каждое решение и поступок, порой напоминавшее людям детскую непосредственность балованой маленькой девочки, обратилась к Ханне в выдавшейся паузе. Айла взяла девушку за руки, сжимая ладони своими пальчиками и заглядывая в глаза.
[indent] — Ханна! — Айла с придыханием произнесла это, заставляя проникнуться просьбой принцессы. — Прошу, есть ли у тебя атласная лента? Вуаль… Что угодно!
Ханна в удивлении посмотрела на брата, ведь герцог вверил им обоим заботы о принцессе, и Айла поспешила добавить:
[indent] — Я не убегу! — Айла тут же в отчаянье схватила рыцаря за запястье, заглядывая в глаза и ему. Этот жест, кажется, абсолютно его обескуражил, но принцесса не боялась. Прошло уже достаточно времени, чтобы она начала осознавать, что эти люди доложат о ее действиях и словах лишь герцогу, а он и без того был осведомлен о её нетерпеливой натуре в часы, когда это касалось жгучего желания чего-либо.
[indent] Немного помедлив, Бранд кивнул. Айла, не отпуская руки младшей де Сали, быстрым шагом направились в одну из комнат. Её брат следовал за ними, но в саму комнату не входил, оставшись в дверях, пока девушки перебирали имеющийся у них гардероб. Айла была уверена, что ей на глаза попадалось нечто подобное, однако поиски не увенчались успехом. Девушка уже успела расстроиться, но Ханна улыбнулась, доставая и протягивая принцессе белоснежную и легкую вуаль. Она была очень простой — никакой ажурной вышивки, камней, совершенно очевидным было то, что она никогда не предназначалась высокородным дамам.
[indent] — Вот, Ваше Высочество!
[indent] Айла с огромной благодарностью в глазах и с неимоверной нежностью в прикосновении, приняла найденную вещицу.
Оставалось лишь дождаться окончания военного совета.
[indent] Все это время Айла бесцельно бродила по холлу перед обедней. Вуаль она перекинула вокруг своей тонкой шеи подобно шарфу и перебирала один из уголков пальцами, продумывая то, что скажет герцогу. Бранд и Ханна смиренно ждали вместе с ней.
[indent] Она не знает, сколько прошло времени, прежде чем тяжелые двойные двери открылись и из них один за другим начали выходить союзники короны и командиры отрядов герцога. Валакар покидал помещение последним. Как раз тогда Айла и решила подойти к нему.
[indent] — Ваша светлость, — обратилась она к нему, после чего осторожно взялась за правую руку рыцаря, поднимая ее на уровень, удобный для того, чтобы повязать вуаль. — Я позволю себе надеяться на то, что мои молитвы станут для вас щитом в этой битве. — Айла изящным движением тянет вниз вуаль, которая соскальзывает прямо на облаченную в сталь руку. Принцесса дрожащими руками обхватывает вуалью доспех, затем завязывает вуаль крепко, и проводит пальцами по аккуратному, но крепкому узелку. Она не убрала руку когда узел закончился, но закончилось это движение там, где кончилась рука герцога. И Айла добавила тихо, так, чтобы слышал только герцог: — Я буду ждать вашего возвращения.

+1

21

Выходивший из комнаты где был проведен спешный совет Валакар не походил на “разбойника” привезшего принцессу в этот дом. Потрепанная кожаная куртка сменилась сталью доспеха и шелком гербовой коты, в разрезах которой, оттеняя чорен одежд и серебро доспеха, тускло блестела все та же кольчуга. Чело венчал изящной работы широкий обод. За право отковать походную корону Герцогов Эссенских  каждый год соревновались лучшие кузнецы и рудознатцы домена. Ведь как известно она ковалась только из стали, не должна была потерять в красоте, и должна была выдержать удар полакса на наковальни. Позади герцога шел юноша, неся упомянутое оружие и шлем Валакара. Герцог явно оценивал своих союзников высоко и выглядел как и должен дворянин его положения. Надо ли удивляться что невольная остановка привлекла всеобщее внимание?
Рука легко и привычно подалась вперед - он уже почти второй десяток сражался в её, и только её честь на турнирах. Его вызывали на бой оспаривая эту привилегию, и временами побеждали. Хотя для последнего счастливчика, сэра Роберта из Несса, последующая победа на турнире и галантный жест кончились ссылкой по подозрению в “недостойном и порочащем честь особы королевской крови поведении”. Стоило немало труда вытащить его, и перенаправить к одному из своих вассалов. Чем Валакар заслужил недовольство короля и соседа-герцога, но адамантитовую репутацию среди вольного рыцарства. В течении полугода он удвоил свою тяжелую конницу. Когда узел был затянут, замешкавшись на долю секунды, Тей преклонил колено.
— Ваше Высочество. Для меня честь, долг и привилегия принять этот дар и сражаться так, как он к тому обязывает. Я не знаю рыцаря из идущих под черным-с-серебром знаменем, который бы не желал сейчас быть на моем месте больше жизни. Или кого либо из добрых людей Эссена, собравшихся здесь, который не готов был бы отдать ее, за Ваше Высочество. — Закованная в столь знакомую сталь рука словила край плаща у её стопы и словно реликвию поднесла к устам. Архаичным и отточенным жестом Рыцаря склонившегося перед Прекрасной Дамой. Дав легкой ткани птицей улететь из своей руки, герцог выпрямился.
— И мы будем верны Вашим молитвам. Дождитесь нас, Ваше Высочество.
Поклонившись , Валакар направился к дверям, где рога уже созывали воинов. Время слов прошло. Наступало время огня и стали. И мало что могло остановить чёрное пламя полыхающее в глазах хозяина Врат Рассвета.

0


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [15.04.1121] Блиц


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно