02/05 Новый выпуск новостей! 30/04 Обновлен дизайн!
Best post by wilhelm forz
Таулер это, Таулер то. «Я обсужу это с леди Таулер». «У леди Таулер встреча с принцем». «Леди Таулер поручено…» Вильгельма начинало подташнивать от одного упоминания новой придворной чародейки. Для него Аннабель была приветом из прошлого, которое он изо всех сил пытался забыть. А тут вот как. Старик про него вспомнил. Старик решил организовать ему «достойную отставку». Надо ли говорить, что подобное положение дел до возмутительного не устраивало Форца? Все мелкие и неважные поручения были переданы Таулер, а все важные и срочные Вильгельм, как и полагается человеку дальновидному, уже разрешил. Король почти отмахнулся от него, когда Вильгельм заговорил о небольшой поездке, и эта отмашка почти вывела его из себя, едва не продемонстрировав всю силу своей ненависти к монаршему идиоту. читать далее...
администрация:
AylaThijmenRekhema

SARGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [14.04.1121] Луна не знает пути, но летит


[14.04.1121] Луна не знает пути, но летит

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Луна не знает пути, но летит
https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/902195.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/706231.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/533089.gif
14.04.1121, так называемая «Лунная башня», что находится в королевском дворце в Гересе, королевство Ригель. Небо ясное, на небе уже зажглись яркие звёзды. Температура на улице +6 градусов
Ayla de Montfront || Evangeline Dowell || Medivh
Принцесса Айла уже давно мучается. Её мучают кошмары, слабость, она слышит голоса... И решает, что есть только один способ покончить со всем этим наваждением.

+1

2

[indent] Открыв глаза в душном, зловонном мареве тьмы, Айла села на кровати. Ей было тяжело дышать, как, впрочем, и последние несколько месяцев. Все стало другим, чужим, неузнаваемым и сегодня, прямо сейчас, когда принцесса открыла глаза и взглянула на приоткрытое окно ей вдруг показалось, что она как никогда находится взаперти. Тяжесть в груди, лёгкие наполнены ни то водой, ни то чем ещё, но вздохнуть действительно было практически невозможно и от этого тело прошибала крупная дрожь, как если бы она искупалась в ледяной воде и затем вышла на берег. Она обняла себя за плечи в надежде согреться, но ничего не вышло.
[indent] Принцесса поднялась с кровати, словно призрак обошла свои покои от одного угла к другому, потом вновь — в обратную сторону, подошла и окну, распахивая его настежь. Холодный ночной воздух проник в комнату, пронзил тело принцессы, как страх проникает под кожу. А может, это был именно страх, а не нечто иное. И вот тут Айла попыталась вновь расправить плечи, вдохнуть прохладу улицы полной грудью… не получилось. Лёгкие сдавливало стальными тисками ошибок прошлого и кошмаров о несуществующем человеке. Каждую ночь она видела один и тот же сон: жаркое пламя обжигало все тело, начиная с ног, затем оно перекидывалось на руки, шею и плечи… Сдавленные чужеродной силой лёгкие не могли раздышаться, дым и запах горящей плоти забивают нос и глотку…
[indent] Айла вновь осознает, что впала в некий транс, стоя у открытого настежь окна, и сжала руки в кулаки. Так больше продолжаться не может, она больше не хочет это чувствовать, видеть эту женщину. И поэтому решает предпринять единственно верную, кажется, попытку избавиться от этого кого-то в сознании.
[indent] Решение найдено ещё до того, как принцесса успевает его обдумать. Накидывает дорожный плащ поверх шелкового ночного платья и, хлопком закрывая за собой дверь, покидает свои покои. Она бежит на лёгких ногах, практически не издавая звуков. Встреченные по пути стражники оставляют за спиной девушки лишь безответные вопросы "Ваше Величество, куда Вы?", но Айла их даже не слышит. В ее голове лишь звуки чужого, прерывистого дыхания и плачь. Плачет женщина, плачет маленький ребенок… она задыхается от бега и чувства приближающейся смерти и заканчивается это лишь тогда, когда Айла, наконец, добирается от одной из самых высоких башен во дворце. Лунная башня — башня, в которой заточена ее мать на долгие годы, одна из немногих, обладающих открытыми арочными окнами. Летом здесь очень приятно прогуливаться, наслаждаясь видом на простирающийся под стенами замка город. Когда-то и Айла любила проводить здесь время: желающих попасть сюда было много, но стража всегда была очень строга к посетителем данного крыла в королевском дворце. Лишь немногие, кто знал правду о матери короля и принцессы, понимали, когда можно сюда кого-то допускать, а когда - нет. Этот коридор со сплошной вереницей незастекленных окон служил своеобразным мостом, связующим лунную башню и остальную часть замка.
[indent] Принцесса остановилась посередине. Ей ужасно не хватало воздуха, жадно хватая его губами, словно рыба, выброшенная на берег, Айла подошла к краю того самого коридора-моста и встала в проёме. Всего один шаг удерживал ее от того, чтобы окончательно разорвать связь с этим миром, с этой жизнью, со всеми этими мучениями и кошмарами, которые сводили с ума, не позволяя даже дышать. Это было что-то ненастоящее, чужеродное, присутствию которого Айла изо всех сил сопротивлялась, но не могла справиться в одиночку. И все чаще она осознавала, что никому об этом поведать также не может. Слишком тяжел этот секрет, слишком сильно она уже “увязла” в этом ужасе. Собственном обмане, боли, грязи и безумии.

+1

3

...

Можно подумать, что все это было просто - и работа была легкой, но в действительности это было совсем не так. Надо было быть полностью в курсе дел Двора. Надо было знать дни рождения важных особ, дни именин, титулы, ранги и т. п. и надо было уметь ответить на тысячу вопросов, которые государыня могла задать…

В последнее время жизнь Евы буквально стала принадлежать принцессе. Что было не удивительно, ведь она стала её фрейлиной, но всё же чародейка с трудом привыкала к появившимся обязанностям. Но разве ради шанса удачной карьеры можно было пойти и не на такие жертвы?  Теперь утром она не шла сразу же на завтрак, а сперва заходила позвать на него, а иногда и разбудить, свою госпожу. А вечером не сидела, уткнувшись в книгу, а направлялась пожелать принцессе приятных снов и, возможно, рассказать что-то на ночь.  Непривычно заботится о чужом человеке, даже если и видел как он растёт, превращается из любопытной девчушки в политический инструмент.
Так было и сегодня. Евангелина уложила спать Айлу и теперь уже принялась изучать загадки древности. Новая книга с виду была обычным старым учебником истории, с потертыми и рваными страницами. Но надежда, что где-то на них будет что-то новое и забытое, заставляла девушку читать дальше. Шум грубых петель двери, звон доспехов стражников заставили чародейку поднять голову. Обычно в этой части замка было тихо, особенно с наступлением ночи, и уж тем более редко кто выходил из своих покоев. Ева сразу подумала о принцессе. Их покои были буквально в двух шагах друг от друга, дабы фрейлина всегда была под рукой принцессы и могла выполнять её прихоти, которых, к счастью, было немного. Чародейка подумала, что быть может принцессе не спится и она решила зайти к своей подруге. Прошло пару минут, но никого. Всё это было странно. Евангелина неохотно встала из-за стола и вышла в холодный коридор. Рабочее платье с вышитым гербом правящей семьи не было рассчитано для прогулок после заката, поэтому ночной ветерок сразу ударил по коже освежающим холодом.
— Принцесса в покоях? — как всегда, с явным напором проговорила чародейка, глядя на одного из стражников Айлы.
— Нет, миледи. Принцесса куда-то ушла. Нам она ничего не сказала.
— Я б сказал, что даже убежала.
— торопливо добавил второй стражник.
Это было необычно. Куда так поздно могла сбегать принцесса? К любимому? Точно нет, на такое девушка пойти не могла. Она знала свои обязанности, долг своим союзом принести славу роду и родному королевству.  Довелл невольно стала беспокоиться, что-то внутри словно говорило, что беда надвигается на дворец.
Быстро спросив направление, в котором скрылась Айла, чародейка пошла по пятам. Раз за разом ей приходилась спрашивать у стражников куда двигалась принцесса. И раз за разом в ней расти тревожные вопросы. Она мечтала, что встретит девушку в объятиях какого-нибудь смазливого сына барона, улыбнётся и уйдёт, сделав вид, что ничего не видела. Эта мечта подобно хрустальному бокалу разбилась, когда Евангелина всё же нашла беглянку. Лунная башня была особым местом, прекрасным и тихим. Во всей этой чарующей атмосфере принцесса выглядела как призрак, вокруг которого воздух буквально замер. Чародейка чувствовала, что Айла почти не дышит, слышала вибрации от её колотящегося сердца. Точно что-то было не так.
— Ваше Высочество, — тихо поговорила Довелл и аккуратно взяла девушку за руку, — Айла, всё хорошо?
Евангелина всегда называла девушку по имени, когда они были вдвоем. Пыталась создать вокруг принцессы маленький островок уюта и отвлечения от жёсткого этикета королевского двора.

+2

4

[indent] Мрак поглощал взор принцессы, направленный куда-то вдаль. Она практически не видела ни светлых стен королевского дворца, возведённого ее предками из белого камня, ни синих башен множества крыш. Ее дыхание было центром ее разума — лишь его она слышала, лишь на нем была сконцентрирована, казалось, стоит перестать думать об этом, как сердце в мгновение ока остановится. Больно? Пожалуй даже слишком для человека, который уже и забыл, кто он такой, кем она является, какой титул, фамилия. Когда Ева тронула принцессу за руку, чтобы понять, все ли в порядке, Айла отскочила от нее в сторону словно ошпаренная и вскричала:
[indent] — Прочь! — Голос принцессы эхом пронесся над домами Гереса, что замерли в ночной темноте под стенами королевского дворца. Айла смотрела на фрейлину так, словно видит ее впервые и, вместе с тем, так смотрят на злейшего своего врага, когда хотят ему смерти. Это был совершенно чужой взгляд, взгляд израненной души, чрезвычайно сильно мучающегося человека. Никак не той принцессы, что радовалась каждому дню, конным прогулкам, пению птиц… — Прочь…
[indent] Принцесса повторила свой приказ уже более тихо, но вместе с тем, осознала, что пальчики ее ног зависли над пропастью. Она стояла на краю и ветер заставлял ее балансировать между жизнью и смертью. Она уже давно балансировала там, между жизнью и смертью, между существованием и смертью. Запертая в покоях, когда безумие пламенем пожирало ее рассудок и заставляло часами думать как Элоиз - безумная мать, королева-мать. Темная магия, к которой прикоснулась вечная узница Ригельского дворца, сковала разум её матери и ни один чародей не мог помочь ей избавиться от этого опасного недуга. Принцесса, памятуя обо всех тех ужасах, что совершала мать, пока король Луис ещё был жив и жалел её, препятствуя принятию жёстких мер по усмирению собственной супруги, в какой-то миг приняла решение свести счёты с жизнью. Никто не мог помочь ей, никто не понимал. Никого не было рядом, а те, кто помогли — их удалили из дворца.
Принцесса с трудом вспоминала имена тех, кем она дорожила в прошлой жизни. Их лица словно были где-то вдалеке, в глубине сознания. До них было невозможно дотронуться воспоминаниями, и те самые воспоминания казались каким-то чужими, темными, блеклыми. У нее словно бы не было прошлого. Не было будущего. Ничего не было…
[indent] — Зачем… Никто… Никого… — Айла как зачарованная повторяла лишь слова, никак не связанные между собой. Ее глаза были широко распахнуты, ресницы дрожали, слезы застыли в этих больших глазах и грозили вот-вот слететь по щекам вниз, и оказаться под башней. А за слезами и сама принцесса. Ведь какой-то женский хриплый голос в ее голове, голос, которого она не знала, твердил "умирать не страшно… умирать не больно, Айла…". — Не нужно… Не хочу… Пожалуйста… Умоляю…
[indent] Айла словно вела диалог с кем-то в своей голове. Словно этот кто-то стоял рядом с ней. В какой-то момент Айла качнулась, так и стоя на самой кромке, но рукой схватилась за выступающую из стены подставку под факел. Ни один из них не был зажжён в эту ночь.
[indent] Коридор сторожили стражники. Они обеспокоенно заглянули в коридор и увидев принцессу, застыли как вкопанные.
[indent] — Принцесса!.. — Выдохнул один, а второй, оживший после того, как услышал имя наследницы королевского рода де Монфор, рванул со всех ног прочь из коридора. — Стой! — Оставшийся один стражник кликнул товарища, но тот уже растворился во мраке коридоров, чтобы доложить о происходящем опекуну Ее Высочества.

+2

5

...

Для того чтобы судить о действительной важности человека, следует предположить, что он умер, и вообразить, какую пустоту оставил бы он после себя: не многие выдержали бы такое испытание.

Нет, это была уже не Айла. Евангелина отошла от девушки, словно испугалась, но это было не так. Она боялась напугать и без того потерянную в себе девчушку. В мыслях сразу промелькнули слова учителя о том, что принцесса не такая как все, особенная и очень ценная. Раньше Довелл думала, что Медив говорил о важности её титула для их дела, для Ригеля, о возможностях, которые могли открыться благодаря дружбе с потенциальной наследницей престола. По всей видимости, он имел ввиду совсем другое, хотя сейчас это теряло какое-либо значение. Нужно было действовать, и желательно, аккуратно.
Евангелина не привыкла к таким событиям, точнее, их в её жизни не было. Возможно, будь вместо принцессы сестра Ева силой отшвырнула её от окна, пару раз дала по лицу и наорала. Но это принцесса, с ней так нельзя.  Но есть ли в подобных ситуациях другой выход? Пожалуй, нет, кроме как уйти, но она так поступить не могла. Ева и сама толком не понимала, что сейчас её  держало. Любопытство к диалогу, что вела Айла, желание увидеть продолжение этой трагичной сцены, внутреннее противостояние девушки или банальный страх за её жизнь? Чародейка не хотела этого признавать, но похоже последнее было самым весомым аргументом остаться здесь и сейчас.   
Послышались голоса стражников, брюнетка на долю секунда глянула в их сторону. Скоро их будет намного больше, а, следовательно, нужно действовать быстрее. В такой тишине пустых стен любой шорох был подобен раскату грома, и Ева медлила подходить, не хотела спугнуть принцессу и толкнуть в лапы смерти.   Довелл сделала глубокий вдох и протяну в руку к девушке, легким, но уверенным и сильным, порывом ветра она оттолкнула Айлу от окна. После решительно двинулась к ней и схватила за плечи, словно заставляя её посмотреть в голубые глаза чародейки. Да и сама Евангелина хотела посмотреть в глаза принцессе, увидеть в них причину её поведения и помощь в её успокоении.
— Айла, послушай меня, слушай мой голос, — с какими-то нотками обречённости, но при этом привычно уверенно начала она, — Я тебе не враг, я хочу помочь тебе. Ты сильная девочка, возьми, во имя Матери, себя в руки!
Она не знала на сколько слова в данной ситуации будут действенны, скорее, даже ставила на их бездейственность, поэтому решила перестраховаться. Ноги, в дорогих туфлях на невысоком каблуке, стали в более устойчивую позу, пальцы сильнее сжали хрупкие плечи, а в голове уже начали мелькать мысли о том, как лучше обездвижить и переместить девушку в её покои, дабы она сейчас не стала причиной еще больших сплетен.

0

6

Айла почти ничего не слышала и не видела перед собой. Голос Евангелины, а собственно говоря и ее образ, появился перед глазами внезапно. Принцессу будто бы встряхнули, взяли за плечи и хорошенько потрясли, чтобы та наконец пришла в себя после пережитого ужаса. И оттолкнули от края, что, безусловно, было самым важным во всем этом действе. Ведь Айла на соображала где она находится и что творит, а потому могла в действительности сорваться с башни и полететь, в общем-то не желая себе такой судьбы. И счастьем было то, что в коридоре на момент оказалась именно ее фрейлина. Именно Ева. Другая бы на ее месте растерялась и увидев принцессу скорее не нашла в себе силы подойти.
Надо сказать ее эта встряска довольно хорошо помогла: принцесса несколько раз медленно моргнула, затем взглянула на Еву, но уже более ясным взором. В ее глазах отразился немой вопрос. Видимо, она только сейчас осознала где находится и что происходит вокруг. Видимо она только сейчас увидела своими глазами то, что вокруг неё и первым делом ощутила страх. За свою жизнь в первую очередь, а потому инстинктивно вцепилась в руки фрейлины и сжала пальцами до боли. Будто боясь, что та не оттащит ее от края, а наоборот подтолкнет.
Страх этот был настолько сильным, что Айла сделала несколько шагов назад уже после того, как Евангелина оттолкнула ее от опасного обрыва и высотой, поглощающей ночную темноту. Все казалось принцессе каким-то ненастоящим, другим, чужим, невозможным. Она будто бы видела своими глазами, но чужими. Думала чужие мысли, которые бились в страшной агонии и страхе перед смертью. А потом все вновь прояснилось.
— Ева, — произнесла принцесса тихо, ее голос звучал хрипло, истерзано и странно. Будто бы и вовсе не принадлежал ей, а кому-то совсем другому. — Как… Почему я здесь? Я не помню, как пришла сюда…
И она не обманывала. Действительно не понимала как попала сюда, в самую высокую башню Белого Дворца. Здесь было совсем близко до матери и стражники были подле входа в её “покои”, что, в общем-то, символично. Сначала сошла с ума мать, потом дочь. Принцесса Айла — безумна; скоро дворец будет щедро разливать досужие сплетни об этой ночи. О том, как принцесса бежала по коридорам в ночной сорочке, слишком безумная и отчаявшаяся для того, чтобы соблюсти даже нормы приличия.
Они будут говорить о ней, как будто обсуждают кусок мяса. Все они. И каждый в отдельности. Потому что так устроены люди: им нравится обсуждать то, что кажется им странным или чужим; тех, кто страдает или сражается с недугом. Им нравится думать, что среди них есть тот, кто слабее. А она ведь всегда была слабее, правда? Никогда не могла потягаться с братом, имеющим всё, что ему заблагорассудится — королём, а это уже многое значило в её судьбе. Не могла заслужить внимание родителей, заботу, которую они дарили своему первенцу, своему сыну. Будущий монарх поглощал всё их время и, вероятно, это было правильно. Он стал рыцарем, получил шпоры в двадцать и был именно таким, каким его загадали родители. А она? Кем была она?
— Что здесь… Что произошло…? — Айла пыталась восстановить в сознании хронологию событий и не понимала, почему не выходит. Она помнила как бежит, но бежала совершенно не туда. Хотела к конюшням, чтобы сбежать, наконец, отсюда. А сама… попала в башню, в которой содержали их с Раймоном мать.

0

7

[nick]Medivh[/nick][status]дед из dead[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/329258.png[/icon][lz]<br><b>МЕДИВ</b>, 84<br> Чародей-странник, находится в поисках рукописей по темной магии - некромантии, обучает "одаренных" детей магическому искусству по собственной программе.[/lz]
Медив ступал тихо и быстро, пересекая коридоры замка в поисках нужного. Медальон на шее принцессы и кольцо на его пальце были неразрывно связаны, позволяя чародею чувствовать любое настроение и любую эмоцию Айлы. Он осознавал, что ощущения принцессы сейчас как никогда сильные и ведут к страшным последствиям, однако, всё-таки надеялся что успеет вовремя. Ко всему прочему Медив надеялся, что несмотря на его отсутствие во дворце за принцессой Айлой осуществляется должный присмотр со стороны его ученицы и любимой дочери, Евангелины Довелл. Он целенаправленно объяснил девушке ценность принцессы, ее особенности, правда, расписывать во всей красе не стал. И о том, что в наследнице королевского рода застряла проклятая душа его возлюбленной Эломан, которую он проклял собственноручно на вечные терзания, умолчал.
Впрочем теперь это было неважно.
Медив привычно одергивает плащ, покрывающий его плечи и волочащийся за ним, тяжёлый и совсем не богато украшенный. Дорожный. Он странствовал в поисках новых знаний, сути и истины. Встречал своих учеников и последователей в разных уголках королевства Ригель. Здесь был его новый дом, однако положение все ещё оставалось шатким из-за состояния здоровья принцессы. Для этого ему и нужна была дочь — преданность этой юной чародейки и пытливость ума во многом гарантировали лояльность, особенно в отношении служения именно ему, некроманту, нежели в действительности престолу короля Раймона. Впрочем… это все сейчас было неважно.
Стража покинула свои посты, вероятно, в ужасе видя сцену, о которой несложно догадаться, если взглянуть на Еву и Айлу, вцепившихся друг в друга посреди длинного арочного коридора, ведущего в лунную башню.
— Дитя моё, — позвал чародей Евангелину Довелл, а затем медленным шагом направился к стоящим почти в конце девушкам. — Ваше Высочество, что с вами? Вы очень бледны. Я рекомендовал постельный режим после инцидента с отравлением, и все ещё настаиваю, что это необходимо.
Его голос звучал тихо и мягко, призывая обволакивать пострадавшую принцессу и концентрироваться на нём. Пришелец из Антареса подобрал ключики к наследнице престола Ригеля? Где это видано, неправда ли? Впрочем, теперь это будет продолжаться вечно. Она не сможет жить без него, не сможет стать счастливой без него. Принцесса была всецело в руках чародея и он, кажется, совсем об этом не жалел.
Подойдя к девушкам, Медив поманил к себе Еву, призывая отпустить принцессу. Жестом руки он привлек к себе фрейлину и поцеловал ее нежный висок, чтобы дать понять, что страшное уже позади. Теперь все хорошо. Наверняка они обе знатно перепугались.

0


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [14.04.1121] Луна не знает пути, но летит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно