02/05 Новый выпуск новостей! 30/04 Обновлен дизайн!
Best post by wilhelm forz
Таулер это, Таулер то. «Я обсужу это с леди Таулер». «У леди Таулер встреча с принцем». «Леди Таулер поручено…» Вильгельма начинало подташнивать от одного упоминания новой придворной чародейки. Для него Аннабель была приветом из прошлого, которое он изо всех сил пытался забыть. А тут вот как. Старик про него вспомнил. Старик решил организовать ему «достойную отставку». Надо ли говорить, что подобное положение дел до возмутительного не устраивало Форца? Все мелкие и неважные поручения были переданы Таулер, а все важные и срочные Вильгельм, как и полагается человеку дальновидному, уже разрешил. Король почти отмахнулся от него, когда Вильгельм заговорил о небольшой поездке, и эта отмашка почти вывела его из себя, едва не продемонстрировав всю силу своей ненависти к монаршему идиоту. читать далее...
администрация:
AylaThijmenRekhema

SARGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [04.06.1121] Between the devil and the deep blue sea


[04.06.1121] Between the devil and the deep blue sea

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Between the devil and the deep blue sea
https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/2/20818.png
04.06.1121, небольшая рыбацкая деревушка на берегу. Надвигается ночь, прошедшая буря принесла с собой прохладу, море неспокойно. Берег усыпан вынесенным мусором, водорослями, ракушками. Зажглись ночные огни, жители закрывают ставни, рыбаки вернулись домой.
Annabel Havelock || Jefferson Grey
Вот уже два месяца Аннабель находится под присмотром чародея. Но изучение ее недуга продвигается не так успешно, как все рассчитывали. Надежда на исцеление тает и сменяется сомнениями. Очередная попытка усмирить недуг и новое "лекарство" приводят к неожиданным, катастрофическим последствиям. Леди Хавелок, отчаявшись и пребывая в сильном эмоциональном напряжении, бежит из родного дома.

Деревушка

https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/68/784374.jpg
https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/68/105581.jpg

0

2

  _____ Тогда_____
    Сегодняшним вечером в поместье Хавелок состоялся неофициальный прием для друзей семьи. Играла приятная музыка, слышался смех и непринужденные разговоры. Аннабель по обыкновению не принимала участия в подобных мероприятиях и не выходила к гостям, в такие дни ей запрещалось покидать покои. Считая дочь постыдным секретом, лорд в очередной раз сослался на ее слабое здоровье, так что Анна провела оставшееся время в своем маленьком убежище... или же темнице? Когда стихли звуки отбывающих экипажей и гости разъехались по домам, Анна, до этого с отстраненным видом читавшая книгу, встала с кресла. На душе было тяжело от мыслей. Как бы Аннабель хотелось танцевать и петь, смеяться вместе со всеми! Жить, а не прятаться в тени. Простые радости обычных людей, недоступные такой как она. Неправильной. Опасной. Пусть снаружи девушка выглядела безобидно, при взгляде в зеркало она видела монстра, которого все боятся, монстра, которому надлежит быть в заточении. И другие видели его тоже. Его жуткий лик отражался во взглядах, которые ловила на себе Аннабель, и ей самой хотелось скрыться, позорно бежать ото всех, забившись в самый дальний темный угол.
    По лицу девушки пробежала тень. Она подошла к столику, чтобы зажечь принесенные чародеем свечи. Комната наполнилась сладким благоуханием. От тянущегося белого дымка немного кружилась голова и путались мысли, и ее рука неуверенно замерла над чашкой: несколько капель снотворного сулили безмятежный сон без сновидений. Но что-то тревожное заворочалось в груди. Методы лечения, которые избирал чародей, порой были странными, пугающими. Аннабель не всегда могла понять, помогают ли эти ритуалы или делают только хуже. Тому злу, что таилось в ней, чародей определенно не нравился. В присутствии Джефферсона ее темная сторона то затихала почти полностью, и девушке казалось, пришло избавление, то ярилась и рвалась наружу, - тогда происходили плохие, очень-очень плохие вещи. Анна не всегда могла вспомнить, что именно. Но сейчас боязнь погрузиться в очередное сновидение, словно бы подсмотренное из чужой жизни и оттого чуждое, неприятное, оказалась сильнее опасений. Девушка разом выпила приготовленное лекарство и легла в постель. Ее лицо разгладилось, приняв безмятежное выражение, дыхание выровнялось, а напряженная складочка между бровей исчезла. Однако выражение покоя длилось недолго: не прошло и получаса, как несчастная заметалась на кровати. Веки с длинными ресницами задрожали, лицо исказилось в мучительном выражении. Анна глухо вскрикнула, словно видела ужасный кошмар, но спасительного пробуждения не произошло. Лекарство, предложенное чародеем, не позволило прервать пытку, продолжая удерживать ее во сне. Встревоженная Марша, сонная и простоволосая, прибежала на звук, схватила свою госпожу за плечи, умоляя проснуться:
- Леди Аннабель, Леди Аннабель, прошу! Все хорошо, проснитесь, это всего лишь дурной сон! - в ответ на очередной крик взмолилась женщина. Тщетные попытки разбудить не помогали, и служанка, метнувшись к столу и обратно, попыталась положить на лоб леди Хавелок смоченный в кувшине прохладной воды платок. Девушка на кровати изогнулась дугой, до побелевших костяшек сжимая пальцы рук. Ее следующий крик услышал весь дом, пока сорвавшийся голос не сменился хрипом.
- Вот так. Пожалуйста... госпожа. Ах! - Марша отшатнулась от неожиданности. Аннабель, только что метавшаяся в беспамятстве, резко села на кровати и посмотрела перед собой холодным колючим взглядом. Когда служанка попыталась дотронуться до нее, Анна вдруг наклонила голову и перевела немигающий взор на нее. Расширенные зрачки заняли всю радужку, делая ее похожей на демона. Влажная тряпица выпала из пальцев служанки, стоило той встретиться с этим чужим взглядом. Женщина пошатнулась, неловко взмахнув руками, и упала на кровать. От этого движения витой канделябр с тремя свечами соскользнул с тумбы, и ковер под ним затлел. Языки пламени стали быстро распространяться. Аннабель не пошевелилась, продолжая глядеть на стремительно бледнеющую женщину. Затем улыбнулась не своей улыбкой и медленно протянула к той руку.
- Анна! Немедленно прекрати. - обомлевшая от увиденного, баронесса Хавелок попыталась остановить дочь. Вид последней, когда та наклонилась над смертельно бледной служанкой, ее антрацитово-черные глаза, пламя, охватившее половину спальни привели баронессу в неописуемый ужас. Она попыталась немедленно схватить дочь за руки и вывести наружу, но, не успев сделать и три шага по направлению к ней, схватилась за горло. Легкие обожгло нехваткой воздуха, взор помутился, а тело охватила невиданная слабость. В попытке найти опору Беатрис прислонилась к резной опоре кровати, сейчас разделявшей ее и дочь. Заслезившиеся от дыма и слабости глаза встретились с черными, чей холод можно было сравнить с дыханием Смерти.
- Девочка моя... Ты ведь еще там, я знаю. Останови это. Только ты можешь все прекратить. - слабым голосом воззвала баронесса.
"Нет!!" - кричала Анна, но никто в комнате ее не слышал. Лишь боги видели, как отчаянно она сопротивлялась. До сих пор на лице девушки не отражалось ни единого признака внутренней борьбы, но сейчас при виде матери, слыша ее тихую мольбу, которая словно бы придала ей сил, девушка, наконец, смогла сбросить оковы. Бесстрастное выражение сменила буря эмоций. Неверие, боль, ужас от содеянного, сожаление - по щекам Аннабель побежали слезы. Она попятилась к выходу, в отчаянии зажимая голову руками.
- Простите... простите меня... Я не хотела!
Не в силах вынести мысль, что едва не стала причиной гибели самых дорогих ей людей, девушка сорвалась с места и бросилась прочь. Никто не остановил ее, а если и пытались, Анна попросту их не слышала. Она бежала, не разбирая дороги, спотыкаясь и падая, но не желая останавливаться. В одной лишь сорочке, не чувствуя холода и боли от врезающихся в непривычные нежные ступни корней и камешков. Потеряв счет времени. Когда силы иссякли, беглянка продолжала идти, так долго, пока не вышла к морскому берегу.
_____Сейчас_____
   Вдали показались огни селения. Ей было больше некуда идти. Девушка ненадолго остановилась, разглядывая покосившиеся домики и ряд лодок, вытащенных на каменистый берег, а затем, пошатываясь, направилась вдоль кромки пляжа. Ее сорочка являла собой жалкое зрелище: покрытая копотью, изорванная и перепачканная некогда красивая вещь теперь походила на робу блаженной. Ноги сбились в кровь, волосы разметались и спутались. Леди Хавелок едва ли была похожа на саму себя. Осунувшееся бледное лицо с выступившими скулами и покрасневшими от слез глазами дополняло изможденный образ. Только сейчас Анна почувствовала пробирающий до костей холод. У воды, где беспрепятственно гулял северный ветер, он был особенно ощутим. Продрогшая, девушка обняла себя руками в надежде хоть так согреться.
- Милостыню не подаем! - сурово бросили ей откуда-то со стороны. Девушка вздрогнула, не поднимая взгляда. Несколько дверей многозначительно закрылись при ее приближении. Эмоциональное и физическое истощение приглушило чувства, но самые простые инстинкты влекли к теплу и огню. Там, впереди, на небольшом пятаке расположилась шумная корчма. Те, кому не спалось вечером, коротали время за бутылкой и разговорами в веселом заведении. Однако голоса мгновенно поутихли, а взоры обратились к ней, когда Аннабель переступила порог. Ощутив всеобщее внимание, девушка почувствовала себя неуютно, но все же осторожно прошла дальше.
- Прошу вас... - тихо заговорила она, но была тут же прервана грубым окликом корчмаря, к которому и обращалась.
- Иди отсюда, бродяжка. Ничего у меня для тебя нет. Нет денег - нет выпивки. - грозно отрезал невысокий мужчина за стойкой, не дослушав робкую просьбу. Он неприязненно осмотрел странную гостью с ног до головы и безапелляционно кивнул в сторону двери, мол, "проваливай, чего встала?" Гостья вся сжалась при звуках его голоса и опустила голову еще ниже, не смея даже дышать, не то что произнести слово. Идя сюда, она едва ли успела обдумать свои действия, и уж меньше всего думала о необходимости иметь при себе такую немаловажную вещь, как пара монет. Едва ли леди хоть раз в жизни доводилось оплачивать что-либо самостоятельно.
- Да ладно тебе, Бертран, пусти девку погреться. Что ж ты, ирод, гонишь ее как собаку? Она вон едва на ногах стоит.
Не ожидавшая ничего подобного, Анна взвизгнула, когда ее вдруг резко дернули за руку и усадили за ближайший стол. Владелец корчмы осуждающе хмыкнул.
- На, выпей. - большая кружка, до половины наполненная темной жидкостью, звонко опустилась на стол перед ней. Внимание Аннабель переметнулось к человеку, который вступился за нее. Она бы затруднилась определить его возраст, но загорелое лицо и выцветшие от долгого пребывания на солнце волосы говорили о том, что он занимается обычным для этих мест рыбацким промыслом. Девушка беспокойно осмотрела длинный шрам, пересекающий половину лица этого человека и поспешно отвернулась. Было неловко вот так рассматривать незнакомца, хотя последнего ее внимание, казалось, нисколько не смутило. Моряк, слегка сощурив глаза, оценивающе осмотрел "бродяжку", затем вернул лицу прежнее дружелюбное выражение и вновь пододвинул к девушке брагу.
- Да пей, пей. Чего жмешься? Бледная как привидение, а опрокинешь кружку, глядишь, - и румянец появится, и повеселее станет. Верно я говорю? - мужчина отсалютовал соседям своей кружкой, расплескав брызги содержимого. Его поддержал гомон нестройных голосов. Набравшись решимости, Аннабель сомкнула пальцы на ручке и заставила себя сделать глоток. Не сказать, что напиток пах дурно, но он был непривычным. Однако, приободренная разливающимся по телу приятным теплом, она сделала еще несколько глотков.

+1

3

Последнее время у Джефферсона плотный график. Он мало отдыхает и слишком много работает. Это заметно сказывается  на его общем самочувствие, ведь он тратит свою энергию, а восстанавливает в два раза меньше. Люди как сговорились, каждый просит посетить их дом, уверяя, что им край как нужна его помощь. Но как часто они любят приукрашивать и выдумывать то, чего нет. Это порядком раздражает. Чертовски раздражает. Вот, например, неделю назад он ходил к юной девушке, которая, как уверяли ее родители, одержима демонами. Фантом, якобы, прикрепился на кладбище и теперь не дает ей покоя. Но дело в том, что никакого фантома не было обнаружено, таким образом дитя пыталась обратить на себя внимание, которого ей так не хватает от ее родителей.  Не верят. На повышенных тонах умоляют спасти девчонку от гибели, даже пару раз хотели припугнуть, позабыв о том, с кем имеют дело. Отчаянные люди сами не ведают, что творят и кому противостоят. Отказались от его услуг. Не заплатили. А все почему? Их теория оказалось неверной, во что они собственно не хотели верить никаким образом. И таких историй сплошь и рядом. Это отнимает время, нервы и силы. Грей не рыцарь в доспехах, который стремится спасти нуждающихся. О нет, он в какой-то степени все еще ненавидит людей. Они его раздражают, выводят. Это не иначе как злая усмешка судьбы. Ведь он никогда не стремился помогать людям, его отнюдь интересовали недобрые намеренья, а сила, которая была подарена ему по наследству. Ему хотелось раскрыть ее, попробовать все, на что он способен. Мужчина был не намерен тратить свою энергию на какую-либо ерунду, чтобы обманным путем получить пару золотых монет. Деньги в последнее время его мало интересовали, тем более что ему вполне хватало своего дохода на сегодняшний день. Все, что интересовало чародея - было недостигнутым, далеким, секретным и запрещенным. Да, это темная магия. Она манила его, давала надежду стать сильнее и могущественнее.

Грей и так периодически работал один, а теперь пытался делать это еще чаще, ведь порой помощница отвлекала и мешала ему сконцентрироваться. Это те самые случаи, когда речь заходила о далеко непустяковом деле. Он не любил, когда его перебивали и вставляли свою ненужную копейку между строк. С тех пор, как они стали работать с леди Аннебель, он дал себе обещания, что на подобные вызовы отныне будет приходить один. Она чертовски вмешивалась, выводя чародея. Да, он стал немного нервным и слегка грубым. Да что уж там, он всегда таким был, просто под маской добряка это было сложно разглядеть. Порой он задавался вопросами, зачем ему эта девчонка, для чего он ее подобрал. Но, так или иначе, позволял ей с ним жить. А сегодня просто отпустил ее на пару дней отдохнуть, чтобы самому перевести дух и побыть в полном одиночестве.

Когда он обошел все адресы на сегодня, то решил заглянуть в трактир, где он был званым гостем, так как  любил выпить дорогое пойло. В каком-то веке он мог побыть один и не чувствовать чье-либо присутствие. Да, именно в трактире его пытались меньше замечать и обращать на него внимание. Черт знает этих чародеев, что там у них на уме. Не так посмотрел и считай, оказался проклят. Местные обходили его столик и пытались держаться поодаль от него. А Грей? Что Грей? Он был только этому рад.

Джеф шел по берегу моря, вглядываясь куда-то вдаль. Ветер пронизывал до костей, хорошо  что, несмотря на жаркие дни, он все равно накинул сегодня свой плащ, он сейчас был как некстати. Войдя до боли в знакомый трактир, он сразу же направился к свободному столику. Мужчина не имел привычку разглядывать посетителей, ему было безразлично на жалких местных алкашей. Долго трактирщика ждать не пришлось, тот явился собственной персоной уже с заказом на подносе. Сам доставил и сам же составил компанию, чтобы почесать языком и подольше задержать гостья, ведь если останется, то наверняка закажет еще что-нибудь.

- Вновь тяжелый день, мистер Грей? – Мужчина средних лет стал вглядываться в лицо чародея. – А я всегда говорил, что у вас слишком сложная работа! Но это хорошо, что вы к нам заглянули! Сейчас расслабитесь, мы подыщем вам девчонку на ночь. Вы же останетесь у нас сегодня?

Джефферсон взял кружку и сделал первый глоток. Он поднял свой усталый взор на трактирщика и еще раз пригубил алкоголь, перед тем, как ответить ему.

- А разве у меня бывают легкие дни, Вильям? Работать с людьми –  это худшее явление из всех явлений, тебе ли об этом не знать. – Делает недолгую паузу. – Нет, я пас. Найди какого-нибудь местного алкаша и предложи ему. Я сыт по горло вниманием женщин. – Усмехается, отнекивается, когда тот начинает перечислять, из чего можно выбрать. – Я только что от одной взял отпуск, а ты мне другую подкинуть хочешь? Нет, благодарю тебя, конечно, за такую заботу, но даже ночь, в каком-то веке, хочу провести в полном… в полном одиночестве. Понимаешь меня?

Трактирщик хитро щурит глаза, наклоняясь чуть вперед, сбавляя тон голоса:

- Это ты зря, ведь сегодня у нас есть загадочная красотка! Ты только глянь за воооон тот столик! Нет, ну посмотри только на нее. – Уговаривает его, глядишь, сработает и оставит часть злотых момент в его трактире этой ночью. – Если не ты, то местные ребята воспользуются этим моментом! Вон, спаивают беглянку. Ах, как хороша.

Долго не оборачивается. К чему? Не настроен он сегодня проводить ночь с кем-либо. Устал. Хочет покоя. Да и ночевать не станет в трактире, лучше найдет более приличное место, заодно и прогуляется. Не стал бы смотреть. Не стал бы тратить свое время на разглядывания  девиц на ночь, но больно тот был упрям, не отстанет ведь. И как только Грей все-таки оборачивается, то резко ставит кружку на стол, разбрызгивая свежее пиво по столу.

- Прошу меня простить, Вильям. Ты прав, слишком хороша девица.

Легкость и расслабление рукой сняло, резко встает и направляется к столику, за которым сидела вся испачканная Аннабель и пила черти что, в компании с каким-то алкашом. Смотрит на этого мужика недобрым взглядом и тот сразу же освобождает свой столик, оставляя свою жертву одну. Джефферсон отодвигает кружку от девушки и присаживается рядом.

- Не самое подходящее место для ночных посиделок, леди Аннабель, да еще и в таком виде. – Он делает паузу, разглядывая ее сорочку, после чего приподнимается и снимает свой плащ, накидывая его на хрупкие плечи. – Укутайтесь. Вы слишком много ловите на себе взгляды. Затуманенный алкоголем разум может наделать много бед, миледи. Мужчины редко когда здраво мыслят под алкоголем. Да и вообще редко мыслят. – Он делает глубокий вдох, а затем медленный выдох. – Поведаете мне историю, как вы оказались здесь? Почему вы в не дома? Вы же знаете, миледи, что вам край как нежелательно пить алкоголь, тем более такой паленый, как этот, если только вы не решили покончить жить самоубийством вот таким нелепым способом.

Отредактировано Jefferson Grey (05.09.2020 17:56:06)

+2

4

В корчме было шумно и грязно. Служанки, уворачиваясь от хмельных притязаний посетителей, сноровисто перемещались между столов. Почти никто не обращал внимания на музыкантов, а звуки лютни напрочь перебивали разговоры на повышенных тонах, звон посуды и гам завязавшейся в углу потасовки, которую никто не спешил разнимать. Более того, могло показаться, что завсегдатаи считают это зрелище совершенно обыденным. Кое-кто даже делал ставки на победителя. В окружающем суетном веселье Анна ощутила себя потерянной. Совсем одна в незнакомом месте среди чужих людей девушка была как никогда одинока. Вместе с возможностью чувствовать тело постепенно вернулась и боль. Израненные ступни горели, саднили царапины на тонких лодыжках, невероятная усталость навалилась на плечи тяжелым грузом. Аннабель пыталась игнорировать эти сигналы. Глубоко внутри засело ощущение, что она все это заслужила. На вопрос собеседника, откуда здесь взялась "такая красотка", девушка невпопад поведала, что заблудилась в ночном лесу, очень испугалась и, когда вышла к селению, решила зайти сюда. Лгать у нее никогда не получалось, а признать правду было страшно даже перед собой, но мужчина не пытался уличить ее во лжи. Исцелять душевные раны алкоголем было вновинку для Аннабель. Говоря откровенно, она не планировала пить, а пришла сюда только лишь согреться. Но подбадривания с противоположной стороны стола подействовали, и беглянка маленькими глотками опустошила почти всю кружку терпкого напитка. Непривычная к крепкому алкоголю, она очень быстро ощутила головокружение и предательскую слабость, а мысли, до этого тяжелые и тревожные, стали путаться, теряя остроту. Приободренная эффектом, Анна вновь потянулась к кружке.
Через некоторое время она уже не казалась себе лишней в корчме. Девушке попросту стало безразлично все, что происходит за пределами ее личного пространства. Предметы вокруг начали странно двоиться, и она подняла ладошки с растопыренными пальцами на уровне лица. Пока леди пыталась посчитать пальцы, место собутыльника успело освободиться. Впрочем, его тут же заняла фигура в плаще. Безразлично скользнув рассеянным взглядом по незнакомцу, Аннабель бросила свое занятие и протянула руку к выпивке.
Не самое подходящее место для ночных посиделок, леди Аннабель, да еще и в таком виде. — поучительным тоном поведал на удивление знакомый голос. Мужчина отодвинул кружку прежде, чем тонкие пальцы беглянки успели сомкнуться на ней. Анна тоскливо проследила за траекторией движения выпивки и облизнула губы. Затем сглотнула и медленно подняла голову в попытке сфокусироваться на лице собеседника.  Когда зрение прояснилось, девушка прерывисто вздохнула. Приглушенные чувства всколыхнулись с новой силой. Да как он смеет после всего являться сюда и играть добряка, желающего помочь?!
- Вы! Вы! - она обличительно ткнула в сторону мужчины пальцем, - что вы здесь делаете? - громче, чем нужно, прозвучал вопрос. Было трудно совладать с эмоциями при виде Джефферсона. Такого спокойного после всего содеянного, что ей мгновенно захотелось расцарапать это невозмутимое лицо. В груди стало горячо. Аннабель порывисто вскочила из-за стола, готовая реализовать замысел, но не рассчитала эффекта. В глазах помутилось, отчего девушка, неловко пошатнувшись, осела обратно. На смену воинственному порыву пришло усталое безразличие. Действительно. Не все ли равно теперь... Почему она вообще поверила ему и рассказала о себе? Глупо было доверяться очередному проходимцу, которому только и нужны деньги ее семьи. Все, что случилось дальше, только ее вина.
- Отдайте, господин чародей. Это "лекарство", по крайней мере, имеет ощутимый эффект... в отличие от предложенного вами. - тихим и злым голосом заверила она. Но чародей проигнорировал просьбу, вместо этого заботливо прикрыл плечи девушки плащом, а затем вновь начал спрашивать. Настойчивость мужчины не вызвала ничего, кроме глухого раздражения. Леди Анна взмахнула рукой, пресекая расспросы. Слова ворочались на языке, неохотно выстраиваясь в связную речь:
- Нет, нет, милорд Джеф... Джрфе... Джерфессон! Я больше не нуждаюсь в ваших услугах ни сейчас, ни когда-либо в будущем. Вы, должно быть, преследуете меня. Иного объяснения нет, как вы обнаружились здесь, будто черт из табакерки. Впрочем, - совсем тихо промолвила девушка, - вы невольно дали хороший последний совет. Покончить жизнь самоубийством. - Анна эхом повторила слова чародея. "Тогда все прекратится." От этой новой мысли перехватило дыхание. Сознанием быстро овладевала мрачная решимость. Чем больше она думала о возможности прямо сейчас пойти и утопиться в море, тем спокойнее становилось у девушки на душе. Как ей раньше не пришло это в голову? Ведь больше ничего не остается... Анна давно устала тешить себя бесплодными надеждами на хороший исход. Возможно, случившееся стало последней каплей. Она почти с нетерпением взглянула на двери корчмы. Чародей продолжал говорить, однако девушка не стала дослушивать его, без сомнения, благоразумные доводы. Опираясь на столы и спинки стульев, чтобы не упасть, она зашагала к выходу с самым уверенным, насколько было возможно в ее состоянии, видом. С нездоровым энтузиазмом оттолкнула тяжелую дверь и направилась к пляжу. Ледяная волна лизнула ноги, отчего Анна поморщилась - соль разъедала раны, - но не остановилась. После нескольких шагов вода дошла до талии, а затем до груди. Было очень холодно. Почти сразу ноги онемели, и теперь едва передвигались под толщей воды, скользя на гладкой гальке. Девушка почувствовала, как намокает и тяжелеет плащ, который все еще покрывал ее плечи. В нем можно было запутаться и не выплыть. Однако станет ли самоубийца беспокоиться о таком? Аннабель набрала полные легкие воздуха, зажмурилась и погрузилась с головой.

+1

5

Счастья в глазах беглянки не было обнаружено.  Более того, она даже хотела замахнуться, чтобы что? Дать пощечине?  Так пусть попробует. Джеф даже не шелохнулся и не попытался ее остановить. Он просто наблюдал. Она была пьяна и еле удерживала на ногах. Возможно, именно поэтому так и не сделала того, что замышляла.  Вместо этого буйность сменилось на спокойствие. Девушка говорила отстранено. Даже слишком.

- Что я делаю здесь? Нужно полагать тоже, что и вы, миледи. – Спокойно заговорил Грей, словно между ними не было этого напряжения. - Я хотел отдохнуть после трудного дня. – Он не отрывал от нее глаз, изучая так же, как в первый день их знакомства. - Видимо не судьба. – Взгляд ненадолго был привлечен к трактирщику, который развесил уши. – Вы же понимаете, что как только отрезвеете, то все проблемы вернуться дважды. Не кажется ли вам, что ваш способ лечения является не компетентным? Может, стоит довериться мне? И наконец-то прислушиваться к моим советам?

Реакция не заставила долго ждать. Запиналась, но говорила с таким эмоциональным порывом, что все, кто находился рядом, заострили на них свое внимание. Джефферсон никогда не любил обсуждать личное в общественном месте. Да еще вот так громко и с такой ненавистью к нему. Нужно отметить, что она его тоже порядком раздражала, но он пытался это скрыть в себе, когда леди, в свою очередь, откровенно говорила о своем отношении к нему.

- Хочу, заметит, леди Аннабель, что нанимали меня не вы. – Голос стал немного нахальным. – И не вам решать отказываться от моих услуг или нет. – Она не слушала, даже придумала новый способ вылечиться от своих бед. – Отличный выбор, миледи. – Громко заявил мужчина, проводя ее взглядом. – Советую вам посильней укутаться в моем плаще, вода нынче холодная!

Дверь громко захлопнулась с тобой стороны, а чародей остался сидеть на своем месте. Да, это был бы самый лучший решаемый вопрос с этой неугомонной девчонкой. Он мог бы заплатить трактиру и никогда бы не узнал, что он был здесь. Нелепая случайность. Трагический и несчастный случай, без его участия. Идиллия. Джефферсон в серьез задумался над таким исходом, но его пробудил голос хозяина таверны, который опять подсел к нему с его недопитой кружкой пенного.

- Кажется, вы знакомы, мистер Грей. Верно? И что-то мне подсказывает, что она в вас не влюблена. Это даже мягко сказано. Может вам стоит выбрать другую особу? Нет? Неужели она вам так запала в душу? – Вглядывается в его темные глаза. – И что вы предпочтете делать? Продолжите сидеть и ждать? Или же пойдете спасать беднягу?

Чародей взял свою кружку и выпил ее залупам, после чего достал золотую монету и спросил у трактирщика: «орел или решка?». Тот порядком удивился, ведь сейчас решалась судьба девчонки таким необычным способом. «Конечно же, решка». Неужели он позволит ей утонуть, если сейчас выбранный вариант будет не на ее стороне? Как знать. Как знать. Монетка ненадолго зависает в воздухе и падает громким звоном на стол, мужчины опускают своз взор на решение судьбы: «решка».

- Ты только что спас человека, Вильям. Я ведь действительно усомнился в своем решении. – Усмехнулся. Ему было забавно наблюдать за реакцией знакомого. – Оставь монету себе. – Он встал и выпрямился. – И приготовь, пожалуйста, нам номер, желательно с сухой одеждой и горячим чаем. А сейчас позволь мне ненадолго ускользнуть.

Шел Грей не спеша, позволив леди Аннабель хорошенько наглотаться воды и промерзнуть до самых костей. Ну а что, пусть вкусит всю прелесть самоубийства, может, в следующий раз, она будет думать уже головой. Сняв на берегу рубашку, он зашел в воду по пояс и нырнул вглубь. Как часто люди тонут. Холодная вода множество раз забирала жизни, вызывая различные судороги по всему телу. В этот раз им повезло. Джефферсон быстро нашел свою спутницу и вынырнул уже вместе с ней, он подплыл к берегу и вытащил ее на сушу. Она не дышала. Тяжело вздохнув, поняв и приняв всю свою учесть, он стал оказывать ей первую медицинскую помощь «рот в рот». До тех пор, пока миледи не закашляла и не стала бурно на него реагировать. Мужчина ее не слушал. Он закинул девчонку на свое плечо и потащил ее обратно в таверну, позабыв о своей рубахе. Она могла бить кулаками его по спине, но это не помогло бы ей вырваться из цепких рук чародея. Зайдя в здание, он, как ни в чем не бывало, прошел мимо столиков и забрал ключ от их номера у трактирщика. Поднялся на второй этаж, открыл входную деверь, прошел внутрь и запер ее на ключ. Девушку он аккуратно положил на кровать, молчал, ничего не говорил. Лишь кинул ей полотенце и скромное платье, после чего отвернулся и натянул рубаху и штаны, которые приготовил ему Вильям. 

- Укутайся в одеяле. – Позабыв про вежливость и почтение, Джеф налил приготовленный чай в кружку и поднес миледи, поставив ее на тумбочку. – Я чертовски устал сегодня. И действительно хотел просто отдохнуть. В мои планы не входило кого-то спасать, а уж тем более за кем-то следить. – Говорил серьезно. – Если вас, леди Аннабель, не устраивает моя персона, то вы можете это обсудить с леди Беатрис. Как только она откажется от моих услуг, то больше вы меня не увидите. – Делает недолгую паузу. – Если, конечно, вновь не забредете в таверну на ночь глядя. – Садится в кресло напротив. – Я знаю, что вы думаете по поводу меня. Вы уверены, что мне нужны только деньги от вас и вашей семьи. Я даже знаю, почему вы пришли к такому вердикту. Не все так легко и просто, как вам кажется. В вас что-то есть, Аннабель. И то, что в вас находится, имеет огромную силу. Она неподвластна. Все, чтобы я не пытался сделать, она аннулирует. Я много читал. Очень много, с тех пор, как стал работать с вами. И ни в одной книге я не нашел то, что искал. Мне кажется, эта сила равна моей, а быть может, даже сильнее, чем есть у меня. Но я не думаю, что у вас нет шансов. Они есть всегда, только для этого нужно время.  Много времени. – Не дает ей вставить свое слово, заставляет себя слушать. – Я откажусь от оплаты. Впервые буду работать бесплатно. Это вас устроит? Никаких вознаграждений. Только при одном условии, если  вы больше не будите сопротивляться и будите выполнять все мои поручения.

Отредактировано Jefferson Grey (08.09.2020 22:26:20)

+1

6

Темные воды сомкнулись над головой девушки, отрезав ее от внешних звуков. В безвольном равнодушии она позволяла себе погружаться все дальше и дальше, влекомая вниз под тяжестью намокшей одежды и собственного тела. Но когда кислород в легких закончился, и самоубийца непроизвольно попыталась вздохнуть, ее обуяла паника. Было то чужой стальной волей к выживанию или собственным инстинктом самосохранения, Аннабель забарахталась в воде, отчаянно пытаясь выпутаться из плаща. Он сковывал движения, не позволяя выплыть наверх. Руки и ноги сводило от холода, но девушка тянулась вверх в самом простом и естественном стремлении жить. Возможно, сознание ее и жаждало смерти, но сейчас не оно управляло телом. Однако течение было буйным, в то время как силы девушки таяли с каждой минутой. Вскоре после непродолжительной борьбы она почувствовала, как холод отступает. Чувства физической оболочки притуплялись, картинка перед глазами угасала, сузившись до маленькой мутной точки. Сопротивление Аннабель постепенно сменилось безвольной покорностью судьбе. Девушке мнилось, как она парит в воздухе на чем-то невероятно мягком и приятном, как пуховая перина, далеко от тревожных невзгод и несчастий. Само ее тело казалось невесомее перышка, подхваченного легким бризом. Там было так тепло и спокойно... Именно в этот миг чья-то рука безжалостно выдернула ее из безмятежного состояния. Аннабель почувствовала тепло чужих губ, но уже в следующее мгновение вынуждена была согнуться пополам, выкашливая соленую морскую воду. Из глаз брызнули слезы, горло саднило. Легкие неимоверно жгло, а все тело сводило судорогой так, что смерть казалась легким избавлением. Больше всего на свете ей хотелось вернуться в то невесомое состояние, но суровая реальность диктовала другие условия.
- Как же я вас ненавижу... - севшим голосом, больше напоминавшем хриплый шепот, пожаловалась Анна. Как только взор прояснился, и черные пятна перестали скакать перед глазами, она узнала чародея. Девушке стало невероятно обидно, не говоря о том, что ее физическое состояние было плачевным. Она тяжело задышала, и наконец, разрыдалась, как маленькое дитя - громко и надрывно. Не сказать, что черное сердце Джефферсона Грея растаяло от этой сцены. Хуже того, мужчина, полностью игнорируя ее сопротивление, закинул всхлипывающую леди Аннабель на плечо и понес обратно в таверну. Под множеством заинтригованных взглядов девушка заметно смутилась и притихла. Сложившаяся ситуация была верхом неприличия! Еще сильнее она вспыхнула, когда Джефферсон, нисколько не стесняясь, решил переодеться в предоставленной им комнате. Аннабель скользнула взглядом по обнаженной мужской спине и поспешно отвернулась, чувствуя, как горят щеки. С трудом, ледяными непослушными пальцами развязала платье и переоделась, опасливо поглядывая на успевшего привести себя в порядок чародея. Последний тактично любовался узором облупившейся краски на стенах. Сменив одежду, девушка легла и натянула одеяло до самого подбородка: в таком виде ее и застал Грей, когда обернулся.
- Я не смогу вернуться домой после того, что сделала. Из-за вашего снадобья мои кошмары обрели воплощение, и в итоге вновь пострадали невинные люди. Как тогда в детстве... Тяжесть вины не искупить. Они не простят меня, теперь наверняка не простят. Так что же я должна была делать по-вашему? Этой силе все равно, кто перед ней. Мужчина, женщина или ребенок. Когда она проявляется, я чувствую ее равнодушие по отношению к чужой жизни. Для нее все - лишь прах под ногами... - леди Хавелок прикрыла глаза. Вид ее был подавленным, мысли о событиях в поместье причиняли боль. Вместе с ней приходил страх, что все может повториться. Сегодня. Завтра. В любой момент, когда рядом будут ни в чем не повинные люди.
- Вы невыносимы, милорд. Зачем только нужно было вытаскивать меня из воды. Что вы за волшебник такой, даже умереть спокойно не дадите... - пробормотала девушка, чувствуя накатывающую слабость. После перенесенной неудачной попытки самоубийства неумолимо клонило в сон. Не мешала даже неудобная жесткая кровать, совсем не такая, как дома. Согревшись, Аннабель уже не могла злиться или возмущаться. Она неохотно высвободила одну руку из тепла и протянула чародею для подтверждения сделки. - Ваши условия приняты, господин чародей. - потом, немного помедлив, скованно поинтересовалась: - Вы... кхм... будете спать здесь? Может я и не отличаюсь благоразумием, учитывая, в каких намерениях замечена сегодня... Но не до такой степени. - девушка одарила собеседника многозначительным взглядом. - Вовсе не хочу проснуться утром и обнаружить вас мертвым. Не боитесь?

+1

7

Джеф просто наблюдал. Наблюдал за состоянием девушки. Он ничего не делал, даже не пытался ее успокоить тогда, когда она горько плакала. Черство смотрел на ее слезы и просто предоставил возможность выговориться ей. У мужчины никогда не получалось успокоить дам, именно поэтому он даже перестал пытаться это делать. Лишние философские взгляды всегда только усугубляли ситуацию. Так зачем было наступать на одни и те же грабли. Да и люди, как правило, не хотят слышать чьи-либо советы, они просто хотят быть услышанными и выслушанными, чем собственно сейчас и занимался Грей. Да, он просто слушал. Просто слушал и наблюдал.

Ненавидит его всем своим сердцем. Уже несколько раз произнесла это после их первого знакомства. Что ж, ненавидеть тоже нужно уметь. Да и поговаривают мудрые люди, что от ненависти к любви один шаг, а значит не все так плохо. Просто еще не пришло время любить. Так ведь? Хотя с ее характером, быть может, любовь окажется еще ужасней, чем ненависть. Вот где он взвоет еще десяток раз. Но это будет потом… а сейчас… сейчас стоит по наслаждаться ее ненавистью к нему, ведь так открыто ненавидеть чародея не каждый осмелился бы. Да, именно этим она ему и понравилась. Что это? Смелость? Глупость? Отчаянность? Нет, она не показалось ему глупой ни на минуту. И этим тоже смогла привлечь к себе внимание.

- Не стоит винить себя за то, в чем вы бессильны, миледи. Не думаю, что ваши родственники отныне вас ненавидят. Вы ошибаетесь. Поверьте, я знаю о ненависти гораздо больше, чем знаете вы. Даже хотя бы взять вашу ненависть ко мне, то, что к вам испытывают ваши близкие – это совсем другое. Они бояться за вас, они взволнованы, они отчаянны… они просто не знают чем вам помочь. Да, не отрицаю, что в какой-то степени, возможно, они вас побаиваются. Но чтобы ненавидеть… нет, ни на одну секунду. – Делает недолгую паузу, но лишь для того, чтобы разглядеть в ее глазах душу. – Радуйтесь, что вы еще можете ненавидеть. Это хороший знак. Хотите узнать почему? – Не отводит взгляд. – Значит вы – это все еще вы. Бояться нужно тогда, когда ненависть утихнет. Именно тогда, скорее всего, мы обречены на провал. А сейчас у нас еще есть шансы. И я сделаю все, чтобы удвоить их. Просто, как я уже говорил, нам нужно как можно больше времени. Я должен знать все слабости того, кто сидит внутри вас. И как только мне удастся их найти – это будет первый шаг к победе.

Нет, он не планировал с ней говорить, оно само как-то вышло. Что это? Попытка успокоить? Подбодрить? Или же заставить доверять себе? Слишком скрытный человек, чтобы понять его намеренья.

Девушка протягивает тонкую ладонь для сделки. Казалось бы, простое рукопожатие, но именно после таких заявлений оно обретало смысл. Особый смысл. Ходят даже легенды, что, не сдержав своего слово, можно было понести особое наказание, ведь в такие моменты судьба играет по-крупному. И Джеффермон рискует. Да, он подходит, садится на край кровати и касается холодной ладони молодой девушки. Он крепко сжимает ее руку, а затем поворачивает к своему лицу ее тыльную сторону руку и целует ее.

- Вот и прекрасно, миледи. Считайте это как дать клятву кровью. Да, для чародея это равносильно. – Ослабляет схватку, позволяя девушки выдернуть свою руку, но первым не делает этого. – Что ж, миледи, с вашей стороны я слышу столько комплиментов, сколько не слышал до сегодняшнего дня. Вы смогли превзойти даже саму себя. Но да, вы правы, я люблю разочаровывать людей, особенно в тот момент, когда они пытаются покончить жизнь самоубийством. – Нахально улыбается.

Кажется, девушка взволнована тем, что мужчина не собирается покидать эту комнату. Хотя, взволнованно – это еще мягко сказано. Она буквально возмущена. Ну, ничего, привыкнет. Скоро они буду проводить еще больше времени. Тогда ей, хочет она этого или нет, придется перестать его стесняться. Да и чего он только не видел за свою жизнь, явно миледи не сможет его удивить. Хотя зарекаться все же не стоит. Эта девушка из других мастей.

- И что же вас возмущает? Я только что видел вас в мокрой, прилегающей сорочки, миледи. Даже слепой в этот момент прозрел бы, чтобы увидеть всю вашу красоту девичьего тела. – Улыбнулся. – Не сочтите меня за извращенца, но мне кажется, вам уже нечего стесняться. – Щурит глаза, когда слышит вопрос о страхе адресованный ему. – Нет, Анна, я не боюсь. Напротив, я хочу, увидится лицом к лицу с вашим противником. Мне кажется, она опасается меня… именно поэтому хотел предложить вам жить у меня. Не сочтите это за грубость, просто я подумал, коль вы не хотите возвращаться домой, то вы могли бы переехать ко мне. Так вы сможете обезопасить своих родственников. И именно так я быстрее  познакомлюсь с вашим внутреннем демоном, миледи. Прошу, подумайте хорошенько, прежде чем отвечать мне «нет». – Он указывает на кресло. – А ночевать я буду в нем…

Отредактировано Jefferson Grey (21.11.2020 19:59:50)

+2


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [04.06.1121] Between the devil and the deep blue sea


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно