02/05 Новый выпуск новостей! 30/04 Обновлен дизайн!
Best post by wilhelm forz
Таулер это, Таулер то. «Я обсужу это с леди Таулер». «У леди Таулер встреча с принцем». «Леди Таулер поручено…» Вильгельма начинало подташнивать от одного упоминания новой придворной чародейки. Для него Аннабель была приветом из прошлого, которое он изо всех сил пытался забыть. А тут вот как. Старик про него вспомнил. Старик решил организовать ему «достойную отставку». Надо ли говорить, что подобное положение дел до возмутительного не устраивало Форца? Все мелкие и неважные поручения были переданы Таулер, а все важные и срочные Вильгельм, как и полагается человеку дальновидному, уже разрешил. Король почти отмахнулся от него, когда Вильгельм заговорил о небольшой поездке, и эта отмашка почти вывела его из себя, едва не продемонстрировав всю силу своей ненависти к монаршему идиоту. читать далее...
администрация:
AylaThijmenRekhema

SARGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [12.01.922] Kingdom Fall


[12.01.922] Kingdom Fall

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Kingdom Fall
https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/53/843080.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/53/228635.gif

благодарю, Айла
12.01.922, Валерион, дом Эола и Аннаэль
Annael || Eol
Почему ты никогда не слушаешь меня? Я устала. Я не люблю тебя.
Почему ты такой настойчивый? Эол… Муж, который взял меня хитростью. Но я не стану тебе принадлежать. Н и к о г д а.

Отредактировано Annael (22.06.2020 23:09:34)

+1

2

[indent] Вот уже две недели прошло после свадьбы брата Аэльдарона и эльфийки по имени Аннаэль, а она все никак не могла привыкнуть к своему новому статусу и к тому, что пришлось оставить мать. С детства ее обучали быть независимой, воительницей по крови и от рождения, поэтому представить себя за_мужем она не могла. Тем более, когда речь шла о таком, как Эол. Если не он, так его семья приложила руку к тому, чтобы семья Аннаэль потеряла свой статус, положенный им по праву рождения и оказалась в опале у короля эльфов из Валериона. Тихой жизнь уже не могла быть, она это осознавала… Скорбь по ушедшему в царство Великой Богини отцу все еще сьедала ее сердце, а Эол оказался на удивление спокойным. Казалось, что после того, как он отвел свою суженую к Сердечному Дереву в роще Валериона его пыл улетучился. А вот Аннаэль, как ни странно, воспылала. Вопреки всему и всем уговорам смириться и полюбить своего супруга она, наоборот, превратилась в ледяной шип, обратилась к нему и проткнула свое сердце. Дважды тем самым запечатав.
[indent] Аннаэль практически не покидала их с мужем покои. Изредка она меняла свое место расположения в комнате, из излюбленных оставаясь дольше остальных возле: резного, красивого кресла, окна с видом на предрассветное солнышко и массивные деревья, книжного шкафа – в книгах она находила больше утешения, чем в прогулках, от которых сейчас и вовсе отказалась, желая показать всем вокруг, как сильно она недовольна этим браком, заключенным между ней и Эолом так скоро и с позволения сказать, нагло. Ведь Эол не постыдился попросить ее руки, пока мать эльфийской красавицы была в затруднительном положении: после смерти единственного кормильца, матушка Аннаэль старалась уследить за всем сама, без посторонней помощи. Совладать с хозяйством, истреблением монстров, мешавших жить ее братьям и сестрам, а также воспитать достойно своих детей.
[indent] Приближавшиеся по коридору шаги возвестили ее о том, что Эол в очередной раз возвращается домой. В их «уютное» и «семейное» гнёздышко, полное «совета» и «любви». Многие уже интересовались у молодого наследника королевской династии, а не ждать ли им в скорости наследников, ведь жена ему досталась в действительности потрясающе очаровательная. Как он отвечал Аннаэль не знала, но не могла себе представить такой день, когда смогла бы возлечь с эльфом подобным ему, а тем более понести детей.
[indent] Тяжелая кленовая дверь отворилась и в комнату вошел он. Алый плащ из бархата был немного длиннее, чем у остальных. Эол был грациознее многих носящих плащи. Аннаэль не могла не отметить про себя, что он все-таки был немного привлекательным, особенно после того, как перестал носиться по деревьям с луком и стрелами, словно неотесанная обезьяна в поисках приключений. Он жаждал славы, жаждал почестей в тот день, когда впервые попросил ее руки, и она отказала ему, не представляя себе рядом с собой мужа, который бы очертя голову бросался бы в каждую авантюру. А ведь до свадьбы Эол был именно таким.
[indent] — Добрый вечер, — Аннаэль произнесла это с таким нажимом, что доброго от вечера не оставалось ровным счетом ничего. — Дражайший супруг.
[indent] Он словно бы был ей ненавистен, хотя и не совсем, чтобы вести себя подобным образом. Довольно сложно было описать ее чувства в этот момент… Скорее, было понятно лишь то, что Аннаэль уже на тот момент боролась с зарождающейся влюбленность по отношению к Эолу, но смятение, горечь потери отца, собственный страх быть с кем-то так близко, как с отцом, а потом потерять его… Сводил с ума. Аннаэль просто не могла себе позволить, чтобы ее кто-то еще также сильно ранил. Только не он. Не Эол.
[indent] Поэтому она одаривает его лишь тенью своего ледяного, практически отсутствующего взгляда и отворачивается к окну. Сейчас она стояла рядом с ним, перебирая пальчиками шероховатую поверхность подоконника. На краю лежала книга об искусстве медицины эльфов, которую сравнивали лишь с настоящей, изначальной магией. Аннаэль старалась приносить пользу своим даром окружающим, но понимала, что таким темпом надолго ее не хватит. Почему-то… в последнее время она все чаще и чаще обращалась к траволечению. К тому же эльфы преуспели и в этом куда больше людей и могли самостоятельно написать несколько, пару-тройку книг.
[indent] Эльфийка делает вид, что содержимое книги ее захватило и надеется, что Эол не будет пытаться вновь заслужить ее внимание. Нет, не сегодня. Она не готова ему противостоять именно сегодня. Шип в ее сердце дал небольшую трещину, он таял…

+1

3

День проходил как и многие другие до него после возвращения с войны. Эол был вынужден наряжаться, ходить на советы, выслушивать бесконечные препирательства эльфов друг с другом касательно дальнейшего курса. Да и не только выслушивать - пока что ему удавалось успокаивать собратьев, которые с каждым днем становились все менее терпеливыми и все больше сомневались в том, что земли, обещанные им по договору, действительно будут возвращены.
Он не обманывал себя - хоть пока ему и удавалось перевести их разговоры в более мирное русло, но когда они решат заняться этим вопросом всерьез, Эола никто не будет слушать, а там - как знать - может и устроят ему пожизненное изгнание за такие слова, которого он не мог допустить. Ведь теперь пострадает не только он.
К счастью, очередной совет был окончен, хотя и затянулся аж до вечера, и Эол мог вздохнуть спокойно и возвращаться в свои покои. Хотя, сейчас как раз и начнется самое тяжелое его сражение.

Ну, я не могу ее винить, все, что могло пойти не так - пошло не так…

Сначала родственники Эола лишили Аннаэль отца, потом он сам совершил, возможно, глупейший поступок в своей жизни, ввалившись к ней в покои, как к себе домой и самодовольно объявив, что она будет его женой. После войны он, конечно, стыдился этого, однако осознавал, что Аннаэль действительно является для него той самой, единственной. И снова ошибка - он обратился за помощью к своей могущественной родне. Он даже не догадывался, что они не будут тратить на это много времени - что тут скажешь, еще был слишком молод и наивен - а просто сделают ей предложение, от которого она не сможет отказаться. И теперь…

Я совершил столько ошибок - пришло время расплачиваться.

Каждый шаг по длинному, иногда казалось, что и вовсе бесконечному коридору, давался ему с трудом. Он получил немало ранений на войне, но ни одно из них не болело так, как болело сердце при ее холодных словах. Каждая фраза, слетавшая с ее губ для него, была переполнена тихим гневом, из-за чего каждый раз ему казалось, что в его сердце вонзали нож и медленно прокручивали. Но при этом, порой он ловил себя на мысли, что сама возможность с ней разговаривать, пусть и так, каким-то образом умиротворяла и согревала его.
Остановившись перед дверью буквально на секунду, он вздохнул и открыл ее, войдя в их покои. Ее приветствие, как и всегда, было холоднее льда, хотя он не отчаивался - она вполне могла бы игнорировать его существование, вместо этого поддерживает с ним общение. Хоть какое-то.

   - Здравствуй, Аннаэль, - его голос был спокоен, однако порой по тембру можно было заметить, как он нервничает, как влюбленный мальчишка, каким он, по сути, и являлся. Прикрыв за собой дверь, Эол стянул свой плащ и повесил его возле двери, после чего окинул взглядом комнату, и тогда его взгляд остановился на книгах, лежащих подле нее, - Хм… - подойдя немного ближе, он медленно взял одну книгу и оглядел ее, - Снова знахарство? Тебе и вправду хочется научиться спасать жизни любыми методами, не так ли?

Положив книгу на место, он подошел ближе к супруге и встал перед ней на колено, утопая в ее глазах. Он не сразу смог заставить продолжить говорить - казалось, что он любовался ей вечность.

   - Расскажи же мне, чего еще ты желаешь? - Эол было начал двигать свою руку к ее, но в тот же миг одернул себя, - Может, выйдешь хотя бы в сад? - Эол легко улыбнулся, когда продолжил говорить, - Сейчас, вечером, там особенно прекрасно. Я уверен, ты будешь довольна - пение птиц, шелест листьев, что появляется при каждом, даже слабейшем, дуновении ветерка - Эол кивнул в сторону книг, - А уж читать на свежем воздухе - одно удовольствие, ты же и сама это знаешь, верно?

Все это время эльф наблюдал за ее лицом, запоминал каждую черту, вглядывался в эти холодные глаза, в которых, однако, порой как будто появлялось нечто другое, более теплое… смотрел и на губы, которые очень хотел поцеловать, но не смел принуждать ее к этому.
Он понимал, что заслужил ненависть, которая хранилась в ней из-за его семьи, да и из-за его самого. Но ненависть - не равнодушие, и она давала ему надежду, из-за которой он не сдался, из-за которой решил, что, чего бы ему это ни стоило, он осчастливит ее и заставит увидеть ту, яркую жизнь, которой она лишилась еще в раннем детстве.

Все, чего я хочу - чтобы ты открылась мне и увидела, что я уже не тот эльф, которого ты возненавидела, и что я - не мои родственники, которые берут все, что пожелают, силой, не признавая отказов и насмехаясь на сопротивлением. Я не такой. И я докажу тебе это..

Отредактировано Eöl (28.06.2020 19:42:23)

+1

4

[indent] Когда Эол заговорил с ней, у эльфийки возникло яростное желание отвернуться от него. Сделать вид, что он обращается не к ней. Но всякий раз, обуреваемая подобными чувствами она останавливала себя: её воспитали совсем иначе, честь и достоинство её семьи не должны были пострадать из-за гордости Аннаэль, которая была уязвлена. Свадьба и правда была очень скорой. Аннаэль не предоставляли ни шанса подумать, ни возможности отказать. Таким как правитель Валериона вообще не принято отказывать в просьбах. Даже если они призваны связать тебя по рукам и ногам. И она четко понимала, что каждое сказанное ею слово будет влиять не только на неё, а потому, будучи неуверенной в том, что сможет вести себя достойно на людях, избрала для себя добровольное заточение в покоях.
[indent] Эльф берет в руки книгу, лежавшую на подоконнике и Аннаэль реагирует на это непроизвольным всплеском водяной магии. Точнее, ледяной. Как производное от воды она, пропускает этот холодок по пальцам и иней покрывает подоконник, обложку книги, а затем и пальцы Эола, обжигая их осколками льда. Он говорит что-то, но Аннаэль его уже не слушает. Слышит, но не хочет вникать в смысл сказанных им слов. Уже поворачивается, чтобы уйти в другую сторону, но Эол внезапно опускается на колено и начинает рассказывать ей о прелестях, ожидающих её за дверью этой комнаты. Призывает прервать свое заточение и покинуть эту прекрасную тюрьму, но Аннаэль даже не ведёт и пальцем, чтобы внять его просьбам.
[indent] Хочет ли она стать лекарем? Сам факт того, что Эол спрашивал ее об этом, заставлял эльфийку испытывать к благородному посылу ее намерений отвращение. Но она не отреагировала даже на это. Лишь уловила малейшее, едва заметное движение в виде попытки взять ее за руку и… это было последней каплей, переполнившей чашу терпения эльфийки. Она развернулась спиной к Эолу, коснулась ладонью арки над окном, возле которого они стояли и медленно, не отрывая руку от стены, пошла по комнате. Коснулась прикроватной тумбы, кровати, комода, ещё одной тумбы и двери, которую Эол за собой закрыл, затем коснулась книжного шкафа с открытыми полками, полными увесистых и явно бесценных для людей и эльфов книг, маленького дерева, что росло в комнате и олицетворяло, по всей видимости, семейный очаг и плодовитость рода к которому принадлежал супруг Аннаэль. Из тех мест, где она прикасалась по стене полз морозный узор от пола до потолка, покрывая каждый миллиметр этих покоев. Ледяным сном уснуло пламя в очаге, тяжёлые портьеры, обрамлявшие роскошное ложе молодых супругов, застыли словно превратившись в камень. Эльфийка закончила свой путь там, откуда начала его, и только после того, как последний миллиметр потолка и пола был покрыт ледяными шипами, обернулась к мужу, глядя ему в глаза. В комнате стало вдруг так холодно, что воздух, которым они с Эолом дышали, превращался в пар. Волосы у Аннаэль из светло-русых превратились в пепельно-белые, словно сама она превратилась в льдинку, которые творила, подписывая свою магию всеми своими эмоциями горя и печали.
[indent] Аннаэль наклоняется, чтобы взять Эола за руку и потянуть на себя, чтобы он поднялся на ноги. Вместе с тем от ее прикосновения он должен был почувствовать настоящий холод, ужасающий, словно бы сама она была уже давным-давно мертва. Словно бы сейчас рядом с эльфом была никто другой, а… покойница. И дождавшись, когда он выпрямится перед ней – высокий и статный, красивый, пожалуй, даже слишком, чтобы оставаться равнодушной полностью, переплетает замком пальцы его и ее рук. Так, чтобы этот холод обжигал его; сжимает руками его руки, чтобы не убрал свои ладони, чтобы ощутил этот мерзкий холод, пробирающийся под кожу… И шепчет ему прямо в губы после всего этого, едва не касаясь их:
[indent] — Я желаю, чтобы ты почувствовал этот холод… — Аннаэль не может себя больше сдерживать. Разрываемая противоречиями, горечью утраты, разочарованием, гневом. Эмоций так много, что ее, такую хрупкую, буквально измельчает от этого. На те самые льдинки. Именно поэтому их так много, поэтому так красиво стекает слеза по ее щеке и превращается почти в мгновение ока в ледяную капельку, отражающую в себе лучи закатного солнца. Она прикасается своими губами к губам эльфа и… тотчас с них срывается очередной холод, осыпаясь на губах Эола ледяными песчинками. Это вовсе не поцелуй, скорее просто касание. И оставляя ему этот след на губах, она отстраняется, отпускает его ладони и отходит на несколько шагов – к шкафу с книгами, чтобы затем тихо добавить: — Этот холод поселил во мне ты.

+1

5

Когда Аннаэль взяла его за руку, Эола будто током ударило. Это было прикосновение, которого он страстно желал, но которое оказалось совершенно не таким, как он представлял. Как и все, находящееся в их покоях в данный момент. Книги, стол, даже деревце, что росло тут - все было покрыто обжигающим холодом.
Когда же супруга переплела свои пальцы с его, его рука начала стремительно неметь, терять чувствительность, а когда же Аннаэль приблизилась к нему, Эол только и мог, что затаить дыхание и внимательно слушать ее, наблюдать за ней, запоминать этот момент и вырезать его в своем сердце.
Однако, подобный момент близости долго не продлился, и уже вскоре она отошла от него к шкафу с книгами, в которых обычно и находила утешение в последнее время. Все, что смог - это протянуть свою руку вслед, желая снова прикоснуться к ней, не взирая на последствия. Чувствительность рук, которые только что побывали в ледяном аду, еще не вернулась полностью, однако он осознал, что готов с этим мириться, лишь бы снова ощутить этот контакт.

- Этот холод во мне поселил во мне ты.

Эти слова стали последней каплей. Не обращая внимания на происходящее вокруг, на, вероятно, испорченные книги, на небольшие шипы, растущие сейчас по всей комнате, на царапины, которые, кажется, он получил в какой-то неведомый ему момент времени, Эол просто решительно подошел к Аннаэль и обнял её.
Вот теперь он действительно понимал, что означает фраза “обжигающий холод”, однако в ответ на такой дискомфорт, он лишь крепче прижимал  ее к себе, чувствуя, как его бросает то в жар, то в холод. Эльф давно желал обнять супругу, прижать к себе, провести пальцами по ее волосам. Что ж, он ни в чем себе не отказывал. Он понимал, что вскоре ему определенно понадобится лекарь, ведь от холода тяжело даже вдохнуть, но он даже не дернулся.

- Что, ж, моя возлюбленная супруга… - медленно проведя рукой по голове, наслаждаясь мягкостью и бархатом ее волос, подал он наконец голос, слегка хриплый, переполненный нежностью, - значит, мне тебя и согревать. Потерпи, - своим голосом он практически никак не выдавал, что он сейчас ощущает, что холод чуть ли не уничтожает его, он лишь передавал свои чувства к ней - скоро тебе станет теплее.

Вскоре после этих слов он взглянул ей в глаза и медленно, кончиком губ, прикоснулся к ее лбу.
Это конечно же была не совсем та близость, на которую он рассчитывал, но уже больше, чем он мог ожидать, увидев ее на свадьбе. В тот день лицо его супруги, как будто, было спокойно, но она была так напряжена... он был готов поклясться, что она готова накинуться на него и предать Эола там же, на месте. Остановил ее лишь страх за семью перед его родственниками.

И именно это я и хочу исправить - когда чего-то желаешь, скажи мне, и я исполню все, что в моих силах. Когда говоришь со мной - говори, как сама с собой, а не как с моими родными…

- Когда смотришь на меня - думай только о нас, не о них… прошу… - Эол даже не заметил, в какой момент времени начал говорить вслух. Он лишь продолжал наслаждаться этими прикосновениями, которых желал уже давно. Все, чем он показывал свой дискомфорт - крепко сжал зубы, чего она не должна была видеть. Эльф не позволял себе даже дрожи, она должна была верить, что его тепла хватит на них обоих.

Взяв в руки ее лицо, Эол посмотрел ей в глаза. К сожалению, он уже мало что чувствовал, однако, все при всем этом что-то согревало его, позволяло терпеть эту боль, которую он ощущал в данный момент.

- Послушай, Аннаэль... - легко проведя по щеке своей ладонью, он нежно взглянул на нее, - когда холодно тебе - холодно и мне. Я не могу заставить тебя любить меня - да и не собираюсь заставлять, - Эол медленно перевел руки с лица на плечи, приблизившись к ней настолько, что своим носом соприкоснулся с ее, - Но я не оставлю тебя. Я заслужу твои чувства, - Эльф уже перешел на шепот, - Я обещаю.

После этого он отпустил ее и, медленно отойдя, присел на недалеко стоящий стул, не отрывая взгляд от своей супруги. Неизвестно, сколько он так просидел - эльф не следил за временем, а лишь неотрывно смотрел на Аннаэль.

- А сейчас я все же хотел бы, чтобы ты вышла в сад, - Эол слегка улыбнулся, - это затворничество никому не поможет, разве нет? Вдохни свежего воздуха, моя возлюбленная супруга.

Встав со стула, он подал ей руку в ожидании и надежде, что Аннаэль примет ее и наконец даст себе немного свободы. Это все, что имеет значение в данный момент.

+1

6

Чего уж точно никак не могла ожидать Аннаэль, так это объятий от своего супруга. Он испытывал к ней довольно сильные чувства, она это знала с первой их встречи, но всё-таки не позволяла ему их проявлять. Это было лишним - так считала эльфийская красавица; высокие эльфы, к которым она принадлежала по крови, но не по титулу, были мало эмоциональны от природы. Простому обывателю иногда казалось, что красота их затмевает разум настолько, что невозможно прочитать проявляемых эльфами эмоций. Такие как Аннаэль вовсе не были редкостью в плане привлекательности, они - эльфы - в принципе обладали очарованием, снихошедшим на их головы прямиком из рук создательницы. Кто-то использовал это свое качество в корыстных целях, а кто-то, как Аннаэль, наоборот, старался спрятать подальше это очарование. Да вот от Эола, увы, не смогла.
Его руки сомкнулись в кольцо вокруг тонкого тела эльфийки. Первой эмоцией для нее было - оттолкнуть, бороться, ведь он вмешался в ее личное пространство. Настолько личное, что Аннаэль даже на секунду-другую перестала дышать. Она слышала, как бьётся в горле ее сердце, будто оно после такого поступка Эола пытается покинуть свою телесную клетку и отправиться куда-нибудь подальше отсюда. Затем Аннаэль изо всех сил сжала руки в кулаки. Нет, не для того, чтобы бить Эола, а для того, чтобы ещё сильнее обжечь его морозом… Но у нее не вышло и это: на кончиках пальцев образовались тоненькие кристаллики льда, но более ничего. А этого было недостаточно, чтобы хотя бы как-то ранить эльфа.
Он просит ее не говорить и не думать о том, кто был виновен в положении ее семьеэи, в котором она оказалась. Но эльфийка не может - она понимает слишком хорошо, через что пришлось ей пройти, чтобы стать хотя бы немного ближе к тому постулату, который исповедовал ее папенька. Теперь они были разлучены навсегда. Он был мертв, а она была выдана замуж за человека, который не обращал внимания на ее чувства. Ему было плевать, какой ураган эмоций испытывает Аннаэль. Он будто бы просто купил ее на базаре в каком-то дешёвом человеческом городе за медный грош. А теперь хотел, чтобы она, считая его своим тюремщиком, полюбила клетку и надзирателя.
От мысли об этом Аннаэль обжигает Эола холодом в тех местах, где он прикасался к ней. Гнев и негодование выходит наружу ее врождённой магией, а потом внезапно эмоции исчезают, словно их никогда не было. Эльфийка лишь молча и отстраненно наблюдает за тем, как Эол вначале отступает, садясь в кресло, а затем предлагает ей руку, приглашая прогуляться. Ей не хочется отвечать, но после всего того, что произошло между ними этим вечером, Аннаэль ощущает себя более спокойной. Свободной от тех эмоций, которые пленили ее когда-то.
Несколько минут замешательства и раздумий, а потом Аннаэль всё-таки протягивает супругу свою ладонь. Пусть это будет авансом. Сегодня он заслужил ее расположение тем, что не испугался ее ледяного гнева.

+2


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [12.01.922] Kingdom Fall


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно