02/05 Новый выпуск новостей! 30/04 Обновлен дизайн!
Best post by wilhelm forz
Таулер это, Таулер то. «Я обсужу это с леди Таулер». «У леди Таулер встреча с принцем». «Леди Таулер поручено…» Вильгельма начинало подташнивать от одного упоминания новой придворной чародейки. Для него Аннабель была приветом из прошлого, которое он изо всех сил пытался забыть. А тут вот как. Старик про него вспомнил. Старик решил организовать ему «достойную отставку». Надо ли говорить, что подобное положение дел до возмутительного не устраивало Форца? Все мелкие и неважные поручения были переданы Таулер, а все важные и срочные Вильгельм, как и полагается человеку дальновидному, уже разрешил. Король почти отмахнулся от него, когда Вильгельм заговорил о небольшой поездке, и эта отмашка почти вывела его из себя, едва не продемонстрировав всю силу своей ненависти к монаршему идиоту. читать далее...
администрация:
AylaThijmenRekhema

SARGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [02.03.1121] into you


[02.03.1121] into you

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

into you
https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/537654.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/516375.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/170927.gif
02/03/1121, солнечное весеннее утро, окрестности Аскерта, торговый тракт
Ayla de Montfront || Medivh
Официальные дни заключения принцессы Айлы при дворе короля Ричарда V подошли к концу. Она и ее верные поданные отправляются домой.

0

2

[indent] Лошадь стояла неподвижно, порой недовольно фырча, кажется, животное не хотело уезжать из этого прекрасного города, к которому привыкла за несколько месяцев. Медив тоже привык, но не был так привязан к земле, за многие десятилетия он выработал в себе подобную хладнокровность, и теперь все города и селения для него были одинаковы, как и люди в них. Сложно сказать, почему чародей решил последовать за принцессой, которая была вынуждена вернуться обратно в Ригель. С одной стороны, там находилась часть так называемой семьи, а с другой – немало врагов. Но Айла обещала, что в Ригеле он будет под защитой, по крайне мере от официальных лиц при дворе короля, но Медив понимал, что придется также отбиваться самому. И использовать другую личину также не получится – он раскрыл себя принцессе, она доверилась ему и теперь предложила весьма высокий пост. Чародей был согласен на него, но настаивал на как можно большей автономии от королевского двора, в особенности, от придворной чародейки. Не хотелось пугать девушку раньше времени, но чем многолюднее будет в момент их с Рехемой встречи, тем лучше и спокойней будет окружающим.
[indent] Перекинув через седло небольшую походную сумку, в которой также лежали самые ценные книги и записи, Медив запер место, которое когда-то было ему пристанищем, и отправился в сторону торгового тракта, по которому день назад отправилась принцесса со своей свитой. Медив всегда путешествовал быстро, восстанавливая силы лошади при помощи магии, но теперь он должен был явиться вместе с Айлой, а не по-отдельности, к тому же, его остальные вещи прибудут в замок не скоро, и поэтому торопиться не стоило. Нагнать столь огромную процессию у него получилось за полтора дня, на удивление они двигались куда быстрее, чем предполагал Медив, похоже, принцесса находилась в дурном настроении, что подтверждал недавно подаренный ей кулон, и желала как можно быстрее убраться с этих мест. Ее желание понятно и разумно.
[indent] Предъявив дорожную грамоту одному из стражников, где красовалась подпись принцессы, чародея неохотно пускают в строй, и Медив, чуть пришпорив лошадь ногами, двинулся вперед, ища девушку. Принцесса была обнаружена в начале процессии верхом на белом коне. Одежда на ней была проста, но явно дорогой, а каких-либо королевских регалий и вовсе не было. Более того, она уверенно держалась в мужском седле. Сбавив темп, чародей пропускает вперед одного из вельмож, который поравнялся с принцессой и принялся о чем-то шепотом говорить, лишь один раз посмотрев в сторону Медива, который расслабился и осматривался по сторонам, будто бы знакомясь с людьми, находящимися в процессии. Поэтому чародей и не любил все эти официальные приемы и формальности, которые они вынуждены соблюдать. Теперь у Медива точно не получится незаметно подкрасться, чтобы поговорить с принцессой наедине. К тому же, некоторые присутствующие вельможи явно знали Медива, и если не лично, то точно слышали о его «похождениях», считая не самым удачным решением Ее Высочества сделать чернокнижника личным советником, а ведь Медив давал ей возможность подумать, расспросить окружающих, и все же Айла осталась при собственном мнении.
[indent] - Ваше Высочество. – Медиву надоело ждать, пока его появление представят официально, но не посмел пока что выходить на один уровень с девушкой, продолжая двигаться следом за ней, чуть в стороне. К слову, голову он все также не склонял, как того требовал этикет. Это вызвало явное отторжение со стороны дворянина, который оглядел Медива с ног до головы, но шептать перестал, говоря уже во весь голос.
[indent] - При всем уважении, миледи, послушали бы Вы моего совета. – В голосе старца слышится явное недовольство, но Медив не обращает внимание ни на него, ни на его слова, смотря вперед перед собой. Если уж при той встречи в лесу принцесса пренебрегла мнением куда более опытного чародея, то что говорить о других окружающих ее людей? Мужчина же разворачивает лошадь и отправляется в конец, а Медив осторожно занимает его место.
[indent] - У Вас весьма мудрые советники, - подмечает чародей, взглянув на свою подопечную, и слегка улыбается. Он же предупреждал, что ее желание точно не будет встречно овациями и одобрительными возгласами. – Мне кажется, или Вы это сделали им назло? – Медива преследовало странное чувство, будто его использовали, и чародею уж больно любопытно было узнать, так ли это.

0

3

[indent] Айла не любила путешествовать в экипажах, смотря в лицо своей фрейлины, которая умудрилась предать, не моргнув и глазом. Осадок после ее поступка все ещё не прошел, и Айла избегала неловких разговоров, а потому приняла решение ехать в Ригель верхом. Дорога не должна была занять больше двух недель, потому такое путешествие и страшило принцессу, а скорее, наоборот. В любой момент можно было пришпорить лошадь и немного оторваться от процессии, или же наоборот, задержаться, пропуская их вперёд. А дело все было в том, что Айла же Монфор любила верховую езду, но не получала для занятия ею достаточно времени. Приходилось изыскивать самые разные варианты которые, кстати, почти никогда не выделяли достаточное количество времени.
[indent] Они выехали из Аскерта с рассветом. Принцесса в последний раз окинула взглядом серые каменные стены ее «клетки» и с удовольствием отправила лошадь в бодрый шаг. Утро было поистине волшебное – сама природа восторгалась тем, что заключение принцессы в этом союзе который так и не состоялся, закончен. Яркое солнышко обогревали путников, но даже не это радовало их, а отсутствие надзора с вражеской стороны. Люди Ричарда стали далеки и больше никто не следил за ними двадцать четыре часа к ряду, можно было не выбирать выражения при общении друг с другом и не бояться, что тебе воткнут нож в спину.
[indent] Айла верхом на своей белой кобылке Яске была во главе колонны.  Они уже выехали на торговый тракт из Антареса и, принцессой было принято решение сбавить темп. Они и без того довольно быстро могли добраться до очередного источника силы, а потому девушка не видела смысла загонять лошадей. Погони за ними не было, её люди, наконец, наслаждались – многие из них были несведущи в королевских делах и ко двору Ричарда прибыли лишь для того, чтобы защищать свою принцессу. Те же немногие, кто имел представление о дворцовых интригах и играх королевских советников также вздохнули более свободно: всем прекрасно было известно, что принцесса не особенно жаловала все эти подковерные игры, проще было обращаться к ней со своей идеей или предложением напрямую. Мягкость ее характера подразумевала некоторую снисходительность, однако не ко всем. И не всегда.
[indent] - Ваше Высочество, - обратился к ней один из сопровождавших их делегацию приближенный короля. Герцог Пойнтер, владелец провинции Феон и лорд замка самом его сердце, догнал её на своем коне, явно что-то желая сказать. Седина покрывала всю его голову и известен он был тем, что был мудрым и сильным, понимал стратегию и, что немаловажно, разбирался в людях. – Уверен, это огромная ошибка и если Вы прикажете, мы тут же отвадим этого чернокнижка прочь…
[indent] - Какого? – Настроение у Айлы начинало портиться с каждом минутой этого разговора.
Герцог Пойнтер обернулся, смерил презрительным взглядом Медива, присоединившегося к процессии и вновь обернулся к принцессе.
[indent] - Того, что недавно именовал себя купцом на рынке Аскерта.
[indent] - Ах этот… - Принцесса приосанилась, понимая, о ком идёт речь. Конечно она не знала, что он всё-таки решит присоединиться к ним, пусть девушке этого и хотелось. Она старалась отгонять от себя любые мысли касательно Медива, поскольку до последнего не знала, что помолвка будет расторгнута, а задумываться всерьез о другом человеке при живом и здравствующем нареченном женихе было просто напросто подло.  [indent] – Всё верно, это мой личный советник. Как вы знаете, герцог, данный пост был вакантен. До вчерашнего вечера.
[indent] - Но Ваше Высочество, позвольте сказать... - Герцог упрямился.
[indent] - Вы служите мне верой и правдой, я Вас выслушаю. - Спокойно ответила девушка.
[indent] - Этот чародей имеет довольно плохую репутацию. Будь такой человек при дворе, да ещё рядом с Вами... - Айла понимала, о чем говорит ее советник. На секунду на ее лице мелькнуло сомнение, затем снова раздражение - на саму себя, но после она оборвала старца.
[indent] - Я услышала Вас, сир. - После чего жестом указала ему занять его место в колонне.
[indent] Герцог был явно обескуражен. Ему ни в одном из его кошмаров не могло привидеться, что принцесса выбрала своим советником (а это значило, что Медив оказался ещё и наставником принцессы) человека с настолько плохой репутацией. Однако, лорд Феона уступил Медиву место в колонне рядом с Айлой.
[indent] Она выслушала чародея не поведя и бровью, поскольку хотела сейчас только одного – дать понять всем своим подданным, что ее решения не должны поддаваться критике. Никакой. А когда ей понадобится совет, она непременно за ним обратиться. К тому, к кому сочтет нужным.
[indent] - Мудрые, - одним словом ответила на вопрос Медива девушка. Валакар по просьбе Айлы узнал много «интересного», что относилось к чародею и принцесса считала своим долгом узнать об этом сейчас. Пока они ещё не пересекли границу Ригеля. К тому же девушка должна была обозначить себя, как лидера. И дать понять, что она сможет защищать Медива лишь в том случае, если он будет предельно честен с ней о делах, касающихся ее народа. – Двигайтесь дальше.
[indent] Лошадь привстала на дыбы, а затем рванула вперёд. Принцесса скакала так резво, что через пару минут прилично оторвалась от остальных, а ещё через пару минут перед ней появилась извилистая река с пологим песочным берегом. Айла спешилась и повела лошадь, взяв под уздц, к воде. Она надеялась, что Медив последует за ней и им удастся поговорить. Наедине.

0

4

[indent] Принцесса явно была не в духе, но Медив прекрасно понимал ее состояние. Король Антареса предал ее – их союз, соглашение с ее братом, и, может даже, ее любовь. Почему-то при их более ранних разговорах, когда Айла еще думала, что общается не с чародеем, а обычным человеком, она казалась влюбленной. По крайне мере, в отличие от ее брата, король казался галантным и воспитанным молодым человеком. Но Медив также знал, на кого и по какой причине променяли юную красавицу. В политике все всегда просто, даже слишком, поэтому чародей предпочитал в нее не вмешиваться – русло этой реки было спокойным, и бушевало только в глазах обычных людей, которые никогда ранее не видели и не знали ее.
[indent] Обменявшись с герцогом Пойнтером недружелюбными взглядами, Медив выслушал короткий и холодный ответ принцессы, которая явно поспешила сделать какую-то необдуманную вещь. Впрочем, через минуту Медив сообразил, к чему был такой поступок. Им двоим нужно было уединение, но теперь явно не для того, чтобы проявить какую-то ласку, а чтобы открыть все карты, которые надо признать были закрыты по большей части со стороны Медива, чем Айлы. Последняя была как открытая книга, а вот у чародея было немало скелетов в шкафу.
[indent] Пришпорив коня каблуками, Медив заставил животное погнаться за принцессой, которая действительно уверенно держалась верхом и не боялась упасть. Заметив, что Айла спустилась к устью реки и остановилась, Медив последовал за ней, но уже не скакал галопом, а перевел свою лошадь на обычный шаг. Он чувствовал, как от принцессы исходило негодование, и прежде никогда не видел ее в таком состоянии. Проведя рукой по гриве, он также спешился в нескольких метрах, и, держа за уздечку, подходит вместе с конем к Айле. Позволив животному расслабиться, Медив становится напротив принцессы и ждет ее вопросов.
[indent] - Что же Вы узнали такого обо мне, миледи? – Первый не выдерживает чародей, и любопытство берет вверх. Но прежде чем девушка ответила бы на этот вопрос, Медив спешит добавить: - Могу лишь сказать, что большинство слухов обо мне весьма правдива. За исключением одного момента. – Он делает несколько шагов в ее сторону. – Я не убиваю младенцев для создания философского камня, или на пироги. И не пью кровь девственниц ради омоложения. – Пусть в его голосе и чувствовалась ирония, это было абсолютной правдой. А вот остальное, что знала принцесса, точнее, что сумели раскопать ее верные подданные, тоже было правдой, но более горькой, и чародей предупреждал Айлу об этом, просил не привязываться, держаться в стороне, но девушка не смогла подавить непонятное Медиву желание быть рядом с ходячим монстром, некромантом, призвав его с собой ко двору короля Ригеля.
[indent] Желая отвлечься от томных мыслей, Медив осторожно снимает уздечку, и подпускает коня к воде, все же, дорога без остановки, пусть и с помощью магии, истощала бедное животное, как и его хозяина. Помнится только вчера сам Медив задавался вопросом – а зачем я сам согласился на эту должность, и отправился туда, где мне не будут рады? С одной стороны – отличный повод увидеть своих учениц, а с другой – если Айла отзовет свою благосклонность, Медив рискует лишиться головы в прямом смысле этого слова, тем более даже ее сопровождающие жаждали этого. Напоминать о том, что он спас эту самую принцессу также бесполезно – у многих монархов в такой момент пропадала память, а с учетом того, что в Айле текла такая же кровь, что и в Ричарде, не удивительно, что девушка могла иметь склонность к насилию, просто эта черта характера ждала своей участи где-то глубоко внутри сознания своей хозяйки. Но тот подарок, что находился на принцессе, говорил об обратном. И все то время, что она его носила, Медив чувствовал негодование и обиду лишь один раз, судя по всему это было как раз в тот момент, когда ей было официально объявлено о разрыве помолвки.

+1

5

[indent] Айла пришпорила лошадь – Яске была не любимицей, на ней Айла училась ездить, держась в мужском седле. Лошадь была послушна и никогда не брыкалась, что бы принцесса не сделала по своему незнанию ещё в первый год обучения верховой езде. Красивая и статная кобылица быстро добралась до воды, ее хозяйка спешилась и до прибытия Медива к месту стоянки, мысленно отрепетировала свою речь. Было непросто сконцентрироваться на том, что следовало сказать и как это сделать – тоже. Предполагалось, что Айла вдруг станет довольно напористой, как в тот вечер с зельем, придающим уверенность в себе. Одна проблема… Айла не представляла, как это сделать именно с ним. Именно Медив вызывал в ее душе такую бурю эмоций, что недовольство мгновенно сменилось неуверенностью, даже страхом, озабоченностью последствиями. Не сделает ли он ей больно? Нет, об этом девушка переживала в последнюю очередь или даже вовсе не переживала. А вот относительно того, что чародей может отказаться ехать с ней в Ригель после этого… Вот где был настоящий страх. Но и необходимость выяснить все спорные моменты тоже существовала и безответным вопросом повисла между ними.
[indent] Когда Медив спешился рядом, Айла намеренно отошла от него на небольшое расстояние. В руки попались намытые на берег речные камушки, которые девушка взяла в ладонь и по одному, по очереди, стала кидать в воду. В каждый этот бросок она вкладывала по вопросу, который сейчас обратит к чародею. При этом разрываясь от вопросов – нужно ли это? Где-то в глубине души принцесса надеялась, что всё узнанное ее верными подданными лишь наговоры злых языков, но в тоже время понимала, что слухи не могут быть беспочвенными.
[indent] — Мои люди рассказали мне кое о чем, Медив, — произносит она тихо, когда чародей оказывается рядом с ней. Но что сказать дальше – она не знает. Назвать имя своей придворной чародейки, которое должно было навести его на какие-то мысли о раскаянии?
[indent] Принцесса не просила его склонять голову, преклонять колено, возможно именно этим он ее так привлекал. Своей это непоколебимой гордостью, честью, которая буквально затмевала всех и вся на своем пути. Он не считал важным сыпать вокруг себя реверансы, не старался быть удобным, хорошим или любимым. Он просто был таким, каким был. И Айла не переживала, что он предаст ее. Ей было неприятно, когда люди, близкие к ней тыкали ее словно нашкодившего котенка в лужу, которую он сделал, как тыкали они ее в поступки Медива о которых она не то, что не знала, но и не догадывалась. Это было сложно. Сложно парировать эти многочисленные удары, а самое страшное было в том, что один из таких ударов мог прийти ей прямо в спину. От тех же приближенных. От Пойнтера. Который словно цепной пес был приставлен к ней и наблюдал, наблюдал, наблюдал… Готовый к броску. Она боялась его. Боялась, что он может рассказать королю о чем-то таком, что поставит для Медива невыносимые условия существования во дворце. Несмотря ни на что, Айла все-таки не имела такого веса при дворе, как королевское слово. Радость была лишь в том, что ее брат был не столько умен, сколько эмоционален, и порой его эмоции играли с ним злую, очень злую шутку.
[indent] Она собиралась с мыслями, не зная, как начать.
[indent] — До меня дошли слухи о некоем происшествии… — Девушка помедлила, размышляя, упоминать ли возможную кражу… учеников или как их там назвал Пойнтер? «Таких же оборванцев» которые «изувечили стольких людей», потому что не знала, что было в самом деле в тот момент. И не любила обвинять беспочвенно, даже если об этом донесли ей ее приближенные люди. Дело было не в доверии, а в складе ее ума, в мудрости, которая уже в столь раннем возрасте проявлялся, правда, щедро разбавленный милосердием. Кто знает, возможно когда-нибудь это убьет ее, а может быть наоборот – спасет жизнь. — Моего придворного чародея зовут Рехема… Это имя говорит Вам о чем-либо, мастер Медив?
[indent] Не столь ради угрозы, сколько ради неуклюжей попытки начать этот без преувеличения странный и неудобных для них обоих разговор. Строго говоря, принцессе с той их встречи после нападения в его лавке ничего больше не хотелось, кроме как прикасаться к его рукам, чтобы почувствовать силу магии на себе. Что это было – она не понимала, но у этого был столь пьянящий и манящий вкус, что подобные разговоры по существу сейчас давались ей с большим трудом. Еще и поэтому она не хотела, чтобы сейчас их кто-то видел или слышал. Казалось странным, что принцесса мямлит в разговоре с чародеем. Словно бы она боялась его.  [indent] Но конечно же, дело было совсем не в страхе.

+1

6

[indent] Он ждал чего-то подобного в ближайшее время, и даже удивился, что принцессу не посветили раньше в ту информацию, которой мог владеть простой человек. А если спросить любого чародея старше пятидесяти лет о том, кто такой Медив в их мире, можно было услышать то, от чего даже у самого храброго рыцаря сдадут нервы. Когда Айла начинает говорить, Медив замирает на одном месте, пытаясь предугадать, о каком конкретно инциденте идет речь, дабы не тревожить ее мысли раньше времени. Ответ на так и не заданный мужчиной вопрос появляется, когда Айла произносит имя Рехемы, придворной чародейки, от упоминания которой у мужчины невольно заболела голова. Конечно, Медив в свое время испытывал боль куда сильнее, чем нанесла ему урон эта женщина, но все равно было неприятно. Сложно даже представить, что произойдет, когда Рехема увидит Медива при дворе, рядом с ее любимой принцессой.
[indent] - До боли знакома, принцесса. - Чародей чуть отпускает веревки на шее, снимая походный плащ, и слегка расстегивает несколько пуговиц на рубашке с высоком горле, демонстрируя несколько бледных, едва различимых шрамов. - Это оставили чародеи, которые были до нее. На память. - С минуту Медив думал, насколько ему стоит углубиться в этот рассказ. Все же, Айла была еще ребенком, несмотря на потуги казаться сильной и независимой, даже от мнения своего брата, за которым долгое время пряталась в тени. - Рехема нанесла мне урон, который не виден человеческому глазу. Это не слухи, миледи, к сожалению. - А ведь он ее предупреждал - держать подальше, не поддаваться на это мнимое очарование. Он двигается в сторону девушки, которая словно дрожала от страха, но пыталась не подавать виду. Между тем Медив очень чутко ощущал этот страх. Она боялась не того, что он мог причинить ей вред, а тому, что эти слухи оказались правдой. - Я не буду оправдываться тем, что был молод и глуп, потому как все мои действия были продиктованы исключительно собственной философией. Я всегда руководствовался холодным расчетом. К сожалению, те маги тоже оказались расчетом, разменной монетой, если быть угодным. - Медив отходит от принцессы, и идет по направлению к берегу, беря в руку один из камней, позволяя магии воздуха наполнить кончики его пальцев. Камень начинает парить в воздухе, а следом - загорается, но языки пламени были не красными, а зелеными. Камень в его руках стал разрушаться под воздействием сразу двух стихий. Тоже самое когда-то происходило с костями тех чародеев, которые пытались догнать Медива и его учеников.
[indent] - Я занимался вещами, запрещенными в обоих королевствах, а также в академии, оттого не задерживаюсь на одном месте больше пяти лет. Рано или поздно, более опытные и взрослые чародеи начинают догадываться о моем истинном происхождении. - Честно говоря, Медив сам не понимал, почему решил быть таким откровенным с принцессой. Прямо сейчас он мог соврать ей, весьма убедительно, заставить поверить даже путем очарования, но ради памяти о той, что когда-то любила его, любила таким, каким он был, Медив зарекся врать этой девушке. Она ведь с легкостью могла отдать приказ убить его, но тогда снова пострадают невинные люди.
[indent] - Айла, я предупреждал Вас, что стоит сначала узнать обо мне, а потом делать такие щедрые приглашения. Но, ради успокоения Вашей души, я могу кое-что пообещать. - Медив снова возвращается к ней, протягивая правую руку ладонью вверх. На ней появляется небольшой огонек, красный, который совершенно не обжигал кожу, скорее, приятно покалывал, но мог с легкостью уничтожить своего обладателя, если тот нарушит даваемое обещание. - Я никогда не стану заниматься некромантией на Вашей земле, никогда не совершу против Вас дурного замысла, и никогда не стану принуждать Вас к совершению действий, которые противоречат Вашей морали. - Огонь в его руках потянулся к Айле, когда Медив закончил. - Вы принимаете мою клятву? - Произносит мужчина, в надежде смотря на девушку. Трудно понять, какие чувства сейчас испытывала девушка, потому как магия огня в руках Медива слегка притупливала магию ее медальона.

+1

7

[indent] Айла была на грани своего терпения. Ей совсем не хотелось слушать объяснений Медива, потому что где-то в глубине души она знала об очевидных вещах, которые были ей доложены ее слугами. И тем не менее, этот разговор был просто обязательным в рамках ее, принцессы, титула и поста в королевстве Ригель. Не то, чтобы она не понимала, что придворные ее брата, отправившись с ней были приставлены следить за порядком, но сейчас ей именно этого и хотелось больше всего - нарушить порядок. Когда как не сейчас? Она никому не должна абсолютно ничего! У нее даже мужа нет, жениха, Ричард предпочел мнимую защищенность в союзе с эльфийской принцессой, нежели ее общество. Оно и к лучшему.
[indent] — Как видите, я воспользовалась Вашим советом. — Парировала Айла в тоне, не терпящем пререканий. В конце концов, она действительно узнала о Медиве некоторые подробности его существования в прошлом, так сказать, в прошлой его жизни. Ведь явно он пытался начать все заново, скрывая свою сущность и поступки. Иначе, при его могуществе и силе ему не стоило особых трудов просто избавляться от неугодных ему людей. По крайней мере, так думала Айла. И иногда у нее закрадывалась мысль, которая будто напоминала об опасности, которая исходит от Медива. Словно она пригрела на груди змею, которая готова в любой миг впиться острыми клыками прямо в шею. И все это было бы реальностью, если бы Медив каждый раз не делал что-то такого, как сейчас: он поднимает руку вверх, ладонью к принцессе и клянется, что не будет творить ничего подобного из узнанного ею от приближенных. Что его дела связанные с мертвой магией и тем, как он заработал себе “славу” останутся на границе Антареса. И Айла колеблется - он не врал ей до этой минуты, но что с того? Она была бы полной дурой, если бы поверила на слово человеку, чья сила может уничтожить свидетеля его слова.
[indent] — У вас не должно быть конфликтов, — принцесса думает о Рехеме, о том, какой тяжелой будет эта встреча и как она может обернуться для нее самой. Как придворная чародейка может отреагировать на всю эту сцену с приглашением Айлой ко двору неизвестно какого чародея, который опасен и которого она, сама Рехема, пытала, жаждя узнать правду и наказать за убийство ее коллег по цеху. — Впрочем, я осознаю, что это будет непросто. Я принимаю Вашу клятву.
[indent] Айла вздыхает и отворачивается. Вода успокаивает ее, и принцесса представляет себе свою жизнь такой вот рекой. Она бежит размеренно, своим чередом сменяются события, люди приходят к реке и уходят, и никто не может повлиять на русло реки, кроме самой воды в этом русле. Только Айла знает, куда она двигается и какова ее цель. Сейчас ее целью было привести Медива во дворец короля, ее брата, самое главное ее желание было сейчас - не допустить войны между Медивом и Рехемой, что казалось уже практически несбыточной мечтой. После того, что Айла узнала… у нее закрылись сомнения в искренности Рехемы на этот счет (а ведь они, как помнилось принцессе, разговаривали о ее прошлом...) и искренности Медива. Но у мужчины хотя бы была причина недоговаривать, чего не скажешь о придворной чародейке.
[indent] — Могу я узнать, почему Вы, Медив, при всей вашей репутации так ко мне благосклонны? — Задается вопросом Айла, но произносит его вслух не намеренно. — Почему-то мне кажется, что Вы совсем не из тех людей, кто дорожит другими людьми. К тому же, как я и сказала, я воспользовалась Вашим советом и мои люди узнали о Вас… многое.

+1

8

О, принцесса показывает свои зубки и коготочки, весьма и весьма похвально, но Медив был здесь не для того, чтобы воспевать дифирамбы своей новой покровительнице и принцессе той земли, где он собирался жить, а переговорить с ней по душам, если так можно описать их текущий разговор. И нужно отдать Айле должное, несмотря на ее юный возраст, она воспринимает его слова с осторожность и честью, а в конце задает волнующий только ее вопрос. Что же, все сказано верно и без придирок. Остается надеяться только на то, что после этого разговора Айла не заставит Медива вернуться туда, откуда она его забрала. Впрочем, не велика будет потеря, да, тогда Медив потеряет ценную добычу, а вот у Айлы возникнут некоторые проблемы, которые она без чародея решить не сможет. И это был его маленький козырь.
Когда девушка говорит, что принимает его клятву, огонь в руках чародея гаснет, возвращаясь туда, откуда он пришел. Медив складывает руки перед собой так, что рукава его мантии скрывают их вплоть до кончиков пальцев, и теперь Айла видит лишь его лицо - единственную открытую часть тела, по которой она могла прочесть своего собеседника.
- Я не могу гарантировать Вам это, Ваше Высочество, потому как не могу знать, как Рехема отреагирует на мое прибытие. Но могу пообещать, что не буду провоцировать конфликты с ней. Однако, если Рехема все же решит напасть на меня, я буду вынужден защищаться. - Когда это в последний раз случилось, они чуть не разнесли половину города, но теперь Медив действительно надеялся на благоразумность чародейки, которая не станет показывать свою искреннею сущность перед всем королевством.
Он делает несколько шагов в сторону Айлы и становится рядом с ней, и также смотрит на воду, прекрасно понимая что девушка все еще борется с внутренними демонами и собственной совестью. Одни говорят о том, что она может довериться Медиву, ведь тот спас ей жизнь и вообще показывал себя только с благородной стороны. А с другой - перед ней стоял идеальный убийца, который наследил не только во всех королевствах, но и явно возжелал что-то получить от нее. Конечно, ее собственные убеждения не могли позволить выгнать Медива сейчас - иначе бы она не приняла его клятву.
- Разве это как-то возбраняется среди людей - быть благосклонным? - Легкая улыбка появляется на лице мужчины, но отвечает он не сразу, а что-то выжидает. Может даже тянет время. Их процессия может подождать, хотя он был готов снова поклясться, что сейчас советники девушки ищут способ подслушать их разговор любым способом. - Вас устроит ответ, если мне стало Вас жалко? Ваш брат относится к Вам явно неподобающим образом, а король Ричард оставил Вас ним с чем. И все же, Вы воспользовались мои советом, послушали своих советников, и к какому выводу пришли, принцесса? - Медив чувствовал легкое удовлетворение от этого разговора с принцессой. - И это совсем не так. В моем окружении есть люди, в большинстве своем, конечно же, это чародеи, мои ученики и союзники. Их мнениями и жизнями я дорожу, знаю цену их доверию и дружбе, а они - моим. Если Вам будет угодно, принцесса, я познакомлю Вас с некоторыми из них. - Конечно, он наделся, что она ответит согласием, а в дальнейшем - проникнется несколькими мыслями Медива о текущем положении дел.
Он не собирался травить ее разум - подобных ошибок чародей больше совершать не будет, но надеялся заполучить от Айлы не только информацию, но и мощного союзника. Все же, она была приближена не только к королю, но и его окружению, а это весьма мощное орудие. И, конечно, собирался посвятить в свои планы, а они были грандиозными. Правда, их все мог сорвать один единственный придворный чародей, с Рехемой у них явно была дружба, а женщина действительно видела Медива насквозь, как и его замысли. Разве что мысли не читала.
- Раз уж мы говорим сейчас откровенно, принцесса, позвольте задать встречный вопрос. Почему Вы не воспользовались своей женской красотой и хитростью, чтобы остаться при дворе короля? Мне казалось, что тот двор Вам милее, чем двор и общество Вашего брата. Поверьте, этот разговор останется между нами.

+1


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [02.03.1121] into you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно