02/05 Новый выпуск новостей! 30/04 Обновлен дизайн!
Best post by wilhelm forz
Таулер это, Таулер то. «Я обсужу это с леди Таулер». «У леди Таулер встреча с принцем». «Леди Таулер поручено…» Вильгельма начинало подташнивать от одного упоминания новой придворной чародейки. Для него Аннабель была приветом из прошлого, которое он изо всех сил пытался забыть. А тут вот как. Старик про него вспомнил. Старик решил организовать ему «достойную отставку». Надо ли говорить, что подобное положение дел до возмутительного не устраивало Форца? Все мелкие и неважные поручения были переданы Таулер, а все важные и срочные Вильгельм, как и полагается человеку дальновидному, уже разрешил. Король почти отмахнулся от него, когда Вильгельм заговорил о небольшой поездке, и эта отмашка почти вывела его из себя, едва не продемонстрировав всю силу своей ненависти к монаршему идиоту. читать далее...
администрация:
AylaThijmenRekhema

SARGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [10.02.1121] Voices


[10.02.1121] Voices

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Voices
https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/974961.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/93231.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/406945.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/5/498151.gif
10.02.1121 год; полдень. Охотничьи угодья близ Аскерта, Антарес
Medivh || Ayla de Montfront
Мы часто любим тех, кто нас не любит и губим тех, кто в нас влюблён...
Король со своей свитой отправился на охоту, а сопровождающие их леди устроили игру в прятки на поляне близ места охоты. С ними осталась большая часть королевской стражи, но даже это не может дать никаких гарантий безопасности. Ведь принцесса Айла из тех особ, кто любит забредать в самую чащу...

0

2

[indent] Айла не очень любила шумные мероприятия в компании светских дам, однако ее новый статус невесты короля Антареса вынуждал делать многие вещи, которые были ей противны. И эта прогулка на охоту не исключение. Дамы ехали за мужчинами на лошадях, а следом за ними ехало несколько карет, полные необходимых вещей. Ещё чуть поодаль медленно тащилась повозка с провиантом. Вслух никто не упоминал, что возможно мужчины ничего не добудут на охоте и время будет потрачено зря. Ни у кого попросту не хватало дерзости сделать такое острое замечание, особенно если учесть, что в охоте сегодня участвовал сам король, а он редко к чему проявлял интерес.
[indent] Когда они наконец остановились и разместились на опушке близ красивой лесной речушки, чьи берега были одеты в скользкий камень, Айла принялась исследовать территорию. Она была одета как все высокородные леди, разве что чуточку более вычурно. Она выбрала для себя черный бархат с выбитыми на нём лилиями и листьями. На руках были тонкие перчатки, сверху плащ отороченный соболиным мехом. Ей не было холодно, хоть и было довольно зябко, особенно у реки. Пели птицы и дамы очень скоро расположились в лагере, разбитом для них сопровождавшими их процессию солдатами.
[indent] Было скучно. Леди Олесса рассказывала всем л том, как сир Меррин, разумеется, несправедливо, обделил вниманием ее племянницу Тессу, графиню Гратфорда. Почти все увлеченно ее слушали кроме двоих: Айлы и леди Дианы. Диана была младше всех их года на три и ей не хотелось ни минуты проводить в царственном восседании на деревянных стульях. Подождав несколько минут наиболее выгодной паузы в рассказах дам, Диана воскликнула:
[indent] – Может быть сыграем в прятки?
[indent] – Какая замечательная идея! – Тут же отозвалась принцесса.
[indent] Многие лбы нахмурились, но кто-то поспешил напомнить, что такая гримаса приводит к появлению на лице морщин и реакция тут же сменилась на более мягкую. Оказалось, что сыграть в прятки вместо выслушивания и участия в обсуждении сплетен и слухов было целых десять человек. Договорились прятаться в небольшом районе на опушке и около реки, чтобы гвардейцы могли успеть помочь при необходимости. До короля дошли слухи о наемнике, напавшем на принцессу, и он начал переживать за свою жизнь, таская вдвое больше охраны следом за собой.
[indent] – Один, два, три… - Диана считала громко и отчётливо, участвующие в игре девушки разбежались в разные стороны, а позади Айлы осталась речка, к которой они решили не подходить близко в своей игре. Принцесса не собиралась нарушать правила. Она проглядела по сторонам, ещё раз послушала счёт и побежала прятаться вдоль реки, спускаясь все ниже и ниже по берегу. Но к сожалению там ей встретился бурелом и пришлось возвращаться назад.
[indent] На обратном пути Айла встретила стражника, который любезно провожал ее к лагерю, пока не повернулся и не побрел в другую сторону, сшибая все на своем пути. Благо не врезался он только в деревья и высокие кустарники. Девушка очень удивилась, наблюдая за таким поведением рыцаря в сияющих доспехах, и ей сразу показалось, что в этом замешана магия, но предположить о вмешательстве кого-то конкретного предположить было нельзя. Уиллард? Вряд-ли он стал бы заниматься чем-то подобным, Деимос – тоже, маловероятно, скорее всего он был в своей лавке. Они не виделись с того вечера… когда принцессу пытался убить вооруженный до зубов незнакомец.
[indent] Айла шла неспешно, собирала какие-то небольшие, совсем маленькие белые цветочки, украшавшие землю не смотря на время года. Из-за них кое-где казалось, что под ногами простирается сплошной белоснежный ковер. Безумно красивый и невероятно пахнущий. Принцесса вплетала каждый цветочек в венок и очень скоро украшение было готово.
[indent] Внезапный шорох отвлек девушку от ее занятия. К ней кто-то приближался, может быть тот стражник, сошедший с ума? Или это был непрошеный гость?

+1

3

[indent] Медиву всегда с трудом давалась ложь, особенно самому себе, несмотря на его скверный характер и общие поступки, мало кто мог его назвать лжецом, в этом скорее были специалистами его ученики. Неужели в этом пособнике темных сил остались еще хоть какие-то светлые чувства? И это весьма удручало. Чародей любил всякого рода загадки, искать ответ на давно заданный вопрос всегда приятно, но не в данном случае. Смотря на недавно изготовленный артефакт затуманенным взглядом, Медив еще раз хорошенько взвешивал все "за" и "против". С одной стороны, таким образом Айла будет в относительной безопасности и чародей сможет подобраться к ее мыслям ближе, но другая часть книжника буквально кричала о том, что тот должен немедля покинуть этот город. Возможно, он так и поступит, но не прямо сейчас. Пазл постепенно складывался в единую картину, и этот медальон, который он собирался преподнести Айле в качестве дара, должен был помочь окончательно получить ответ на свои вопросы.
[indent] Размышления Медива прервал один из мальчишек, который быстро и коротко стучал в дверь лавки чародея. Спустившись вниз и прихватив с собой амулет, Медив отпер дверь и молча, без какого-либо приветствия, протянул руку к мальчишке, а тот, в свою очередь, вложил в нее маленькую записку, на которой было "юго-запад". Коротко кивнув мальчику, Медив накинул на голову капюшон, и сильнее закутавшись в свой плащ, устремился на городскую площадь, чтобы взять лошадь. Никто из прохожих даже не заметил, как на дорогу упало немного пепла.
[indent] Конюшей без лишних вопросов передал "Мастеру Деимосу" одного из вороных скакунов, и в его глазах чародей заметил легкое недоверие. Он знал, что по городу уже прошел слух о магических способностях купца, но не торопился дальше демонстрировать магию налево и направо, проявляя все ту же сдержанность при общении. Да и общения толком то не было. После тех событий на мостовой Медив уединился, уделяя внимание книгам и магии, в поисках ответов на поставленные вопросы. Передав мужчине свою благодарность и несколько золотых, Медив направился в лес на юго-запад, куда отправился король со своей свитой на охоту. У Медива по всему городу были свои глаза и уши, так почему бы не воспользоваться ими ради общего блага? Ему также сообщили, что среди свиты короля была и принцесса Айла, и более удобного случая для встречи и быть не могло. Конечно, Медив мог проникнуть в королевские покои, но, к сожалению, маги еще не умели растворяться в воздухе, и чародею очень бы не хотелось рисковать ни своим ни ее репутацией, а потому план был прост: найти место охоты для чародея проще простого, не обязательно даже использовать магические силы - гогот довольных мужчин и запахи еды можно почувствовать за несколько миль, а дальше - заклинание отвлечения и короткий разговор с принцессой, дабы расставить все точки над i.
[indent] Оставив коня у берега, Медив опускается на колени и кладет обе ладони на землю, закрывая глаза, активируя заклинание поиска - его тело все еще помнило прикосновения Айлы, а воздух, которым она дышала, помог установить местонахождение принцессы. Девушка была совершенно недалеко, она шла практически в сторону Медива, но остановилась и повернула обратно. Следом идет заклинание отвлечения - ищущий ее стражник явно волновался за принцессу. Медив поднимается на ноги и движется в сторону Айлы, не снимая капюшона. Уже издалека он видел, как девушка собирает цветы, плетя венок. Она явно пришла в себя после того события, либо очень хорошо не подавала виду. Но девушка все же реагирует на приближение Медива, слыша его шаги. Мужчина останавливается и едва заметно улыбается, смотря на красавицу. Сегодня она все же предпочла более богатые одежды, видимо, настояли фрейлины, все же, принцесса должна выделяться среди других благородных дам.
[indent] При виде незнакомца в капюшоне, Айла разжимает пальцы, но Медив успевает поднять руку, заставив венок из белых цветов застыть в воздухе. Чародей осторожно подходит к ней, продолжая держать руку, по которому текла магия воздуха, и лишь стоя в непосредственной близости от принцессы, чуть приподнял свой капюшон.
[indent] - Красивый. - Безэмоционально, но с улыбкой на лице говорит Медив и берет венок в руки, внимательно осматривая незамысловатое плетение, а после - протягивает ей. - Рад видеть Вас в добром здравии, Ваше Высочество. - Наконец, приветствует ее Медив, но все также не склоняется перед ней. Он никогда не слонялся, ибо не считал себя обязанным чем-либо сильным мира сего. - Я решил, что Вас вряд ли выпустят теперь в город без сопровождения, особенно в дневное время суток, но мне необходимо было встретиться с Вами.

+1

4

[indent] Надо сказать, Айла была вообще не из пугливых женщин, о которых скорее всего каждый про себя подумал бы после сцены на площади. Ее скорее пугал факт неизвестности, как и любого другого человека. Скорее всего чародеи и ведьмаки вместе с эльфами не особенно были подвержены такой эмоции, как страх – когда в тебе в буквальном смысле сосредоточена огромная сила, сложно вообще испытывать страх. К тому же Айла наслышана обо всех этих манипуляциях, которые происходят с людьми на той или иной стадии обращения – будь то ведьмак или чародей – их силы вроде как искусственно созданные, чего не скажешь об эльфах. И все равно, с силой нужно было научиться жить. Сама принцесса хоть и была человеком, но силу, некий стержень в себе чувствовала всегда и он был больше похож на какую-то занозу, что-ли.  [indent]  [indent] Инородное тело, попавшее в организм и застрявшее там слишком надолго, чтобы само тело начало избавляться от него. Такие были ощущения у нее на счёт этой силы. И не сказать, что она стремилась творить магию или сворачивать горы – в ее руках было сосредоточено куда больше власти, чем кто-либо мог предположить. Не только в плане ее титула, но и в плане ее самой, как личности.
[indent] Она вновь прислушивается к шагам, и пытается выхватить среди частых деревьев силуэт рыцаря, но не слышит ни звона меча о доспехи, ни зова по имени. Она вообще, как показалось ей, оказалась в своеобразном звуковом пузыре. И это ощущение настолько поразило ее, что девушка не заметила приближающуюся к ней фигуру чародея. Того самого. Своего спасителя. Он двигался к ней в капюшоне, но она понимала что только Деимос мог позволить себе такую вольность. И конечно, оказалась права. Он подошёл так близко, что Айла почувствовала его на расстоянии вытянутой руки так ясно, будто он был… половиной её самой. И только сейчас она стала целостной. Это ощущение заставило руки расслабиться, венок выпал из ее пальцев, но чародей лишь лёгким движением руки заставил венок парить в воздухе.
[indent] – Красивый, - говорит он, а Айла словно делает первый вдох из воздушной подушки, которая окружала их.
[indent] Она слушает его речи, кажется, что он безупречно воспитан, как многие высокородные лорды и все это лишь иллюзия. Он должен был быть при дворе, а не на торговой площади в странной лавке продавцом ещё более странных вещей. Айла так думала. Думала, что он продает забальзамированных младенцев. Такое у нее было противоречивое мнение о нем.
[indent] – А я рада видеть Вас, - лепечет принцесса, кутаясь в плащ. – Вы правы. После происшествия на площади мои люди ни на шаг не отходят от меня. Тот бедняга, надеюсь, не утонет в болотах, Вы вернёте его в лагерь в целости и сохранности?
[indent] Ах эта трогательная забота о стражниках… В этом была вся Айла и её желание оберегать каждую побитую собаку из самого бедного квартала в городе. За это ее и любили, наверное, за то, какое у нее было большое сердце. И как в нем находилось место для всех и каждого, кто в этом нуждался. Бывало такое, что в жизни принцессы наступали тяжёлые дни и она обращалась к молитве. Не спрашивайте, что говорила ей Всемать… и говорила ли. Боги устали любить своих детей, поэтому эту ношу взвалила на себя принцесса Айла.
[indent] Девушка смотрит прямо в лицо чародея – не понимая, сколько в самом деле ему лет, и знает ли она его так, как требуется. С чего они вообще нашли общий язык и почему каждый из них ведёт себя странно в присутствие другого? Ни одного ответа на свои немые вопросы Айла, конечно, не находила. А задать вслух боялась – думала, что они совершенно неуместны. И с чего бы Деимос стал на них отвечать. Робость и некая стеснительность разрушила любые желания узнать этого…человека чуть больше. И губы произнесли лишь один вопрос:
[indent] – Вы сказали, что Вам требовалось увидеть меня… - Слова давались ей с трудом, и это было видно. – Я Вас слушаю.
[indent] Какая-то нелепая веточка осталась на плаще чародея, и сбивала Айлу с толку. Видимо он зацепился за что-то, пока пробирался сквозь лесные заросли. Девушка подняла руку и лёгким движением пальцев зацепила эту отломанную веточку с парой листочков. Покрутила перед глазами и незаметно сунула во внутренний карман плаща. У нее есть сундучок, в котором она хранит некие «памятные» вещи, которые напоминают ей о людях, местах или вещах, которые хочется помнить. Своеобразный якорь. Эта веточка определенно пополнит коллекцию принцессы, она это точно знала.

+1

5

[indent] По сути, перед Медивом сейчас стояло сущее дитя, которое толком не видело мир, не знало людей и похоти, что захватывала их сердца. Она не была развращена, как многие другие при королевском дворе, весьма набожна, если верить молве, и любила всех своих подданных - как в Ригеле, так и в Антаресе. Войти к ней в доверие оказалось просто, даже слишком. Она купилась на речи Медива, как те детишки, что прибегали к нему вечерами, слушать истории. Но тот случай несколько дней назад заставил чародея иначе взглянуть на девушку. Если раньше он рассматривал девушку лишь как один из винтиков бесконечного механизма этого мира, который можно легко заменить на другой, то сейчас приходило постепенно понимание - она и приводила этот механизм в движение, ключ, который невозможно заменить, если только не изготовить новый. 
[indent] Ее беспокойство о посторонних заставляло как смотреть на нее восхищенно, так и слегка неодобрительно фыркнуть. Что случилось бы тогда в лавке, не дай Медив ей то зелье? Чародей не любил, когда ему угрожали оружием, банального обнажения меча хватало, чтобы стереть противника в порошок. В лучшем случае, а в худшем - долгие муки в призрачном огне, который наносил урон только своей жертве. Медив был скор на расправу, в особенности по отношению к предателям.
[indent] Принцесса не была похожа на предателя, в ней было что-то другое. И это другое пугало опытного чародея. Он боялся лишь быть низвергнутым, лишиться своих сил и цели, но та магия, что исходила от Айлы, пугала не меньше. Казалось бы, засунь свое любопытство куда по-глубже и ступай своей дорогой. Но Медив не привык отступать назад от задуманного, хоть и понимал, что его дар может оказаться проклятьем для самого себя.
[indent] - Это заклинание отвлечения, не более. Оно совершенно безопасно как для окружающих, так и для тех, кто укрылся в нем. Помогает от любопытных глаз, а еще списывать на экзамене. - Не удержался Медив, вспоминая, как сам, будучи юнцом, попытался практиковать данное заклинание раньше времени. Не сработало, а воспоминания тут же заставили пальцы на руках противно заныть, вспоминая былую боль от понесенного наказания. - Ваш стражник дойдет до лагеря в целости и сохранности, полагаю, придворный чародей остался в замке? - Ответ на данный вопрос помог бы Медиву определить, сколько у них есть времени на разговор, прежде чем заклинание начнет слабеть.
[indent] Вместо слов чародей лишь коротко кивает, и достает из внутреннего кармана небольшую безделушку из золота - небольшой медальон с цепочкой в форме парящей сойки. От него буквально разило магией. Будь здесь чародей он сразу бы разгадал, что это такое. Он протягивает украшение принцессе со словами:
[indent] - Примите это в качестве моего примирительного дара. - Медальон осторожно опускается в ладонь девушки. Было важно, чтобы эту вещь одновременно держал Медив и Айла - так заклинание начало свою работу. - Медальон передает эмоции своего владельца создателю. - Медив указывает на золотое кольцо с небольшим изумрудом на своей левой руке. - В обычных случаях он действует на небольшие расстояния, не более пяти километра, но при сильном эмоциональном волнении, при ярком всплеске эмоции, а также в зависимости от прочности связи носителя и создателя - он сможет работать на тысячи километров. Прошу только об одном: если Вы захотите от него избавиться - уничтожьте самолично в любой кузне, но не давайте в руки другому чародею. - Во-первых сам Медив не хотел быть разоблаченным, а во-вторых, это могло вызвать проблемы у самой Айлы, ведь те чародеи, с которыми она имеет дело, превосходно знают Медива, а также то, на что он способен. И все же, ради их общего блага и укрепления той самой связи, чародей решает приоткрыть еще один занавес. Аккуратно сворачивая ладонь девушки в кулак, чародей заключает его в свои руки, и тихо шепчет заклинание, в конце произнеся:
[indent] - Медив. Это мое настоящее имя. - Он понимал, что возможно сейчас совершает грубую ошибку, но жизнь слишком скучна без риска. Заклинание было завершено. - Я не могу позволить Вам сказать сейчас все о себе, ибо некоторые тайны принадлежат не мне, а другие слишком личные. Знаю, что Ваше сердце тоже предпочитает умалчивать о некоторых вещах, и пусть так и будет впредь. Я не прошу Вас доверять мне безоговорочно, но могу поклясться, что мои действия никогда не будут направлены против Вас, или нести какой-либо вред.

+1

6

[indent] Всего чаще и чаще Айла благодарила небеса за тот характер, что сформировался у нее, к счастью, без вмешательства родителей. Она словно воспитала себя сама той, какую хотела и многие говорили, что ей нет места в этом мире. Слишком чистым цветком она была, не приспособленным для жизни среди подобных Медиву людей. Это была правда, которая звучала слишком жестоко для того, чтобы Айла произносила вслух. Ей с таким мировосприятием нельзя было доверять абсолютно никому, но именно это она раз за разом и делала.
[indent] Торговец вернул ей венок, лишь слегка задевая пальцы руки принцессы, но она почувствовала знакомое покалывание в пальцах и тепло, которое заставило сердце Айлы биться чаще после нападения на торговой площади неделю назад. Тогда она подумала, что просто перенервничала или чародей переборщил с зельем уверенности, которым опоил ее, чтобы привести в чувство. Или, быть может, она заставила себя так думать. Заставила считать, что все это, все эти странные чувства ей лишь показались.
[indent] — Спасибо… - Как-то растерянно произносит девушка в ответ на информацию о зачарованном стражнике, ушедшим в другую сторону от поляны на которой они сейчас стояли с Деимосом. — Уиллард? – Ее губы дрогнули… С верховным чародеем Ричарда у нее не сложились отношения с самого начала и она избегала его как могла. — С королём. Он почти не оставляет Его Высочество.
[indent] С чародеем у Айлы были связаны действительно плохие воспоминания. Пожалуй, одни из немногих из воспоминаний об Антаресе, которые несли в себе страх и боль. Эта боль все ещё горела у нее на шее пальцами Уилларда, в тот вечер когда принцесса услышала больше, чем должна была и увидела больше, чем ей было положено. Она снова гуляла без сопровождения и это вылилось ей в проблему. О случившемся она никому не сказала – так велел придворный чародей, иначе он бы убил ее или ещё бог весь что и никто, видит Всемать, ни одна живая душа не узнала бы правду. Прошел почти год. А она все ещё помнила его пальцы на своей шее и то, как больно было потом горлу. Даже сейчас она словно в судорожной попытке убрать эти невидимые руки, поправляет воротник. Никого. Это всего лишь тень ее воспоминаний.
[indent] Мужчина запускает руку в карман своего плаща и выуживает оттуда золотой аккуратный медальон, очень красивый и притягивающий к себе. Айла раскрывает свою ладонь и наблюдает за тем, как птичка опускается в середину ее хрупкой ладошки. Чародей снова касается ладони Айлы и тепло перетекает в ее руку. Эти ощущения заставляют ее сердце, и без того бьющееся так часто, заходиться в бешеном ритме. Щеки подёрнул румянец, и вовсе не из-за того, что она что-то чувствовала, а потому что магия начинала наполнять ее всю. Его магия. Такая на удивление родная и понятная, что эмоции были невероятными: дыхание словно остановилось, и это была боль и наслаждение одновременно. Айла выслушала его рассказ молча и не знала, сколько прошло времени. Она словно все это время ни разу не вздохнула, и лишь когда ее ладонь закрылась, сжимая в ней подарок, девушка позволила себе сделать короткий вздох. И вновь замерла.
[indent] — Медив… - Шепнула она, затем поняла, что не издает никаких звуков шевелящимися губами и, взяв себя в руки, произнесла чуть более уверенно: — Медив.
[indent] Она снова слушает его и не перебивает, впитывая каждое слово, как губка. Ей нравится этот момент и то, как все сейчас происходит. Ловя себя на этой мысли девушка слегка улыбается. Это так приятно – осознавать, что у тебя есть покровитель, пусть ты и не просишь ни защиты, ни понимания. Он просто есть и… Она не могла оторваться от его взгляда, руки, к слову, как и в прошлый раз у них были соединены. Словно эта магия, наполнявшая Айлу приносила ощущения того же тепла самому чародею.
[indent] Он говорит, что готов поклясться, будто никогда не предаст и не пойдет против нее, никогда не причинит ей никакого вреда. И почему-то разум кричит, что верить первому встречному-поперечному, скрывающемуся за личиной выдуманной личности – несусветная глупость, а сердце, чёртово сердце маленькой пташки скребётся и плачет: даже самому плохому человеку нужно дать второй шанс. Возможно, это он.
[indent] — Я верю Вам, - Принцесса Айла с этими словами отнимает свободную от кулона ладошку из руки чародея (держала она его двумя руками, так она всегда делает) и, как и в прошлый раз прижимает к щеке. Только теперь свою ладошку к его щеке. Колючей, теплой. Айла чувствует, как магия струится под кожей у чародея и ничего не может с собой сделать. — Медив. — Она смакует это слово, его новое имя. То, которое действительно принадлежит ему, как чародею. Теперь перед ней не странный лавочник, а сильный и властный маг. Скорее всего он опасен, но от одной мысли об этом у принцессы замирает сердце и будто с усилием делает новый удар, причиняя приятную, тягучую боль. Кажется, это называется влюбленность. И сжимая в ладони кулон, только что подаренный им, Айла думает только о том, насколько сильное это чувство. Невозможно сильное. Как и ощущение того, что они знакомы будто из прошлой жизни. И там любили друг друга. По крайней мере она его – уж точно.
[indent] Проходит ещё несколько мгновений, прежде чем принцесса убирает руку от лица Медива. Ее немного колотит после пережитых эмоций и кажется, таких сильных эмоций она не испытывала ещё никогда. Внезапно даже для самой себя она ловким движением пальцев разжимает застёжку плаща на шее и тот падает на ковер из цветов под их ногами. После чего протягивает медальон Медиву и, другой рукой убирает распущенные волосы на одно плечо.
[indent] — Не могли бы Вы мне помочь?

+1

7

[indent] Разговор о придворном чародее заставляет Медива невольно продрогнуть, будто бы на улице сейчас резко похолодало, а огонь в его теле больше не согревал. Его относительно юный возраст не мешал Уилларду быть достаточно сильным чародеем и умелым политиком. К сожалению, у чародея не было возможности оценить по достоинству силы своего возможного противника. Помнится, его предшественник нанес Медиву не мало проблем и даже оставил несколько шрамов на память, но снова вступать в конфронтацию с придворными чародеями Медив, пока что, не собирался. И все же, он не мог обойти стороной эту тему.
[indent] - Я слышал много историй о его хитрости и коварстве. - Разумеется, истории эти исходили от учеников самого Медива, которые с удовольствием передавали тому информацию о возможных противниках. - Миледи просто не повезло оказаться при дворе в данный момент времени. - Внезапно Медив осекся, вспоминая, что нарушает обещание данное самому себе не лезть в политику, даже не взирая на то, что их с Айлой можно было назвать тайными друзьями, девушка может сказать что-нибудь лишнего по незнанию, и это могло выдать Медива с потрохами. - Будьте осторожней. - Резюмирует чародей, искренне переживая за принцессу. Да и ему самому нужно смотреть во все глаза, ведь если Уиллард почувствует заклинание, то сможет его снять. Конечно, это займет определенное время, и Медив успеет исчезнуть, но придворный чародей быстро поймет, что не просто так принцесса находится одна посреди леса, да еще и под волшебством... А потому Айлу было необходимо предупредить еще об одной вещи, уже касательно биографии самого Медива.
[indent] - Принцесса, послушайте, мое имя - я не просто так использую личины других людей, и не просто так скрываюсь от лишних глаз. Но мое имя не принято произносить в приличном обществе магов. Советую Вам не использовать его при посторонних, в особенности, в присутствии придворного чародея. - Тогда проблемы могут начаться у самой Айлы, которая и так ходила по тонкому льду, суда по тому наемнику, что пытался убить невинную девушку. Но тревога отходит в сторону, когда Айла накрывает руку чародея своей ладонью, снова напоминая о той невероятной химии, что происходила между ними несколько дней назад. Горечь появляется во рту Медива,  он поспешно отводит взгляд в сторону, стараясь не смотреть в ее глаза. Сейчас он окончательно убедился в том, что эта идея была плохой. Но обратного пути не было - нельзя просто так без вреда для них обоих забрать этот медальон. Любая магия требовала платы.
[indent] И все же, он снова смотрит ей в глаза и не может оторваться, когда принцесса кладет свою ладонь ему на щеку. Слишком личный жест, это не правильно... Эта мыль уже секунду билась в голове чародея, но он ничего не мог поделать с этим чувством. Что-то будто связывало их неразрывной нитью. Они оба совершают ошибку: Медив в том, что испытывает слабость, Айла - что доверилась незнакомцу. И оба когда-нибудь заплатят за это. Но непрегрешимых людей не бывает.
[indent] Девушка резко поворачивается, прерывая это наваждение, и просит о помощи. Чародей, не мешкаясь, ловко застегивает цепочку на ее тонкой шеи, предварительно встав ей за спину. Подавив желание снова прикоснуться к ее теплой и нежной кожи, он поднимает с земли дорогой плащ, снова прикрывая красивое платье и тело, что скрывалось под ним.
[indent] - Я безгранично рад, что Вы согласились, приняли мой дар. - Ее было необходимо предупредить о последствиях. - Но пока что это все, что я могу Вам дать. - Были и другие слова в его арсенале, например о том, что им следовало бы хоть ненадолго оставить это общение. Но почему-то чародей сам тянулся к ней, даже несмотря на столь страшные догадки, которые касались его прошлого. Сказывалось впечатление, что она будто бы понимала его, что речь шла не только о магических дарах. Чаще всего Медив предпочитал общество чародеек, чем людей, по естественным причинам. Люди более эмоциональны, Айла тому живое подтверждение. Но запретное притягивало еще больше. Образ принцессы несколько дней не выходил из головы Медива и, похоже, уже не скоро покинет его сознание. Ученики точно не одобрят такое поведение своего учителя. - Связь с таким чародеем, как я, может быть опасна. В том числе для Вашей жизни, принцесса. И все же, - Он не сдерживает и ласково проводит по виску принцессы тыльной стороной ладони, убирая за ухо прядь волос, что выбилась из аккуратно уложенной прически, чтобы было лучше видно ее лицо. - Мне также приятно видеть и разговаривать с Вами... - Он убирает руку и тонким указательным пальцем показывает на кольцо, которое теперь издавало легкое свечение. - Оно передает не только отрицательные эмоции. - Другими словами, сейчас принцесса была перед Медивом как на ладони, эта влюбленность, что она сейчас чувствовала, согревала и вгоняло в панику одновременно.

+1

8

[indent] Наверное, глупо было рассчитывать на свою собственную магию о которой так часто говорила Рехема. И пусть не было не так много, но Айла часто слышала о том, что в ее присутствие многие чародеи напрягаются не веря, что в такой как она – простой, обычной девушке, даже не в чародейке – чувствуется что-то этакое, запретное. Толи это был след чьей-то магии, толи это был ее собственный задаток, который почему не получил логичного продолжения в развитии. Айлу это, разумеется, не расстраивало ни коим образом. Она вообще не гналась за силой, имея понимание и о том, что сила это всегда ответственность. Сейчас, глядя на чародея она осознавала что некоторая сила требует сокрытия.
[indent] Может быть принцесса создавала о себе впечатление по-детски наивного подростка, но на самом деле она осознавала, что по объективным причинам чародей не стал бы скрываться за личностью другого человека, боясь выдать истинную суть. Она также понимала, что Медив предостерегает ее от чего-то очень страшного. От Уилларда? От Рехемы? От всего того, что могло навредить. И ей и ему. И все это из-за кулона, который теперь красуется у нее на шее. Хорошо, что дорожный плащ с соболиным воротом, который Медив накинул ей на плечи после того, как застегнул застёжку на цепочке, скрывал от любопытных глаз золотую красивую птичку. Пусть чародеи и почувствовали бы его магию, но им понадобиться время, чтобы понять где именно находится артефакт и как он выглядит. Одним словом, Айла не планировала отдавать эту вещицу по доброй воле, а что касается чародеев – не многие готовы схлестнуться с принцессой из-за… Побрякушки.
[indent] — Придворный чародей в Ригеле говорил мне, что каждая, даже самая малая магия имеет свою цену. – Айла слегка улыбнулась, притрагиваясь кончиками пальцев к сойке. — Какова цена этой?
[indent] Наверняка Медив не представлял, что кто-то вроде принцессы будет задавать ему такой вопрос. Поскольку она была не сведуща в этом аспекте настолько, чтобы вовсе не волноваться на этот счет, требовалось внести некоторую ясность. К тому же Айлу интересовало, каким образом она может скрыть то веяние магии, которое исходило от подарка. Могла ли вообще? Все эти вопросы она собиралась задать своему… другу, кажется, он был для нее другом. Пускай и немного поспешно было делать такие выводы. Знакомы они были довольно времени и в целом Меди аля Деимос зарекомендовал себя как человек-чародей, желающий исключительно добра. И все-таки Айла чувствовала в этой магии, что объединяла их души что-то странное, словно бы обжигающее ледяным дыханием смерти. Это пугало ее, и страх становился все сильнее и сильнее с каждым пережитым днем.
[indent] Эти чувства… Айла никогда не считала, что именно чувства как таковые – ущербны, больны, но человек, который их испытывает так или иначе подвержен угрозе. Тот, кто чем-то дорожит – уязвим, она уяснила это давно. На примере собственной семьи. Некогда любящие родители, прекрасная мать – образец для подражания, добрый отец-король, который воспитывал наследника-принца; и вот, в одночасье все рухнуло. Кто сделал королевской чете Де Монфор такой подарок в виде страницы из древнего писания о науке жизни и смерти уже не представлялось возможным узнать. Куда она исчезла – тоже. А рассудок матушки, ровно, как и жизнь отца уже было не вернуть. Король уже давно перестал пытаться вылечить королеву-мать, запертую в башне, и лишь только ее дочь, чувствительная к чужому горю и боли, Айла, изыскивала различные варианты. На почве этой проблемы она нашла общий язык с Рехемой, подолгу задерживаясь в покоях чародейки и изучая самые разные книги, которые, по сути своей не несли для нее, не наделенной в достаточной мере магическими способностями, никакой полезной информации. Печати она рисовать не умела, жесты рук, описанные в книгах – оставались для принцессы лишь жестами и не более.
[indent] — Быть может, — произносит Айла, на секунду прикрывая глаза и отдаваясь ощущениям, что наполняют тело всего лишь после одного прикосновения Медивом к ее лицу. — Нам не стоит видеться? Или, быть может, мне стоит скорее вернуться в Ригель? Вы, думаю, осведомлены откуда я родом.
[indent] Не то, чтобы она звала его с собой. Не то, чтобы предлагала, но говорить полу-намеками им, женщинам, никто не мог запретить. Это была чуть ли не привилегия, доступная девичьему разуму и развивавшаяся вместе со всеми остальными способностями.  [indent] Не только для достижения наилучшего контроля над собой, но и для контроля над другими людьми. Что может быть лучше, чем игривость, граничащая с кокетством и смущением. Право слово, многим приходилось годами учиться этому, но ей повезло – настолько естественным мало кто мог быть. «Играть» с мужчинами у Айлы получалось даже лучше, чем у многих высоких по титулу леди. И порой принцесса этого даже не осознавала.
[indent] — В таком случае, хочу предупредить и Вас, — Айла улыбнулась, когда Медив сделал акцент на том, что и он почувствовал ее трепетно бьющееся сердце и начинающие зарождаться чувства. Кажется, ему были известны правила «игры». — Такие... инциденты, какой Вы узрели на площади несколько дней назад, повторяются со мной с завидной регулярностью. И дело не в том, что я знакома с Вами или употребляю Ваше имя во время вознесения вечерних молитв Всематери вслух… Дело в том, что у меня есть собственные враги, довольно могущественные и они рано или поздно узнают о… нас… — Такая формулировка была выбрана принцессой при намеке на ее влюбленность, ведь чувства эти принадлежали лишь ей и она никому их не навязывала, все еще не понимая, чего конкретно желает чародей – выгоды? Денег? Власти? Все это она могла дать ему и без прикосновений к ее лицу. А чтобы понимать истинность его чувств и намерений девушке требовалось нечто большее, чем такие жесты. В любом случае, она должна была озвучить это. — И попытаются убить.

+1

9

[indent] Нужно отдать должное Рехеме - женщина явно не просто так занимала теплое место придворного чародея, раз рассказывала своей подопечной подобную информацию. Это объясняло, почему Айла знала столько о мире чародеев и их силе. Похвально, это даже вызвало добродушную улыбку на лице Медива.
[indent] - Ваш придворный чародей умен... - Медив не произносит имя своего кровного врага вслух, не хотелось привлекать лишнего внимания Айлы. Но врать насчет цены не собирался, к тому же, она не была так велика, как казалось на первый взгляд - Такие вещи делаются не один день, и забирают не так много сил, если равномерно распределить магическую силу чародея. К тому же, принцесса может знать, что есть такие вещи, как магический круг - правильно созданный, он позволяет чародею быстро восстановить потраченную энергию. - Раз уж они заговорили о магии, то почему бы не поддержать разговор?
[indent] Но в словах принцессы было что-то разумное. Он предупреждал ее, еще несколько дней назад, что им стоит минимизировать общение, неужели до нее сейчас реально дошла вся серьезность происходящего вокруг? Но Медив понимает, что после этой встречи они точно не смогут остановиться. Даже если чародей сможет держаться от нее на определенно расстоянии, то девушка явно будет искать очередные приключения, и, как следствие, встречи с новым другом. Но он не мог ей указывать - сказывалась нелюбовь Медива к политике.
[indent] - Принцесса должна сама решить, как ей поступить со своей жизнью. Уверен, у Вас имеется достаточно советников не из чародейского круга. - Разумеется, он имел в виду не только себя, но и Рехему. - Либо сами примите решение. - Неужели это правда, то, что он слышал в ее голосе? Айла звала едва знакомого чародея за собой? Медив никогда не думал о том, чтобы оказаться при королевском дворе, да что там говорить, даже это знакомство с принцессой казалось до безумия странным. Прежде он общался с королевскими особами, но никогда - таким образом, как сейчас. В академии их учили не только правильному поведению с людьми, но и самой политике, как устроены королевские семьи, и что в них обычно творится.
[indent] Конечно, это делалось ради более удобного и простого вхождения в эти высокородные семьи. Кто-то слушал эти лекции в пол уха, а кто-то даже делал заметки. Медив же лишь внимательно слушал. Он никогда не ставил перед собой цель оказаться при дворе в качестве придворного чародея, выполняя непонятные прихоти своего покровителя. Потому и высказался о желаниях Айлы столь нейтрально. Но все же он считал, что девушка должна была вернуться туда, где безопасно.
[indent] Однако, ее забота о Медиве кажется слишком милой, но своевременной. Их должны заметить, рано или поздно, не в характере принцессы сидеть в четырех стенах, она явно будет искать встречи с другом, чтобы получать ответы на свои странные вопросы. Медив не был бы против этих встреч, не подвергайся ее жизнь такому риску. Она чем-то походила на его "детей" - они тоже осыпали своего учителя многочисленными вопросами, искали защиту, а потом пытались защитить сами, благо, для этого у них был магический дар. У принцессы же была только власть и то, судя по происходящему как при дворе Антареса, так и при дворе Ригеля, все складывалось для девушки не лучшим образом. Будто изгой.
[indent] - Миледи слишком заботлива и великодушна. - Похвала с легкостью слетает с губ Медива, потому как это было правдой. - Но я не боюсь убийц, ни людских, ни чародейских. Знаете, завтра мои личные часы отсчитают уже восемьдесят четвертый год, и, поверьте мне, это число не сравнится с числом людей, чародеев и прочих, желающих убить меня. А судя по тому наемнику, я думаю, что Ваше Высочество лишь кому-то перешло дорогу, и не более того. Если Вам будет угодно, я могу попытаться вычислить заказчика того наемника, мне лишь нужен доступ... - Медив слегка замялся. Кажется, он сказал немного лишнего и выдаст себя. Разговорить покойника - непосильная задача, даже для чародея. Но Медив сумел добиться некоего результата, который хотел опробовать. - К телу. - Заканчивает все же Медив и ждет ответа своей собеседницы.

+1

10

[indent] Айла слушала чародея, одаривая его снисходительной улыбкой. Как обычно, как и всегда. В ее поведении мало что изменилось, и это было хорошо для нее же самой.  [indent]  [indent] Принцесса не любила чувствовать себя не в своей тарелке, потому осознавала, что комфортнее было бы объяснить Медиву, что вопросы о Ригеле она задала риторические. Разумеется, она не просила у него ответа, не просила советов. Она находилась при дворе короля Ричарда лишь потому, что выполняла свой долг перед королём и народом. Пускай королем был ее брат и у них не всегда совпадали взгляды на жизнь, но Айла считала его более умным и сведущим, как, впрочем, и многие королевские советники. Когда брат принял решение выслать ее, Айла почти не сопротивлялась – ехать в Антарес было не ее решением, но принять она его была обязана. Как и оставаться здесь столько я сколько будет угодно королю Ричарду V.
[indent] - Я не просила Вашего совета, - Она улыбается, поправляет плащ и меховой воротник одной рукой, ведь в другой у девушки венок из цветов и выглядит он уже так себе – эти цветы, похоже, не будут жить без почвы и родного климата, чего не скажешь о человеке. Человек – великий приспособленец, ему почти все равно, где и как жить, при каких обстоятельствах и почему был совершен переезд. Почти все равно, потому что человек всегда привыкает к новым условиям существования, чего не скажешь о чародеях. Им необходимо находить применение, а потому в Ригеле Медив быстро заскучает, ведь у неё дома придворный маг – Рехема; и она, кажется, совсем не будет рада такому соседству. – На всё воля Вашего Светлейшего правителя Ричарда, Вам это известно.
[indent] Его имя казалось кнутом, который подхлестывает врагов обнажать клинок. Только в их случае клинок и не понадобится вовсе, не смотря на сложение Медива и явное умение обращаться не только с магией, но и с мечом, он всё-таки выбирал более выгодные для себя варианты ведения боя. Так казалось принцессе, когда она думала о чародее. А думала она о нем очень часто, и пожалуй даже чаще, чем полагалось невесте благородного (или не очень) правителя. Аскерт был прекрасным городом, а Ричард – прекрасным королем, жаль, что у них с принцессой ничего не вышло. Айла действительно так думала. Но сегодня утром Валакар почему-то изъявил желание отправиться с принцессой и защищать ее лично, затем намекнул ей, будто слышал, что решение о разрыве помолвки уже принято и теперь лишь вопрос времени когда его должны были озвучить.
[indent] - Я не прошу Вашего ответа прямо сейчас, мастер чародей, - говорит принцесса, расплетая венок из белоснежных цветов, бросая их под ноги им обоим. Это выглядит как-то странно, но, пожалуй, так будет гораздо лучше, нежели если Айла бросит сам венок, не расплетая его. – Скорее всего очень скоро я вернусь домой. Вы можете отправиться со мной и моими людьми в Ригель. Там вас не будут преследовать, даю слово.
[indent] Довольно странный подарок на день рождения, но Айла думает, будто это уместно. Никак не отреагировать ей не позволяет ни воспитание, ни желания, но и чересчур проявлять энтузиазм она бы не хотела. Всё-таки, она принцесса, а не простолюдинка, которая могла бы броситься мужчине на шею и не заботилась о злых языках. Ее же удел обдумывать каждый свой шаг, прежде чем принять решение, иначе изменения наступят быстро и, увы, необратимо. Айла вряд-ли сможет исправить положение, если потеряет благосклонность своего народа. Пока что, она была словно воплощение Всематери – добрая, смелая, щедрая, веселая и красивая; именно такой ее представляли жрицы в храмах Ригеля.  [indent] Они без зазрения совести говорили, будто Её Высочество были похожа на божество. Никто ничего подобного не оспаривал.
[indent] - К сожалению, это всё, что я могу Вам дать. – Айла подаётся вперёд, чуть приподнимает капюшон на голове чародея и, цепляет за булавку на плаще переплетённые между собой три белых цветка, свежих, только что поднятых с земли около них, а затем мягко касается губами щеки чародея, едва заметно, быстро, но этого достаточно, чтобы он почувствовал. Айла часто так делала, когда прощалась, например, со своими фрейлинами. Также она прощалась с Валакаром, думая, что он не отправится за своей госпожой в Антарес. Так она отмечала близких людей… кроме короля.
[indent] - Не нужно, - говорит она, подразумевая расследование о причинах и следствиях нападения на торговой площади. – Мне известно, кто подослал ко мне убийцу. Поверьте, ничего нового Вы не узнаете.
[indent] Наконец отсутствие принцессы в лагере было замечено. Лес начали прочесывать, крича девушку по имени. Она держала в руках не до конца расплетенный венок, и подумала, что это было хорошим прикрытием для них обоих. Всё-таки в Антаресе уже многие привыкли к тому, что принцесса Айла немного не похожа на других и вполне могла занять себя поиском цветов вместе обещанной игры в прятки.
[indent] - Прошу меня простить. – С этими словами Айла зашагала в сторону силуэтов, мелькающих между деревьями и голосов, зовущих ее по имени. Напоследок девушка оглянулась, но чародея уже не было.

0


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [10.02.1121] Voices


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно