02/05 Новый выпуск новостей! 30/04 Обновлен дизайн!
Best post by wilhelm forz
Таулер это, Таулер то. «Я обсужу это с леди Таулер». «У леди Таулер встреча с принцем». «Леди Таулер поручено…» Вильгельма начинало подташнивать от одного упоминания новой придворной чародейки. Для него Аннабель была приветом из прошлого, которое он изо всех сил пытался забыть. А тут вот как. Старик про него вспомнил. Старик решил организовать ему «достойную отставку». Надо ли говорить, что подобное положение дел до возмутительного не устраивало Форца? Все мелкие и неважные поручения были переданы Таулер, а все важные и срочные Вильгельм, как и полагается человеку дальновидному, уже разрешил. Король почти отмахнулся от него, когда Вильгельм заговорил о небольшой поездке, и эта отмашка почти вывела его из себя, едва не продемонстрировав всю силу своей ненависти к монаршему идиоту. читать далее...
администрация:
AylaThijmenRekhema

SARGAS

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [25.03.1121] Welcome home, princess


[25.03.1121] Welcome home, princess

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Welcome home, princess
https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/41/401086.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/41/123440.gif
https://forumupload.ru/uploads/001a/ae/83/41/85813.gif
25.03.1121, достаточно теплый день для марта, середина дня, королевский дворец Ригеля.
Medivh || Ayla de Montfront || Rekhema
Юная леди Айла возвращается домой после долгой дороги и с плохими новостями. После аудиенции с королем ее ждет встреча с придворной чародейкой - Рехемой, подругой и наставницей. Но только в этой прекрасной паре появился третий - чародей-некромант Медив, который теперь занимает место советника принцессы. Теплая встреча обещает добавить немного огонька.

Отредактировано Medivh (09.06.2020 23:07:45)

0

2

[indent] Взгляните на неё – принцесса быстро шагала по коридору родного для нее Ригельского замка, где королем был ее брат. Взгляните на неё – щека у девушки пылала и цвела, словно роза в королевском саду. Взгляните на неё – хотелось крикнуть многим придворным дамам, которые попадались на пути Айлы в покои придворной чародейки. Они сбивались в кучи, будто бы были овцами, а вовсе не дамами и радостно блеяли о том, что король наградил свою сестру звонкой пощечиной за разрыв помолвки.  [indent] Будто бы это была её вина… Видят боги, Айла делала все, что было в ее руках для того, чтобы король Ричард хотя бы раз взглянул на нее по-настоящему, с интересом. Разделяла все его хобби и поддерживала даже самые безумные идеи. Отправилась с ним в поездку по Антареса, очевидно, задуманную для того, чтобы напугать и сломить бедную девочку. Однако она ту поездку перенесла с достоинством и даже умудрилась завоевать любовь среди подданных короля. Он ударил её за то, что она не оправдала его ожиданий. Снова. Так он сказал – снова не оправдала его ожиданий и вот она бежала сломя голову по лестнице, прямиком к покоям Рехемы и ее кабинету.
[indent] Рывком открывая дверь, Айла влетела внутрь ураганом своих же мыслей и событий, которые переполняли ее и изливались наружу. Обескураженная служанка не решалась войти в дверь, а потом и вовсе оказалась едва ли не носом впечатанная в неё. Ибо Айла таким рывком, каким открыла оную, таким и закрыла. Продолжая изливать в неопределенность свои гнев, смятение и ненависть.
[indent] – Он снова сделал это! – Она ураганом проносился от одного стола к другому, после чего лишь на секунду останавливается и быстрым шагом следует по обратной траектории движения. Строго говоря, она даже не знала в какой стороне стоит Рехема и стоит ли она в покоях. – Снова подвела! Подумать только!
[indent] Ещё один забег от стола к столу. Айла только вернулась из длительной поездки, а чародейка даже не встретила ее! А ведь они были так близки до ее отъезда и даже поддерживали переписку до… До тех пор, пока принцесса не встретила того купца. Конечно винить ее было нельзя. Девушка по своему обыкновению просто общалась со всеми вокруг, не пытаясь втереться ни в чье доверие, а просто была обыкновенно необыкновенной – это всегда у нее лучше всего получалось и, пожалуй, получается до сих пор. Многие даже удивляются, как же может в таком хрупком теле умещаться столько чувств и эмоций. Должно быть в прошлой жизни Айла была кувшином.
[indent] Наконец вечный двигатель замедляется, Айла оказывается посередине комнаты, и оглядывается, примечая для себя несколько новых диковин. Впрочем, для Рехемы это было не ново. О некоторых Айла читала в письмах, но о большинстве уже не успела, ведь письма принцессе в последнее время оставались безответными. Она их даже не читала, о чем, честно говоря, очень боялась признаться. Ей вообще предстояло признаться чародейке во многом и о многом поговорить, правда она не знала как.
[indent] Ее отец – король Луис, однажды сказал ей мудрую фразу: не знаешь с чего начать – начинай с начала.
[indent] И она начала.
[indent] – Эта комната почти не изменилась с того дня, как я отбыла в Антарес. – Это правда, Рехема наводила свой собственный уют, но избегала захламления. В покоях чародейки всегда было много света и воздуха, будто комната источала свежесть. – Кое-что случилось в Антаресе… – Она хотела рассказать чародейке историю о том, как она познакомилась с купцом по имени Деимос и почему не отвечала на письма доброго друга, которая, наверняка, сильно волновалась и тосковала… Хотела рассказать, как мать (она была в этом уверена) подослала за ней очередного наемника, и если бы не Деимос – быть беде. Собиралась и уже приоткрыла свои губки для этого, но слова не шли; девушке было будто бы стыдно за себя. Но за что? Она не знала.
[indent] Внезапно входная дверь открылась и на пороге появился он.
[indent] Деимос или, как он сказал тогда, его звали Медив. А может как-то ещё? Она не понимала, где правда, а где ложь. Но он спас ее и до сих пор делал все, чтобы уберечь от беды. Почему он отправился за ней, хотя говорил, что скрывается от надоевших ему королевских приказов? Почему скрывал свою сущность и даже имя, имя изменил, придумав новую личность. Она хотела спросить об этом у Рехемы не называя никаких имён, а уж тем более вести этот разговор без присутствия третьих лиц о ком составлен данный разговор. Медив, кажется, об этом не догадывался.
[indent] Айла инстинктивно схватилась ладонью за горящую после пощёчины брата щеку, скрывая ее от чародея вошедшего в комнату. Ситуация складывалась нелепая и Айле хотелось сейчас убежать, ведь она понимала по взгляду – эти двое знакомы. И их история интересна в той мере, в какой опасна, а девушка сомневалась – хочет ли она это знать.

+2

3

[indent] Благодаря многочисленным тренировкам, Медив достаточно легко запоминал многочисленные залы и коридора королевского замка, в котором ранее ни разу не бывал, несмотря на неоднократные приглашения Аглаи с Талией. Девушки явно скучали, но преданно выполняли свой долг перед учителем. Их встреча после долгой разлуки была пропитана теплотой, Медив действительно был рад увидеть этих жизнерадостных чародеек, которые несколько последних лет провели при двое Его Величества. В связи с отсутствием наставника, им приходилось самостоятельно совершенствовать магические силы, и Медив пообещал обеим девушкам, что обязательно возобновит совместные уроки, как только это будет возможно. Так же Аглая сообщила, что они сумели войти в доверие к одной из придворных дам, которая должна будет вскорости предоставить новых фрейлин, и сестры войдут в их число. Похвально, это позволит Медиву наблюдать за своей подопечной круглые сутки. С учетом ее подозрительных изменений в характере и поведении, это будет полезно для всех сторон.
[indent] - Вы славно поработали, дети мои. - Медив поочередно целует девушек в щеки, приободряя их, и покидая покои в поисках принцессы, которая должна была проводить аудиенцию со своим братом. И судя по тому, как амулет жег пальцы Медива, стоило тому только прикоснуться, аудиенция была закончена. От нее веяло злостью и обидой, а для такого мага как Медив найти столь эмоциональную принцессу было как раз плюнуть. Вот только мужчина, идя по следу принцессы вглубь замка, не обратил внимание на другой след, магический, но менее заметный, впрочем, эти следы Медив заметил еще по прибытию ко двору, и принадлежали они придворной чародейке. Во время их долгого путешествия в Ригель, Айла неоднократно рассказывала своему новому советнику не только об отношениях со своим братом, но и о обычаях в их семье. Но принцесса ни разу не обмолвилась, что в числе этих обычаев находится нанесение побоев.
[indent] И когда Медив, словно шторм, ворвался в покои, где находилась Айла, то последняя пыталась всячески прикрыть место удара - щеку, которая очевидно нещадно болела, суда по той гримасе, что появилась на лице девушки. Чародей и раньше видел насилие людей друг над другом, иногда это мелкие локальные войны, а порой обычные семейные конфликты. Поразительно, Медив искренне полагал, что правящее королевское семейство эта беда обошла стороной, но все оказалось куда проще... Странно, что придворный чародей не смог достучаться до короля, но Медив быстро вспомнил, кто при этом дворе представляет интересы чародеев.
[indent] А далее события начинали разворачиваться слишком стремительно, по крайне мере для человеческих глаз. Излишняя самоуверенность позволила чародею расслабиться. Он делает несколько шагов вперед, к Айле, и поднимает левую руку вверх, позволяя силе огня течь по кончикам пальцев, его губы медленно шевелились, произнося заклинание. В этот момент Медив и замечает Рехему. Давняя знакомая чародея стояла совсем близко и уже готовила свое заклинание, но далеко не целительное, а боевое и направленное напрямую на Медива. Конечно, Медив был рад видеть еще одного чародея в этом месте, но не настолько, а с учетом истории их отношений, заклинание, произносимое Рехемой скорей всего отправит Медива к праотцам.
[indent] Логичнее было бы атаковать ее первым, но это порушит и так хрупкие отношения между ним и Айлой. Хотя заклинание уже было готово, Медив сбивает его и готовит другое - защитное, которое требовало больших магических затрат и времени на подготовку. В последний раз эти двое устраивали бойню во время побега Медива из заключения в тюрьме чародеев, тогда чародею требовалась помощь, чтобы унести свои ноги в целости и сохранности от Рехемы, но сейчас Медив был полон сил. Но опять же, это могло сказаться на их отношениях с Айлой... Неужели придется умереть мученической смертью ради одной лишь симпатии к принцессе?
[indent] - Рехема... - Срывается с губ чародея имя женщины, будто бы предостережение. Может пострадать Айла, если Рехема промахнется, или защитное заклинание отбросит заклинание чародейки в сторону.

+2

4

Рехема была завалена делами по самую макушку. Эмоционально нестабильный король, чьи гормоны - или тараканы - в голове исполняли дикарские танцы, все больше выводил придворную чародейку из себя. И все чаще женщина удивлялась, как сильно могут отличаться друг от друга брат и сестра. Конечно, у Айлы тоже эмоций через край, но они какие-то светлые, невинные, лишенные эгоизма. У короля же было всё да наоборот. Будь они одним целым, то, вероятно, в мире появился удивительно сбалансированный человек.
Отъезд Айлы Рехема переживала достаточно тяжело, и, хотя она никому этого не показывала, не трудно было догадаться, что придворная чародейка думает о короле, об Антаресе, о ссылке молодой принцессы, будто она вещь, которую необходимо выгодно спихнуть. А думала женщина много, но ничего хорошего не придумала. Даже не смогла саму себя убедить. Безусловно, она не сомневалась в Айле, но вот другие доверия не вызывали. Честно говоря, они, кроме неприязни, вообще ничего не вызывали. Рехема уже почти позабыла то чувство глухой и тихой злобы, которая разрастается в глубине души, ищет прорыв, но не находит. Как, в принципе, некоторые письма для Айлы. Чародейка продолжала писать, говоря о чувстве тревоги за принцессу, о том, как ждет встречи после долгой разлуки. О том, что Рехема думает о короле, естественно, в письмах не упоминалось.
Чуть позже настал именно тот день, когда Айла вернулась домой. За несколько часов до её прибытия Рехеме под угрозой смерти было запрещено встречаться с принцессой до аудиенции с королём, чья нестабильность вызывала все больше и больше опасений. Правда, во всей этой ситуации правитель Ригеля не забывал о собственной безопасности. Несколько слуг, которые пробовали еду и напитки, чтобы исключить наличие яда, личная охрана, которая несла караул подле правителя дни и ночи напролёт. И король, зная осуждение его некоторых (почти всех) решений со стороны придворной чародейки, поклялся, что если с ним что-то случится, то Рехеме можно будет попрощаться с магией, дворцом, Айлой и, в принципе, с жизнью тоже. За свою магию и жизнь, а за чужой дворец уж тем более, чародейка не сильно волновалась. В конце концов, даже подумывала после подобной кончины стать нежитью и шугать всех в округе, чтоб волосы и зубы от страха выпадали. За принцессу Рехема переживала больше, и не могла себе позволить испортить жизнь девушке.
Сначала пришлось отложить книгу, когда Айла ворвалась в чужие покои, как в свои. Из этого следовало, что король дошёл до очередного рукоприкладства. Алая щека девушки только подтверждали догадки Рехемы. Чуть позже пришлось концентрироваться на быстро передвигающейся принцессе. Чародейка даже начала забывать, какого это. Будто где-то в Айле сокрыт источник чистой энергии, и если его правильно настроить, то девушка может проложить внушительное количество тропинок в каком-нибудь лесу. И внезапно девушка останавливается, видимо, решив, что стоит последовать мудрым мыслям короля Луиса.
- Ты же знаешь, что я не люблю беспорядок, - Рехема едва слышно вздохнула, ибо дело принимало совершенно дурной оборот.
Все усугубилось еще больше, когда в комнату ворвался человек, с которого чародейка с удовольствием содрала бы кожу и постаралась, чтобы этот чародей во время процесса был в сознании. Хоть Медив и старался применить лечебное заклинание, Рехему это не успокаивало ни капли. Во-первых, некромант стоял к принцессе слишком близко. Во-вторых... да какой там, придворной чародейки и первого пункта хватило, чтоб, не задумываясь, начать готовить боевое заклинание. За свою лабораторию и комнату женщина не переживала. А вот раскатанный тонким слоем по стенке преступник, который должен быть мертв, нравился Рехеме куда больше, чем этот же преступник живой, целый и невредимый.
С одной стороны, даже приятно было, что Медив помнит ее имя. А то мало ли кто его еще пытал. Или он список ведет, а потом ходит и мстит. Нежить его знает, что у него там в голове творится. Может, сама же Рехема стала катализатором дальнейщих изменений.
Да нет, бред какой-то.
- Отойди от принцессы, некромант, - заклинание чародейка не прервала, давая понять, что ни при каких обстоятельствах не даст уйти Медиву отсюда на своих двоих. По крайней мере, если этого не пожелает Айла.

+3

5

[indent] Она столько раз спрашивала себя, почему именно с ней происходят подобные вещи? Подобные разрыву помолвки, подобные бегству в чужую страну от королевского гнева, даже если королем был ее родной, на минуточку, брат. Айла не понимала, какими проступками в прошлой жизни могла заслужить настолько плохую ауру, которая притягивала абсолютно весь кошмар, который творился вокруг, именно к ней. А ведь она даже не могла постоять за себя, защититься. Не могла ничего – по сравнению с двумя чародеями, которые собрались устроить бойню в башне придворной чародейки из-за давних обид. Принцесса понимала, что ей необходимо уносить ноги, пока всепоглощающий магически огонь Медива и Рехемы не встретится, сливаясь воедино и не уничтожит все на своем пути. Но кто бы ни знал Айлу, понимали, что кто другой, например, ее брат, побежал бы прочь, крича на весь замок «Стража! Стража!», но не принцесса.
[indent] Сложно сказать, было это показатель степени ума, а может и слабоумия, или же избыток отваги, который так и некуда было реализовать даже за тот развеселый год, что девушка провела подле короля Ричарда. Год был непростой. И только с появлением Медива, после знакомства с ним принцесса выдохнула с облегчением – те редкие встречи, что связывали их и разговоры под приятное, сладкое вино расслабляли девушку и она чувствовала себя куда лучше, чем во дворце. В золотой клетке без возможности говорить и чувствовать то, что она на самом деле чувствует ее жизнь превратилась в невыносимую череду каких-то событий, сменяющих друг друга, словно цветной калейдоскоп. Но у Айлы он был в основном из черно-белого стекла.
[indent] Рехема ничуть не изменилась и этот факт успокаивает Айлу на несколько секунд. Она даже умудряется позабыть о жжении на щеке, впрочем, все равно она не жаловаться пришла к чародейке, а поговорить. Вполне возможно, король отнесся к тому что случилось между его сестрой и королем Ричардом V с такой антипатией еще и потому, что ко двору прибыл еще один чародей. И, разумеется, братцу мгновенно донесли все слухи и сплетни о Медиве. Впрочем, половину из них чародей вовсе не отрицал, а если задавать ему прямой вопрос, то и подтверждал. Нужно было отдать ему должное – при всей скрытности его натуры, прямых вопросов от нее он не избегал ни разу. А Рехема? Могла ли она ответить на вопросы относительно того случая, во время которого познакомилась с некромантом? Почему они не поладили?
[indent] Но вопросы как назло буквально застряли в ее горле подобно кости.
[indent] Все, что она может, это только наблюдать: Медив делает шаг к принцессе с поднятой чуть вверх рукой, он что-то беззвучно шепчет и жжение на той щеке, куда ударил ее брат, проходит, словно ничего и не было. Рехема же напрягается всем телом – это заметно; она становится в свою «боевую» насколько могла судить принцесса, стойку, из которой ей было сподручнее творить магию. Почему-то Айла не испугалась, она была разгневана и скорее всего, Медив сейчас это почувствовал. Слепая ярость на фоне беспомощности, в общем-то и заставили девушку встать между чародеями, выставив руки. Медиву она уперлась в грудь рукой, борясь с обуявшим желанием дотронуться до кожи. В последнее время то, что девушка чувствовала, когда они касались друг друга было похоже на настоящее безумие – хотелось снова и снова, больше касаться, изучать его, как человека, слушать истории из его жизни, опыт, которым он делился. Он был другим, словно пришел не из ее мира, но от того не становился для принцессы плохим. С первой их встречи и до сегодняшнего дня Айла не видела от него ничего плохого, а наоборот, лишь заботу, которой он окружал в самые трудные минуты ее существования. Лишь за это, как принцесса считала, она могла доверять ему. Пусть он и просил ее этого не делать.
[indent] К Рехеме была обращена ее вторая ладонь, и пускай Айла не касалась чародейки так, как касалась Медива, она знала, что не хочет никаких конфликтов здесь и сейчас. Она, наконец, вернулась домой. Она – дома. Рехема заменила ей сестру и мать, чей рассудок был явно потерян и уже довольно давно. Последнее, чего хотелось бы принцессе, это чтобы два близких ее сердцу человека, ну или если быть точным, чародея, уничтожили друг друга у нее на глазах. Поэтому принцесса Айла и встает между ними, поэтому отбрасывает страх и ужас. Поэтому она набирает в грудь воздуха и кричит, что есть сил:
[indent] — Хватит! — Девушка чуть сжимает ткань, скрывающую тело Медива от ее пальцев, — Не смейте ранить друг друга, пока я жива!
[indent]Кто она такая, чтобы приказывать двум настолько могущественным чародеям, что им делать? Что она может сделать им, как исполнить свою угрозу? Никак. Разве что, броситься с башни и уповать с того света на то, что им не окажется все равно. Но реальность такова – Медив будет странствовать, а Рехема служить королю. Все, кому станет хуже – лишь Айла де Монфор, вторая в королевской династии после своей прабабушки. Удивительно мудрой женщины, которая предпочитала казнить тех, кто угрожал ее сердцу и разуму. Айла же предпочитала становиться между плахой и гильотиной, рискуя собой. По крайней мере сейчас она точно знала, что голова останется при ней.

+2

6

[indent] Принцесса оказывается между двух огней вовремя и не вовремя одновременно, странной способностью она обладала - искать приключения на свою темную голову. И почему-то рядом с ней в такие моменты оказывался Медив. Почувствовав ее прикосновение, мужчина почувствовал, как стало биться ее сердце, то ли от волнения, то ли от столь неясной и пагубной привычки держаться рядом с ним. И Медив был в растерянности. С одной стороны он не мог ослушаться Айлу, ведь их договоренности носили определенный характер, и такое подчинение со стороны Медива было обязательным. Но с другой - практически в двух метрах от чародея, стоял его враг.
[indent] То, что Рехема была, есть и останется его врагом, было очевидно. Женщина даже не пыталась найти какой-то компромисс, она сразу высказала свои требования, которые поспешила подкрепить магией. Смотря на эту картину Медив впервые почувствовал себя в некой растерянности. Но тоже опускает руку и складывает их у себя на груди, спрятав ладони в широких рукавах мантии. На случай внезапного нападения защитное заклинание было готово, но Рехема точно не станет атаковать чародея, когда у нее прямо перед носом стоит бывшая подопечная.
[indent] - Боюсь я не могу этого сделать. - Его голос спокоен, даже слегка скучен. Айла только что лишила Медива прекрасной возможности отомстить. - Миледи Айла любезно пригласила меня ко двору в качестве ее личного советника. А потому, - Медив специально делает небольшой шаг назад, чтобы разорвать этот порочный контакт с принцессой. Незачем было Рехеме видеть, как девушка привязалась к своему советнику, и какие нездоровые отношения их связывали. - Я могу с тем же успехом попросить это сделать Вас. - Он слегка оскаливается, но затем переводит взгляд на принцессу, и слегка наклонил голову вперед. Мужчина по-прежнему испытывал некоторые проблемы с поклонами и выражением прочих почтительных движений перед высокородными особами. Может быть, при знакомстве с королем, он сподобится сделать полноценный поклон, но на этом лимит, выданный его совестью, закончится еще на ближайшие десять лет.
[indent] - Как будет угодно Вашему Высочеству. - Тихо говорит Медив, принимая ее правила игры. - Но не могу ручаться за самооборону, которую я буду вынужден применить, в случае опасности собственной жизни. - Сухо констатировал факт Медив, смотря только на свою подопечную, которая явно переживала как за сохранность жизни придворной чародейки, так и новообретенного советника. Да и Медив больше не собирался провоцировать Рехему на бой. Им явно придется терпеть друг друга в ближайшее время, как бы сильно Медиву не хотелось отомстить за те пытки, а Рехеме наоборот, продолжить их. Ведь его побег прямо из-под носа чародеев был настолько дерзким, что снова пострадали как невинные люди, так и чародеи, которые пытались задержать некроманта и его приспешников.
[indent] Будет весьма символично, когда Рехема поймет, что Айле известно об этом. Принцесса на полном серьезе пригласила на место самого близкого человека - некроманта-убийцу, который на удивление не просто смог гарантировать ее безопасность, но и скрашивал ее одиночество. Но провоцировать сейчас королевскую чародейку не хотелось по двумя причинам: во-первых, это попросила сама Айла, понимающая, что эти двое могут разнести замок, не оставив даже воспоминания о нем, а во-вторых, было в Медиве сейчас что-то от созидателя, который был готов пересмотреть прошлые отношения с Рехемой.

+2

7

От принцессы Ригеля придворная чародейка другого не ожидала. У Айлы была нездоровая тяга к попыткам мирно решить любой конфликт, и Рехеме очень не понравилось, как девушка без колебаний решила защищать некроманта. Поэтому женщина недобро смотрит на своего давнего врага, но в атаку всё же не идёт. И замок жаль, и принцессу ранить она себе не позволит. Пока некромант пытается вывести Рехему из себя окончательно фразой о том, что может как-то повлиять на нахождение чародейки во дворце, губы придворной растягиваются в улыбке. В хищной улыбке.
- Спешу Вас огорчить, но подчиняюсь я лишь действующему королю, - женщина легко наклоняет голову, будто в приветствии, - Но раз принцесса просит не причинять друг другу вред, я не могу поступить иначе.
То было скорее не подчинение, а та самая привязанность, которую Рехема ощущала к Айле. Какой-то инстинкт сохранить жизнь принцессе и защитить её от бед. Но теперь, когда рядом Медив, придворная чародейка всерьёз начала опасаться за жизнь и здоровье девушки. Быстро хорошими не становятся, особенно подобные ему. Воспоминания о пытках и побеге некроманта были все еще яркими, будто произошло все вчера, поэтому Рехема поджимает губы и скрещивает руки на груди.
- Я очень рада Вашему возвращению, принцесса, - вражда враждой, но Айла наверняка хотела что-то рассказать, - Если устали с дороги, могу предложить выпить чаю. Вам двоим.
Последняя фраза была сказана холодным тоном, и чай Рехема не хотела. Ей надо было выпить или что-нибудь сжечь, дабы выплеснуть гнев и ненависть, что бурлили где-то в области сердца. Надо было выдохнуть, послушать рассказ принцессы, она так складно составляла повествования всегда, что можно было сидеть рядом часами. Правда, само присутствие Медива не давало возможности для придворной чародейки немного расслабиться и убрать заклинания. Никто из двух чародеев дураком не был и явно предполагал нападение исподтишка. Тем более, некромант сейчас находился в личных покоях Рехемы, они, конечно, давно знакомы, но не настолько хорошо, чтобы женщина могла позволить Медиву находиться здесь, особенно, когда чародейка пытается уследить не только за ним, но и за Айлой.
- Или вина. - мрачно добавила Рехема, подумав, что если придется терпеть некроманта в замке, то стоит немного пригубить, а потом составить план.

+1

8

[indent] Если бы кто-то сказал ей, что она не сможет оторваться от… чародея, Айла бы покрутила пальцем у виска. Но то было тогда, а сейчас она именно такая. Стоит, прижав ладонь к груди некроманта, зная, что он такое. Но видя также, что слово держит и, как завороженная, смотрит в его глаза. Почему он притягивает? Это и есть колдовство? Злое ли, хорошее — это и есть чародейство? Действие тех самых чар то, что она чувствует? И, кажется, каждое прикосновение заставляет забыться и просто перестать улавливать даже время. Оно ускользает сквозь пальцы. И только речь Рехемы вернула с небес на землю, заставляя вникать в сказанное ею, а руку от чародея, чуть резче чем обычно, отнять.
[indent] — Благодарю, Рехема. — Айла тут же отвернулась от Медива и сделала несколько шагов к чародейке, для того, чтобы взять ее за руки и улыбнуться, глядя в глаза. — Я так скучала! Столько вещей… — принцесса повернула голову, коротко взглянув на Медива, а затем повернулась обратно к придворной чародейке Ригеля. — ...произошло со мной за это время…
[indent] Что нужно было рассказать наставнице и придворной чародейке? Что можно, а что нет? Были ли здесь уши, помимо тех, что принадлежали Медиву и, соответственно, тех кто мог донести королю о том, что было бы лишним упоминать прямо сейчас. Когда возможность попасть под горячую руку вновь становилась более осязаемой нежели пару месяцев назад? Айла уже и забыла каково это - говорить то, что она думает. Говорить так, как она считает, было бы правильно сделать. И просто говорить. Здесь, в Ригеле, на нее были направлены множества глаз. Куда большее их количество, нежели в Антаресе. В том была проблема, печаль и радость, все одновременно. Ведь мало кто мог похвастаться судьбой высокородной леди, а уж тем более - тем, что она принцесса. Не смотря ни на что этот статус наделял Айлу многими привилегиями, какие не сыщешь будучи простолюдинкой.
Например, вот такой беседой с придворной чародейкой.
[indent] Айла прошла вглубь кабинета и присела на один из стульев, которые обычно занимала - еще в далеком прошлом году, и позапрошлом, к слову, тоже, когда приходила вот так в кабинет чародейки чтобы получить совет или просто пообщаться.
[indent] Медив ждать не стал и покинул комнату, видимо, считая что при нем не получится никакого разговора, а ему необходимо было получить информацию о странице. Вероятно Рехема была не глупой женщиной, к тому же еще и чародейкой едва ли сравнимой с ним по силе, а может даже и сильнее - огонь всегда считался необузданной стихией.
[indent] Когда некромант оставил их одних в комнате, Айла, наконец, позволила себе прямой вопрос.
[indent] — Ну, что произошло за год, что меня не было? — Она намеренно переводит тему с Медива, предполагая, что дальше будет слушать нравоучения или, чего хуже, о том, какой некромант плохой. Но она знала это и без Рехемы а потому мысленно фыркнула. Зачем портить этот день? Он и без того был испорчен другими людьми.
[indent] И вновь тяжелый вздох, ведь брат - она на это очень надеялась, - должен был обрадоваться возвращению Айлы. Она так хотела, чтобы он хотя бы раз обрадовался ее приходу. И, если не обнял, то хотя бы проявил дружелюбие. 

+1

9

Где-то в подсознании Рехема понимала, что ее недовольство может омрачить возвращение Айлы домой. Уже без нравоучений от придворной чародейки день принцессы был испорчен поведением короля Ригеля, и поэтому, не усугубляя эту ситуацию с некромантом, женщина улыбнулась тепло и ласково, когда девушка взяла прикоснулась к рукам Рехемы.
- Надеюсь, ты про них расскажешь по возможности и желанию.
Она никогда не давила на принцессу, заставляя ее насильно раскрывать душу и рассказывать о том, что на сердце. Не все готовы делиться сокровенным, не все могут доверять собеседнику, и Рехема не осудить Айлу за ее выбор промолчать. Когда Медив покинул кабинет, чародейка немного напряглась. С одной стороны было бы спокойнее, если бы она видела некроманта и могла отслеживать его перемещение. Но и рассказать о том, что произошло с ней за год, который Алла провела в Антаресе, в его присутствии - показать свою слабость, которая будет использована против Рехемы. Пусть не сразу, но со временем, от этого будет лишь больнее.
- Помогла одному человеку, которому помогать все же не стоило, знай я раньше, в чем он виноват.
Она считала, что никто другой в отправке Айлы не был виновен. Безусловно, герцог Ронана действовал не один, но это ничуть не уменьшает его содействие в произошедшем.
- Ты знаешь герцога Элерта Соммерфельда?
Конечно Айла его знала. Пусть и не лично, но одна его сестра была фрейлиной принцессы и, как Рехеме казалось, близкой подругой. Чародейка злилась и довольно сильно. Может, чуть позже ярость утихнет, и женщина не будет пытаться превратить герцога в жабу или наколдовать ему надпись с неприличным словом прямо на лице. Хотя желание просто испепелить магией все, чем он владел, было куда сильнее, чем мысль разобраться в ситуации и выслушать его объяснения.
Будто он будет рассказывать о своих намерениях.
На момент их прощания было много недосказанности и злости, которую источала Рехема, едва сдерживающаяся от проклятья, что герцог никогда не найдет сына. Почему она по вине этого человека потеряла девушку, которую считала чуть ли не своей дочерью, а он найдет наследника и будет счастлив? Чародейку до тошноты доводила эта несправедливость. Но тем не менее Айла вернулась. И Рехема была очень рада видеть принцессу, которая устроилась в удобном кресле, будто этого расставания и не было.
- Но лучше расскажи, как в Антаресе. Что там интересного? Что необычного? Много ли различий с Ригелем?
Чародейка не была за пределами страны, в которой родилась, за исключением лишь Торвер Вельда, но разве там есть замки и балы? Нет. Поэтому Рехема, сев напротив принцессы, готова часами слушать ее рассказ о чужой стране, которую чародейка, возможно, никогда не увидит своими глазами.

+1

10

[indent] Айла смотрела на придворную чародейку с глубоким сочувствием во взгляде. Несколько долгих минут потребовалось принцессе для того, чтобы понять, как именно сообщить женщине о том, что известно Айле о поступках четы Соммерфельд. Пожалуй, решение, как и всегда плавало на поверхности: говорить прямо, максимально открыто, так, как оно было услышано Айлой в карете на пути в Антарес от Герды. Та была очень доброй и бесхитростной девочкой. К тому же беззаветно любящей своего старшего брата: Элерта она видела куда чаще, чем собственного отца, а потому даже будь рассказ фрейлины попыткой возвысить на тот момент графа Соммерфельда над остальными, Айла с удовольствием простила ей это. Ко всему прочему, всё это недоразумение действительно хорошо закончилось. Ричард, кажется, был счастлив заключив новый договор, а Айла с самого начала не чувствовала себя свободной и потому не могла быть счастлива. Счастлива она стала, когда их лошади пересекли границы Ригельского королевства. Счастье — оказаться дома, наконец; увидеть стены родного белого замка, пройтись по улочкам родного Гереса. Увидеть брата, - одно из этих счастий, как бы странно это не было, но он был частичкой дома, неотъемлемой частью семьи, единственным родственником. Живую до сих пор королеву никто из Монфоров и дворян (из тех, кто был в курсе, разумеется) никто не вспоминал.
[indent] — Не говори так, — Айла сжимает пальцы чародейки так сильно, будто это сможет показать Рехеме, что принцесса вовсе не держит зла ни на кого из участников этой истории. Она, разве что, хотела бы разыскать Роберта, павшего жертвой герцогской ошибки и королевской… милости. Впрочем для юного рыцаря всё действительно довольно неплохо закончилось, учитывая то, что ему пророчили прогулку до эшафота. — Я уверена, что никто из этих людей не желал зла ни мне, ни Ригелю. А то, что герцог Валакар как мог откладывал неизбежное…
[indent] Айла отпустила руки чародейки и подошла к окну, глядя из него вдаль. Ригельские просторы навсегда завладели её сердцем, но перспектива отвергнутой принцессы её не радовала. Теперь это значило, что у нее нет поддержки. Любой герцог мог попросить руки Айлы у её брата, а тот врядли станет интересоваться тем, что же на сердце у принцессы. К тому же, сам ответ заложен в этом слове - принцесса. Принцесса должна быть рядом с королём. Король её отверг, а значит союз будет заключен с кем-то из великих герцогов и Айла очень боялась этого дня, когда ей придется стать “ключом” к такому союзу. Ей не хотелось становиться женой ни Элерту, ни Теймену, ни тем более Алому Герцогу…
[indent] — Моя жизнь мне не принадлежит и я никогда не обрету счастье, тебе это известно. — Айла вздыхает, наконец отворачиваясь от окна и подходя к чародейке. — А вот у тебя есть все шансы его обрести. Потому прошу, прошу тебя, Рехема, не сожалей о содеянном. Тем более не сожалей, если помогала в добром деле и от чистого сердца. Я хочу, чтобы мои подданные были счастливы, а не посыпали голову пеплом, едва у них появляется такая возможность, особенно из-за моей судьбы. Короли и королевы никогда не будут принадлежать сами себе. Их жизнь всегда будет принадлежать народу, королевству, кому-то другому… И лишь свобода выбора, подобная той, которой обладаешь ты, делает тебя счастливым человеком.
[indent] Айла спешно переводит тему, и Рехема, кажется, тоже это чувствует. Некоторая болезненность, с которой принцесса Ригеля озвучивает свои мысли на тему своего будущего замужества.
[indent] — В Антаресе… Все носят пышные платья и юбки с кольцами, надо ли говорить, что мои наряды казались им слегка… бедноватыми? — Принцесса вспоминает, как придворные дамы шептались за ее спиной несколько дней, но позже привыкли к различиям моды двух королевств. Жаль, что они не знают, что только принцесса в Ригеле наделена таким чудесным преимуществом одеваться так, как велит ей ее творческих направлений разум. — Ричард был очарован мной, так говорили… Но после пары дней, кажется, его интерес угас и в том, кажется, была моя вина. Мы отправились в путешествие по Антаресу, я посмотрела на людей, на их быт. В целом люди, как люди: везде одни и те же беды. Голод, нищета, твари из мертвых земель. Коих и у нас полным полно. Я слышала, что в Рагне в очередной раз дотла сожгли две деревушки? Мне сказали, что ты была там лично? Куда ушли жители? И знает ли король?
[indent] Гересу беды местных герцогов были знакомы как никому другому. Границы королевского домена граничили с мертвыми землями на протяжении всей линии горного хребта, но это никогда не мешало войскам Раймона приходить на помощь тем, кто в этом нуждался.
[indent] — И может быть… Ты знаешь, куда сослали Роберта? Роберта из Несса… — Аккуратно поинтересовалась принцесса, боясь коснуться некоей запретной темы. — Его собирались отправить в гарнизоны войск великого герцога Соммерфельда.

0

11

Фраза Айлы про счастье и возможность его испытать болью укололо придворную чародейку. Да, она могла сделать все, что было угодно душе: оставить свой пост, покинуть Ригель, отправиться в путешествие, но хотелось ли этого? Вместо всех возможностей, которые были доступны выпускнице Торвер Вельда, она выбрала заботу о принцессе, попытки воззвать к благоразумию короля. Практики в магии стало намного меньше, нежели это было ранее. Приходилось жертвовать часами сна, чтобы не потерять сноровку. Маг, который разучился колдовать, ничем не отличается от обычного человека, который прочитал научные работы по волшебству.
- Я была бы счастлива, будь у меня возможность превратить кое-кого в жабу. В профилактических целях, конечно же, - ворчать придворная чародейка умела и никогда не отказывала себе в удовольствии этим заняться, - А пышные юбки в дверях не застревали?
В нарядах Рехема, конечно, ценила больше комфорт, но жизнь во дворце все же накладывала свой отпечаток. Приходилось тщательно выбирать платья, чтобы не дать другим повода шептаться за спиной.
- Была, зрелище ужасное. Многие погибли, а те, кому повезло остаться в живых, долго будут приходить в себя, но бояться не перестанут в ближайшие годы. Часть собиралась уйти в большие города, чтобы стены защищали, кто-то ушел в другие деревни, потому что ничего, кроме выращивания овощей и разведения скота, не умеет. Король в курсе, даже предложил помощь. Правда, я написала письмо одному знакомому ведьмаку, чтобы он проверил все.
Письмо то писалось на колене и было отправлено заколдованным вороном, любимым средством связи Рехемы. Всегда знаешь, что послание найдет адресата. Чародейка бы осталась на месте пепелища, но тогда у нее были совершенно другие заботы. Да и местные жители не особо были рады видеть мага. В маленьких деревнях многие придерживались мнения, что именно такие, как Рехема, виноваты во всех бедах на Саргасе будь то бешенство, обычная простуда или нападение монстров Мертвых Земель. Различные твари все же не профиль придворной чародейки, поэтому лучше оставить дело профессионалам.
- На сколько я знаю, герцог Эссена хотела забрать к себе Роберта. Но не могу пока тебе предоставить достоверную информацию, лишь слухи.
Принцессе этот вопрос дался нелегко, и Рехема это прекрасно понимала. И понимала чувства Айлы. Чародейке было девятнадцать лет, поэтому, в отличие от мужчин, которые тряслись над репутацией женщин в своей семье, более спокойно реагировала на все сплетни, которыми обрастали слухи. Пусть принцесса и эмоциональная, но головой думать умеет и прекрасно знает последствия того или иного поступка. А если есть какие-то вопросы, то Рехема всегда готова с ней поговорить. И Айла это знает.
- У герцога Ронана сейчас другая головная боль, ему не до рыцаря Роз, поэтому не станет сильно вредничать.
Чародейка теперь знала все. И не могла спокойно реагировать на проступок Элерта, хотя прекрасно понимала, что с высоты его колокольни, как мужчина, он переживал за честь принцессы. За эту самую честь, как казалось Рехеме, волновались все, кому не лень, а кому лень, тех заставляли волноваться, иначе голову с плеч, петля или ссылка в какие-нибудь места, где холодно, темно, сыро и всякие нехорошая жить и нежить. Рехеме хотелось как-то приободрить Айлу, показать, что после всех ударов судьбы, все же наступает солнечный день.

0


Вы здесь » SARGAS » Архив эпизодов » [25.03.1121] Welcome home, princess


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно